(navigation image)
Home American Libraries | Canadian Libraries | Universal Library | Community Texts | Project Gutenberg | Children's Library | Biodiversity Heritage Library | Additional Collections
Search: Advanced Search
Anonymous User (login or join us)
Upload
See other formats

Full text of "Voennaia byl. Le passé militaire [serial]"

А, (1с I1Ь^ЬNНА^8ЕN 
24 ше (1е5 ]аг(11П5 
92600 А5Ы1ЕКЕ5 



4 



0|д|112ес1 Ьу ^Ие 1п1егпе1 Агс111Уе 

1П 2010 VV^^I^ 1ипс1|пд 1гот 

ип|уегз11у о1 МоШп СагоНпа а! СИаре! НИ 



I^^^р://VVVVVV.а^сI^^Vе.о^д/сIе^а^I8/Vоеппа^аЬуIIера541608800 



№ 41 

МАРТ 1960 Г. 

год ИЗДАНИЯ 9-й 




ЬЕ РА55Е М111ТАтЕ 




ИЗДАНИЕ 

ОБЩЕ-КАДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ 

ПАРИЖ 



СОДЕРЖАНИЕ: 

Стр. 

Заработавший 100 Георгиевских кресюн — Г. Танутров (Жук). 1 

Дело о панцырях - - М. Бер 4 

Мз боевой жизни 40 пехот. Колываиского полка — К 8 

Три рапорта — В. Е. Милоданович 10 

31 декабря 1914 г. — Б. Бассен-Шпиллер 12 

Немного о Смольном — извлек Владимир фон-Рихтер 13 

Посещение Императоро.м Александром III Первого Кадетского 

Корпуса в 1892 г. — И. Исаков 15 

Отрывок из воспоминаний юнкера-.\лексеевца — В. Федуленко. 17 

Неожиданная встреча — А. К. 18 

Корпусной лазарет — В. Каменский 20 

Фосфор (из воспо.\тнаний Владикавказца) — Д. К 22 

Указатель к № № 1-30 «Военной Были» (продолжение) — 

Л. Янковский 24 



ПОДПИСНАЯ ЦЕНА НА 1960 ГОД — ШЕСТЬ НОМЕРОВ: во Франции и Северной Африке — 15 
нов. фр. с пересылкой; в Германии — 12 марок; в Англии и Австралии — 25 шил.; в странах заоке- 
анских- 4 дол. 50 ц. ОТДЕЛЬНЫЕ НОМЕРА: во Фращии и Северной Африке — 2 нов. фр. 50 сант., в Гер- 
мании — 2 м., в Англии и Австралии — 5 шил., в странах заокеанских — 80 ам. цент. 

Всю переписку и денежные переводы по ИЗДАТЕЛЬСТВУ, направлять по адресу РЕДАКЦИИ: 
1,1. пи- С/шЫоп-ЬадасНе, Рапа {10'). Тс1.: МШ 72-55. 

Для Франции и Северной Африки можно переводить на Почтовый Счет: С. Р. 2881-89 Рапе, 
Л. Ип1111\<1. 



ВОЕННАЯ БЫЛЬ 

ИЗДАНИЕ ОБЩЕ-КАДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ИОД РЕДАКЦИЕЙ А. А. ГЕРИНГА. 
Адрес Редакции и Конторы — 61. вге снакпох-ьаоасне ракгз (16'). апк. 73 55 



9-й год издания 



№ 41 МАРТ 1960 Г. 



В1те5(г1е1. 



Рйх — 2,50 К.Р. 



Заработавший 100 Георгиевских крестов 




с переходом Грузии под покро- 
иптельство России, и даже рань- 
ше, рыцарски настроенное гру- 
зинское дворянство широкой вол- 
ной вливается в Русскую, особен- 
но Кавказскую, армию и вписы- 
вает золотые ■ст1)ашщы в бое- 
вую летопись подков. 

Вея долгая история Грузии, на- 
считывающей 3.000 лет своего суш,е:стоБаипя, по.тна 
примеров геройской зага;пты этой страны (древней 
Иберии на востоке п Колхиды на западе) от всевоз- 
можных завоевателями, обращавших на не« свое ору- 
жие, при выходе на мировую арену. 

Постоянная готовность выступить на защиту Ро- 
дины, походы против зачастую сильнейшего против- 
ника выработали из грузинских дворяи тип средне- 
векового рыцаря. Походы сменялись пирами, а об- 
ширные дворы в родовых поместьях становились аре- 
ной состязаний в скачке, джигитовке, стрельбе п дру- 
гих видах спорта. На этп пиры съезжались поые- 
Ш31КП со своими семьями и прислугой, обыкновенно 
к концу сбора винограда. 

После присоединения Грузии к России, сближе- 
нии русского общества с грузинским многим обяза- 
но блестящему представотелю грузинской аристокра- 
тии князю Александру Герсевановнчу Чавчавадзе, 
сыну тцзвесшого полномочного представителя царя 
Ираклия П при Русском правительстве. 

Воспитанник Пажеского корпуса, он получил пре- 
к])асное образ;.вапне служил в русской гвардии, был 
участником наполеоновских войн, командовал на 
Кавказе Нижегородцами и, в чине генерала, руково- 
дил многими воеиными оиерациямп. Грузия почитала 
его не только как представителя знатного рода, как 
доблестного воина, но и как великого поэта, не имев- 
шего соперников в родной литературе. В его госте- 
приимном доме, в Пина далах ( Кахетия). всегда мож- 
но было видеть толпу веселых гостей — грузин и 
русских. 

Никакие политические бури, никакие разорения 
с'п^апы разными завоевателями неизменпли доброго 
и несмелого характера грузина. Он ргел наслаждать- 
ся жизнью без лишних затеи: лоскут зеленого лужка, 



кран голуоого пеба, кусочек сыра и пучек тархуна 
(эстрагона), да стакан натурального кахетинского — 
БОТ все, что нужно сыну Иверии. Поэтическая песнь 
сазандара, веселый смех, хлопанье ладош и хорошая 
лезгинка — дополняли картину. 

Военная слу;к'ба почиталась почетной. В кавказ- 
ских войсках грузин любили, как хороших товари- 
щей, простых в обращении и обладавших блестящют 
ооевыми качествами. 

Пстории полков пестрят фамилиями Багратионов, 
Эристовых, Орбелианп, Чавчавадзе, Андрониковых, 
Амилахвари, Казбеков и др. 

Перелистывая историю ^ ^пжегородскиx драгун и 
дойдя 1110111)' до ее половины, я уже насчитал одних 
только князей Чавчавадзе 16, так плп иначе отли- 
чившихся, причем в числе подвигов много случаев 
спасения какого-нибудь солдата с риском для жизни. 

Вот песколько картин: 

Бой под Елпзаветполем в 1826 году. "Унтер-офи- 
цер Жилин схватил неприятельское знамя. Пуля по- 
разила его наповал. Си упал вместе со знамеяем. Над 
знаменем кровавая схватка. Здесь ранены штыком 
штабс-капптан Шапшиев, прапорщик князь Язон 
Чавчавадзе и поручик Зарембскип (две штыковых и 
одна сабельная). Персияне и:!дхвагывают знамя, но 
прапорщик БороБПтиноБ, вольноопределяющиеся бра- 
тья Долпнские и рядовой из разжалованных Грачев 
пробиваются до него вторично, п знамя, среди об- 
щей сумятицы, опять достается драгунам. Б том же 
бою убит брат князя Язона, юнкер Дмитрий Чавча- 
ьадзе". 

Бои под Джевап-Булахом в 1827 году. В чпсле 
награжденных прапорщик Язон Чавчавадзе, нижний 
чин князь Спиридон Чавчавадзе 2-й, вольноопреде- 
ляющийся князь Роман Чавчавадзе 3-й. 

Бой у Ахалцыха в 1828 году. Прапорщик князь 
Спиридон Чавчавадзе вырывает из рук курдов дра- 
гуна, раненного пиками. Под Романом Чавчавадзе 
убита лошадь и он дерется пеший один среди тол- 
пы врагов. 

Бпгва па Саганлугских горах в 1829 году. "Ун- 
тер-офицер Капкин опередил всех на своей быстрой 
лошади и один врывается в ряды непрпятеля. Его 
окрулшлн турки. К нему на помощь бросился кпязь 



Язон Чавчакадзо. Он был, по ооыкиоиспию, с и.атью 
и руках, по тут ему пришлось обпалсить и спою ро- 
довую шашку. 01резаиный от искадропа, отважлый 
инязь пошел напролом п вместе с Капкиным выбился 
из толпы неприятеля. 

В глубине Анатолии, в 1829 году, описывается 
подвиг князя Зураба Чавчавадзе в бою с лазами. (В 
этом бою лазы, не лселая сдаваться в плен, выхваты- 
вали кннлсалы и резали друг друга). 

Бейбурт, 1829 год. "Конные массы противника 
остановились и, в безмолвном созерцании, как-бы 
измеряли силы друг друга. Но вот, турецкий офицер, 
отделившись от цепи фланкеров, подскакал в упор 
к драгунскому фронту и выстрелил из пистолета. 
Князь Язон Чавчавадзе, стоявший перед 1-м взводом 
1-го эскадрона, немедленно кинулся на него с подня- 
той плетью. Офицер стал уходить, князь Чавчавадзе 
насел на пего вплотную. Видя, что оба они подскаки- 
вают к турецким лпипям и что князь Чавчавадзе не 
остановится, весь 1-й взвод, без приказания, ринул- 
ся за своим командиром, за взводом пустился 1-й эс- 
кадрон, а через мгновенье все О эскадронов бешено 
неслись на турецкие окопы. Конница, стоявшая не- 
ред нами, была смята и драгуны мчались пря.мо па 
шанцы. Меаду тем, кпязь Чавчавадзе и его против- 
ник доскакали до линии батарей и редутов. Турецкий 
офицер вскочил в укрепление. Чавчавадзе приоста- 
новился только на 'МИГ, дал шпоры, и белый кабар- 
динский конь, отделившись от земли и распластав- 
шись в воздухе, как шица, перелетел окоп и скрылся 
за бруствером. Чавчавадзе очутился один среди ты- 
сячи турок. Турки еш,е ие пришли в себя от изумле- 
ния при виде нсчик'пдаиного гостя, как принеслись п 
драгуны. Еще мгногзенпе п 1-й дивизион уже сидел 
на пушках, влево от него 2-н дизизисн оилватил дру- 
гую батарею, а 3-й дивизион пронесся через весь 
укрепленный лагерь и вырвал его из рук неприятеля 
вместе с двумя редутами. Таким образом, ]; течение 
десяти минут вся линия городских укреплений, с ре- 
дутами и батарежш, пали иод ударами шести эскад- 
ронов. 

Главнокомандующий Паскевич видел с иысокого 
.\олма эту атаку. Он казался смущеным. 

"Куда, зачем они скачут?, — он опасался, что 
вот-вот они иопадут под картечный оппь с укрепле- 
ний, но ему и в голову не приходило, что они скакали 
на эти укрепления. 

По взятии города, командир полка князь Андро- 
пикок пустился преследовать турок, приказав князю 
Лзону Чавчавадзе собрать рассыпавшихся г, городе 
драгун и присоединиться к полку. 

В это время, в город вступала гренадерская бри- 
гада. Командир бригады генерал Муравьев, встретив 
князя Чавчавадзе, приказал ему остаться при пехо- 
те. Чавчавадзе доложил, что имеет категорическое 
приказание своего нешсредственного начальника 
спеш}ггь к полку, который нуждается в помопщ. Му- 
равьев, ие отличавшийся мягкостью в выражениях, 
принялся распекать Чавчавадзе и грозить ему паль- 



цем. Князь осадил коня и, молча, положил руку на 
1пашку. Это движение заставило Муравьева опомнить- 
ся, но он тут-же на кличке бумаги сообщил Паскевп- 
чу о происшедшем. 

На другой день после бол, Паскевич встал рапо 
и, в сопровождении адъютанта, отправился на бивак 
Нижегородцев. Он обходил эскадроны и горячо бла- 
годарил за вчерашнюю атаку. 

"Такой атаки", — говорил он, "я не видел в те- 
чение своей военной службы. Покажите того офице- 
ра, который па белом коне первый вскочил в укреп- 
ление". 

Ему представили князя Язона Чавчавадзе. Узна)!, 
что именно на него жаловался Муравьев, Паскевич 
иихмурился. 

"Молодой человек", — сказал он князю, — "зпа^ 
ете-ли вы, что подвергались расстрелу за ваш не- 
уместный жест перед генералом? Вы заслужили 100 
Георгиевских крестов и не получите пи одного?" 

Князь Язон не был-бы Чавчавадзе, если-бы не за- 
'•аботал его впоследствии. 

В 1853 году мы его улсе видим командиром Ни- 
жегородцев, ведущим полк с берегов Сулака на Се- 
верном Кавказе в действующую в Закавказье армию 
ирогав турок. 

В хвосте колонны, ехали в коляске два офицера, 
еще не оправишиеся от тяж'ельгх раненпй. Оба эти 
офицера, князь Иван Гивич Амплахвари и клязь За- 
харий Гульбатовнч Чавчазшдзе, впоследствии были 
известными всему Кавказу боевыми генералами. 

Вот краткое списание обстоятельстп их ранения: 

"30 января 1853 года жпзль в Чир-Юрте, стоян- 
ке Нижегородцев на Сулаке, протекала обычным по- 
рядком. Офицеры провели вечер у одного из коман- 
диров эскадрона, у которого, по' случаю его имении, 
составились даже танцы. Перед рассветом офицеры 
разошлись но домам. Но едва начался день, как при- 
скакал мирный татарин с известием, что горцы от- 
били весь султан-юртовский скот и гонят его в горы. 
Но'чти в то-же время, со стороны сторожевой башни, 
расположенной у предгорий Ауха, послышались сиг- 
нальные пушечные выстрелы. Там, стало быть, уви- 
дели неприятеля. В полку забили тревогу. 1-й и 7-и 
эскадроны поскакал и к Сулаку с надшрением про- 
браться вброд, чтобы не дать горцам скрыться в уще- 
льях, а 3-й и 8-й эскадроны пошли в обход черев 
плашкоутный мост. 

Сулак был в разливе. 7-й эскадрон не пипал на 
брод, принял несколько вправо и очутился в страш- 
и(Тм водовороте. ]5ыст1)ота течения сбила и закрул;и- 
ла, его почти моментально. Две лошади перевернулпсь 
на спину и утонули. 2 всадника оказались в воде и 
с трудом были спасены товарищами. Один унтер-офи- 
цер и рядовой пошли ко дну, так-же, как и четыре 
лошади. 

Командир 7-го эскадрона князь Захарий Чавча- 
вадзе, поручик князь Алилахвари и человек 20-30 
драгун первыми выбрались на берег. Остальные былп 
еще далеко, почти на самой середине реки. Ждать 



- 2 — 



их было некогда. "Пореправдяйся живей, не отста- 
вай! — крикнул с берега гГавчавадзе и выскочил на 
гору. Утро было туманное, но, проскакав несколько 
шагот!, драгуны увидели стадо и прикрытие из горцев, 
человек в 300-4(Х) всадников. 

Пололсение бы-ю трудное. К счастью, горцы, 
вместо того, чтобы прямо кинуться в шашки, 
встретили нас залпом с коней и в тот-же мо- 
мент были атакованы драгунами. Их предводитель 
Каи1>бек думал, что драгуны повернп- назад. Но 
драгуны так-же смело и беззаветно бросилась в бой, 
как кинулись в Сулак. Началась ужасная рубка. В 
одпу минуту, князь Чавчакадзе был окружен и над 
ого головой сверкали десятки шашек. Одни из гор- 
цев, обладавший, как видно, бопгшрской силой, па- 
нег ему удар по левому плечу, кованный капалернй- 
ский яполет разлетелся пополам, по лезвие шашки, 
задержанное металлом, только рассекло плечо. Эполе- 
ты князь пе успел снять , вертгувшись с бала, и это 
его спасло. Но вот еще удар шашки и князь выпус- 
кает поводья: левая рука его разрублена выше л^дг- 
тя до самой кисти и почти в тот-исе момент писто- 
летная пуля глубоко впивается ему в шею. Богатырь 
ВИД01Г п духом, он еш;е держится в седле, отбиваясь 
и сам нанося удары, как вдруг шашка выскользнула 
из его онемевшей руки и, звеня, отлетела в сторопу. 
Он получил четвертую рану и самую опасную: горец 
разрубил ему правую кисть и так глубоко, что пе- 
ререзал все сухожилия. Драгуны обступили киязя 
тесной кучкой. Но что они могли сделать, когда на 
каждого из них приходилось по 10-12 противников? 
Рядовой Мазурин убит пановал, вахмистр Головчен- 
ко и трое драгун переранены. 

Пока происходила здесь эта кровавая сцена, в 
другом месте бой кипел еще ожесточеннее. Там, впе- 
реди других, врезался в ряды неприятеля юнкер 
князь Реваз Амилахвари. Пуля разбила ему ногу. 
Это увидел другой Амилахвари (князь Иван Гивич) 
и бросился к нему на помопц., пробившись сквозь 
толпу неприятеля. Он его действительно выручил, но 
тут-же сам. весь залнгый кровью, беспомощно упал 
на гриву своей лошади. Какой-то горец в унор вы- 
стре.тил в него пз пистолета. Пуля пппала в верхнюю 
часть шеи. около левого уха. и остановилась около 
правого, повредив и шейные мышцы, и височную 
кость. Рана была тяжелая и, как полагали, смертель- 
пал. Драгуны окружили своего офицера, но из них 
многие уже были ранены. Быть может, и все они сло- 
жили бы здесь свои головы, если бы им, наконец, не 
дали помощи. Но только была-ли это настоящая по- 
мощь? Поодиночке, по два и по три человека выска- 
кивали драгуны из Сулака на берег и, очертя голо- 
ву, неслись пртю туда, где бились товарищи. Оди- 
ночные люди, как попало бросавшпеся в сечу, конеч- 
но, не изменяли общего положения дела, но они все- 
же уге.1пчпвалп число бойцов, а это угнетающе дей- 
ствовало на горцев. Но вот, наконец, скачут п послед- 
ние остатки 7-го эскадрона с майором Баркове ким. Ле- 
шал1. под ним убита. Он пересаживается па другую и. 



с обычным хладнокровием, принимает команду над 
всеми. Бой, уже угасавший, возобновляется с новой 
силой. 

По поводу этого боя, историк генерал Потто пи- 
п[ет: "Дело эт(>, конечно, не пмело исторического зна- 
чения в общем ходе военных событий, но оно имеет 
обпрй высокий Н1ггерес, потому что едва-ли военная 
история может представить другое подобное дело, в 
котором принцип товарищества и взаимной выручки, 
этих, быть может, двух основных элементов каждой 
победы, выразплсл-бы нагляднее п ощутительнее, 
чем в деле 81-го августа". 

Раненые офвперьт лечились в Чир-Юрте. Русские 
доктора не подавали, одпако, никакой надежды на их 
пыздоровление. "Чавчавадзе", — сказал один пз нпх, 
пде поправится, но но будет владетг, рукой". Ами- 
лахвари считали совсем безнадежным, кровь такими 
комками запеглась внутри раны, что не пропускала 
даже зонда, и за])ажение крови было неизбежно. 

Тогда, командир полка распорядился послать за 
1;дним из местных хакимов. и г. ту-же ночь привезли 
пз Таш-Кичу знаменитого Устархана. Он перевязал 
раненых по-своему "Сь'ажи мне", — обратился он /у. 
к |№рУУ) — "сколько времепи надо, чтобы вылечить /"^^ 
вот его?", — он указал на Чавчавадзе. "Три месяца", у,* 
— отвечал тот. "А как, по-твоему: будет он владеть 
рукой?'" — М'Нет, не будет "^ Устархан замахал ру- 
ками. "Оба будут здоровы через три недели", — про- 
говорил он весело и принялся за лечение. Амилахва- 
ри он налепил па шею какой-то черный пластырь, 
приготовлен;1Ъ1й им самим, и такой жгучий, что Ами- 
лахвари, несмотря на свою могучую натуру, не вы- 
держивал боли п впадал в обморок. На другой день 
из раны хлынула материя и вместе с нею выскочил 
пистолетный тгж. причинявший раненому невыноси- 
мые страдания. "Вот тебе пешкеш", — засмеялся 
Устархан, подавая этот пыж. доктору. Через три не- 
дели раненые поправились настолько, что оба высту- 
пили с полком в поход. 

р. знаменитом бор^ иод Баш-Кадык-Ляро^г, 19-го 
ноября 1853 года, когда русский отряд, численно- 
стью в 10 тысяч человек, разгромил 36-тысячный 
корпус турок, князь Язон Чавчавадзе боролся с про- 
тивником в 8 раз сильнее его. Повторными атаками 
он разметал и обратил г бегство 6 турецких батальо- 
нов и захватил 2 орудия. 

За эти дейстаия он получил орден Св. Георгия 
3-й степени. В этом бою участвовали князья Захарпй 
Чавчавадзэ и поручик Амилахвари. Участвовали они 
не как простые зрители. 3. Чавчавадзе несколько раз 
водил свой 7-й эскадрон г атаку и был момент, ког- 
да, во время ожесточевной схваттсн, он со своим ор- 
дпнарпем Слепушппковым оказались одни среди не- 
приятельского батальона. Турецкие солдаты теснили 
и толкали рго лошадь со всех сторон. Слепушников 
поторонился заслонить с-воего командира и рубил на- 
право и налево, ])асчпщая ему дорогу. Сам Чавча- 
вадзе пмел руку на перевязи. Наконец Слепушников 
гплустил шашку. "Что ты стал?" — крикнул ему Чав- 



3 — 



чавадйс. - "По могу Г'О.м.гаР, угтал", — ответпл 
Слепушппкои. 

В другом .Усоте, турсць-ии офицер п упор выстре- 
лил I! поручика кня^я Амилахиарп. Пуля попала в 
ухо копю. Белый копь лзвп.юя па дыбы п рухнул, 
опрокчпув на землю и Алплахварп, и турка. Оба 
они вскочили разом н выстрелили из пистолетов. Ту- 
рок дал промах, а Лмплахвари положнл его на месте. 

Сам старый кш1?ь Язон Чавчавадзе все время на- 
ходился в огае и лично водил эскадроны. Один слу- 
чай показал, что под его сединами скрывался все тот- 
же пылкий гоноша, г.аьим он был в паскевнчевские 
войны. 

Во время ОДНО)! из атак, в казачьей бригаде была 
убита лошадь. Упряжь перепуталась, и орудие стало. 
Это случилось в кескольких шагах от турецких сол- 
дат, которые кпнулпсь л захватили пушку. Князь 
Чавчавадзе заметил ото, но невозможно было вырвать 
эскадрон из рукопашной схватки. "Драгуны", — 
крикнул он своим ордпарцам, — "неулселп мы отда- 
дим свою пушку?!" И эта горсть, состоявшая из 
трех-четырех человек, кинулась за ним с такой решп- 
тельностью, что турки отскочили назад п орудпс 
было взято обратно. 

В следующем, 1854 году, повое кровопролитное 
сражение у Кюрюк-Дара, в котором 16-тысяянып 
русский отряд разбил 66-тысячный турецкий корпус. 

В этом сражении все паше левое крыло было в ве- 
.[ИчаСппей опасности. Батальоны Белевского п Туль- 
ского полков, недавно прибывших пз Росспи, осыпан- 
ные 1птуцерным огнем, не выдержали и стали отсту- 
пать. Еще Э1инпа и поражение левого фланга ста- 
новилось неизбел;пым. Описывая этот момент, началь- 
ни-л отряда князь Бебутов говорил в своем донесении: 
"Момент был критнческпй. но туте тоял непобеди- 
мый Нижеюродский полк. Судьба готовила ему новый 
кровавый подвиг, в котором смерт1. ждала многих, а 
слава каждого". 

Кпязь Язон впдел всю необходтгость остановить 
турецкую иехог^' и Нижегородский полк, "жертвуя 
всечн п) авпламп тактики, в 6-эскадронном составе, 
без а],тпллерии, ринулся на целую линию штуцерных 
батальонов". Шесть эскадронов решили остановить 



ш'хиту, переч которой отступило пять русских бата- 
льонов. 

Один за другим они неслись на т^-рецкое каре. 
Тук'ецкпе бата.лионы -стояли стеной. смыка5(сь над 
телами убитых и отбпваясь гатыкамн. Драгуны, от- 
битые ( гнем и штыками, тут-же, шагах в пятидесяти, 
собирались ::нова и опять бросались в атаку. Что 
прсисходпло затем, не поддается описанию. Нижего- 
родцы улсе пе были стройным полком, разделенным 
па дпвизионы и эскадроны. Боем уже пе распоряжал- 
ся нг.кто. егО' вели сами солдаты. Из 33 офицеров уже 
выбыло из фронта 23. Из нижних чинов не остава- 
.тось и половины. Место боя на простанстве 150 ша- 
тпг, было усеяно людскими и конскпмп трупами. 

"Умрем, ребята, но, покуда живы, не пустим ту- 
рок!", — слышится в рядах драгун. 

Командир полка, как копная статуя, стопт впере- 
ди и от времени до времени только молча поднимает 
шашку, п по этому призыву смыкаются кучки в 15-20 
человек и врезываются в пеприятельскпе баталпопы. 

Но пот серый копь командира падает, убитый па- 
повал. Тяжело рапрп по.тиовеп адъютант, убит штоб- 
трубач, падают один за другим конвойные. Князю 
подводят его любимого карабахского жеребца. Через 
несколько минут жеребец уже лежит с разбитой но- 
гой. Князь собирается сесть на третьего копя, по 
опрокидывается на руки унтер-офицера. Осколок 
гранаты контузит его в сппну. Старый князь, прене- 
брегая страданием, садится па коня п до коппа боя 
пе покидает сражеппя. 

Тверские драгупы, оправившись после свСей бле- 
стящей атаки (ими была в начале боя взята 12-ору- 
дийпая батарея), вх^ дят в линию правее Нижегород- 
цев п помогают им в кровавой работе. 

Правый фланг противника бесповоротно проигры- 
вает дело. Пехота его отступает, а за нею и конница. 

Нижегородский полк потерял 23 офицера, 241 
пп-,1;нпх чина и 307 лошадей. Он принес себя в жерт- 
ву. 

Но жертва эта была необходима. Слава павшим и 
живым ! 

Г. Танцтров (Л^ук). 



Дело о панцырях 



(1908 

Дело о "папцырях" отпосплось еще к последстви- 
ям Русско-Японской войны. Господа Симонэ и Гелу- 
эн предложили Русскому правительству панцыри, изо- 
бретение некоего инженера Мг Ьоир. Не помню точ- 
но фамилию иоередпика между ними п Русским Пра- 
вительством. Этот посредник добился для г. г. Спмо- 
иэ и Гелуэн аудиенции у Военного Министра гене- 
рала Сахарова. Кроме того, ему удалось получить 
письмо от Императрппы Марии Феодоровны к этому 
мйипстру, в котором, между прочим, по:\п!ю такую 



ГОД) 

фразу: "Нельзя останавливаться даж& из-за значп- 
гельпого расхода, если это может спасти жизнь хотя- 
бы нескольких наших воинов". 

Был произведен опыт в Офицерской Стрелковой 
Школе в Ораниенбауме, но, как-то, ревультаты ока- 
зались иеопределенпымп. 

Тем не менее, был заключен контракт, по кото- 
рому фирма обязалась поставить сто тысяч панцырей 
по цене 20 франков, со сдачей их на борт парохода 
во Франции. С Русской стороны были предъявлены 



следующие условия: панцыри делаются трех катего- 
рий: маленькие, средние п большие, предельный вес 
соответственно — 8 к. 500 г. и 10 к. Этот вес ни 
одни паицырь не мог перейти. Испытания деланны 
были производиться во Франции при следующих ус- 
ловиях: фирма сдает пандыри партиями по 100 пггук, 
из этих ста наша комиссия, по своему усмотрению, 
выбирает 10 штук на обстрел. Если х| тя бы в одном 
ианцыре будет пробоина или даже трепщна, то ]!ся 
партия в 100 штук бракуется. П обратно, если 10 об- 
стрелянных панцырей окажутся целыми, тс вся пар- 
а-ия принимается. 

Во Францию отправилась комиссия под председа- 
тельством полковника Залюбовского, фамилии двух 
членов комиссии я не помню. От полковника Залю- 
бовского стали поступать в Главное Артиллерийское 
Уиравлрипе телеграммы, что панцыри не отвечают 
предъявленным требованиям. Дело осложнялось еще 
тем, что и().1К0вниксм Залюбовским был констатиро- 
ван неправильный вес, о чем был составлен прото- 
кол, Б присутствии "11и1818аег". НачалО'Сь дело, но 
только об употреблении неправильных гирь. Рассмат- 
ривавший ото деле суд в городе МогИп не усмотрел 
вины наптих ков1])згент:в и нашел, что, в самом 
крайнем случае, можно им предъявить только обвп- 
ненне в небрежное :и. Заключение суда было то, что 
приемка доляша продолжаться, пока не будет получе- 
но определенного результата. 

Вся эта процедура с судом длилась долго, война 
уже кончилась, полковник Залюбовскпп был в Петер- 
бурге, но как-то скснчвть это дело и выполнить ре- 
шение суда было необходилю. В Петербурге было ре- 
шено вновь послать во Францию приемную комиссию 
в другом составе. Вот в ьту-то комиссию попал и я, 
НС как техник, а как советник по могущим встретить- 
ся формальным вопросам. 

За все время этой судебной процедуры, защипи1л 
наши интересы немолодой уже французский адвокат, 
бывший ь то время, Ва1ошег йе ГОгс1ге. Он также 
настаивал, что посылка комиссии необходима. В ко- 
миссию были назначены: полковник Гермониус, на- 
чальник сталелитейного отдела Ижевского завода, 
полковник Гибер фон Грейфенфельс, начальник ин- 
струментальной мастерской Сестрорецкото Орулсейно- 
го завода, и я. 

Время н^'шего отт^езда долго откладывалось н 
только 1-го декабря, со скорым вечерним поездом 
Варшавской лселезной дороги, мы выехалп в Верж- 
болово. Ехали мы втроем в большом куиэ второго 
клаго.г международного спального вагона. 

На с.чедуюганй день, под вечер, мы были в Верж- 
оолово, а затем в Эйдкуиене, где пересоли в герман- 
ский поезд. Мы взяли спальные места, я оказался 
один в очень маленьком отделении. Ощущение тесно- 
ты у меня бывало каждый раз, когда приходилось пе- 
ресаживаться из русского вагона в иностранный, но 
так-же, как всегда, я сразу ощутил скорость поезда 
сравнительно с движением наших поездов. 



В 6 часов утра, когда было еще совершенно тем- 
но, мы приехали б Берлин. Утро было морозное. 

Мы долго пробыли на вокзале, где вымылись и 
пили кофе. Из города приходило много народа, ви- 
Д1П10, весело отпраздновавишх в Берлине канун Роя;- 
дества и едущих домой за город. Много дам' было в 
вечерних туалетах, а .мужчины во фраках. Приведя 
себя в порядок, мы отправились в город и поехали в 
собор к службе. 

В час дня с Апгальтер, со скорым поездом, мы 
уехали в Париж. 

Вечером, когда уже стемнело, мы проезжали Рур- 
скую область н очень интересно было наблюдать бес- 
конечный ряд заводов с пылающими доменными пе- 
чами. 

В Париж мы тоже приехало рано утром. Втроем 
поехали в две гостиницы, адреса которых были у моих 
спутников, но везде нам показалось холодно, несмот- 
ря на уверения хозяев, что нам затопят камин. Я 
решительно заявил моим спутникам, что еду в "Отель 
Централь", где, я знал, имеется центральное отопле- 
ние, и они последовали за мной. Действительно, войдя 
в гостиницу, мы сразу ощутили ровную и приятную 
температуру во всех комнатах. Каждый из нас полу- 
чил маленькую комнату с проведенной холодной и го- 
рячей водой в первом этаже, п цена та-же, что и в 
других отелях, кажется, 10 франков. Все было очень 
удобно: внизу был приличный и недорогой ресторан, 
в нашем этаже помещалась парикмахерская. Сейчас 
этой гостиницы пе существует, ее здание на 40, те 
с1и Ьоиуге приобретено ^Министерством Финансов. 

Военным агентом нашим в Париже, в то время, 
был полковник граф Ностиц, человек с очень боль- 
Ш1П1И личными средствами. Жена его была немка. Да 
замужества она была мюзпк-хольная артистка, вы- 
ступавшая в берлинском Винтергартене. Ее помер со- 
стоял в том, что она плава.та, одетая в костюм рыбы, 
г, большом бассейне и могла очень долго держаться 
под водой. Называли ее "л{енщина-рыба". 

Мы поехали представляться гра(1)у Ностиц. Он 
был недавно назначен и, не имея еще квартиры, 
л;ил в Н61е.! ШЬг, куда, на следующий день после 
нашего визита, он пас пригласил к завтраку. За зав- 
траком, его лсена не присутствовала и мы бы.1п толь- 
ко вчетвером. Когда, после завтрака, мы пили кофе 
в холе, к Ностицу подходил ряд лиц и приглашали 
его, кто на следующий день на охоту, кто на обед, и 
т. д. В светском смысле он играл большую роль в Па- 
риже, несмотря на то, что его жена была немка, удпв- 
лявп^ая всех своими манерами. 

Производство канщрей и их иснытания проис- 
ходили в окрестностях маленького городка 51.-Н11а1ге, 
!! департаменте Р1п1151ёге, 

Через день, полковник 1'ермониус и Гибер отпра- 
вились туда. Мне немного нездоровилось и я на не- 
сколько дней задержался в Париже. В Паршке, в это 
время, жил со своей женой и маленьким сыном, мой 
т(/варнщ по Пажескому корпусу и Конной артиллерии, 
Н[[ко,1ай Николаевич Головин. Он был командирован 



5 — 



к Парна; Акаделисй Генерального Штаба для про- 
х(|;1:д1Т1ИЯ курса в парижской Еоа1е Зирёиеиге с1е 
Оиёгге. 

На следующий день после иностранного Нового 
Года, рано утром, я уехал в 51.-Ш1а1ге. Поезд со- 
стоял из вагонов Оез коридоров, а каждое отделение 
выходило непосредственно на платформу, устройство, 
которое нас, Русских, всегда удивляло своим неудоб- 
ством. На одной из первых больших станций после 
Версаля, кажется в Ад§1е, к пам в вагон вкатили 
большие грелки с кипящей водой. Было очень прият- 
но согрепаАЬ ногп. но этот способ отопления показал- 
ся весьма П1;имитивиьгм. На той же станции нам при- 
цешии вагон-ресюран, но ходить в него и возвра- 
щаться в свое купе можно было только на остановках 
поезда Часов в пять мы приехали в Ушге, городок, 
этот, впоследствии, сильно пострадал прп последнем 
прорыве американцев на немецком фронте п почти 
сравнен с землей. Е У111е, на другом полотне стоял 
маленький местный поезд, шедший в 81.-Ш1а1ге. 
Мне оставалось всего несколько станций и около часа 
езды. 

81.-Ш1а1ге, собственно, даже не город, но все-же 
в нем были П1)илнчные досаа и гостиница Нб1е1 с1'е 
1а Ро81;е. Раз в неделю по суббетам бывал большой 
базар. Б этой юстинице мы жили. Днями бывало 
очень холодно, несмотря на то, что мне утром затан- 
лнвали камин. Б воде, которую мне приносили для 
умывания, были ледяшки. 

Бставалп мы очень рано, п)рп полной (темноте, 
инизу, при лалшах или свечах, 1шли кофе из больших 
болел. Хлеб был простой деревенский, на столе ста- 
вили кувшин молока, большой кусок масла, в не- 
сколько фунтов, п каждый брал, сколько ему хоте- 
лось. Завтраки к сбеды были вполне съедобные. Что 
было замечательно, — это пулярды, необыкновенно 
нежный, с больашм слоем желтого жира. 

В столовой в ;1ни базаров было очень оживленно, 
завтракала ■масса народа, главным образом крестьян в 
черных блузах, с большими черными шляпами и де- 
ревянной обувью на ногах. В эти дни хозяйка стара- 
лась дать особо хороший завтрак. Базары эти были 
очень ожпвлениьгаи, ставились лотки со всякими га- 
лантерейными товарами, сладостями и многими дру- 
гими товарами, но главным товаром были сельско- 
хоз!1йственные продукты. Крестьяне свозили огром- 
ное количество яиц, масла, сыра, птицы и ир. Про- 
ходя но площади у;ке в конце базара, я наблюдал, 
как укладыва.лись все они, и главным образом яйца, 
1! большие ящики, по 10 гросс (т. с. 10 раз 13 дю- 
;|;и11). На ящиках трафаретом писали Ап^Ыегге 
и адрес торгового дома. 11лощадь была завалена со- 
ломой, и к вечеру стояла целая гора ящиков. 

С утра мы отправлялись в помещение, приблизи- 
тельно в ы1ломет1)е (1т города, где находился склад 
приготовленных панцырей. Дорогу эту мы проделы- 
вали четыре раза в день, так как возвращались к 
завтраку домой. 

Никакого завода, как мы понимали это слово, не 



было: просто в довольно большом, запущенном саду 
было заброшенное здание, — говорили мне, что ког- 
да-то это была мельница. В этом помещении, как мне 
таклсе говорили, происходила окончательная обработ- 
ка панцырей, т. е. их обшивали матерней и приши- 
вали тесемки с пряжками. Самые пластинки изготов- 
лялись где>-то около Бреста. 

Теперь скажу несколько слов о самих панцырях. 
Каждый нанцырь состоял пз двух частей: нагр}дни- 
ка и набрюшника. Первая частъ, нагрудник, была 
сначительно бо.1ьше по размеру, держалась на тесь- 
мах, которые одевались через плечо н шею, затем 
бы.1и тесемки, завязывавшиеся сзади. Вторая часть, 
набрк1шник, прикреплялся к нагруднику посредством 
тесьмы с пуговицами и толге привязывался завязка- 
ми сзади. 

Кроме самих г. г. Симопэ и Гедуэп было еще два- 
три человека, которые им помогали. В одной пз ком- 
натушек здания было сложепо 100 штук панцырей, 
предоставленных нам на испытание. Мы выбирали 
10 штук и начиналась работа, которая состояла в 
том, что полковник Гибер измерял толщину пластин- 
ки особым прибором. Для стрельбы мы отбирали са- 
мые тонкие из них. но большие по размерам. Иногда 
приходилось перебрать большое числе из предостав- 
.1еннои иагм партии в 100 штук, чтобы найти наибо- 
лее пнтересовавшие нас пластинки, т. е. такие, кото- 
1)ые имели наибольшие шансы быть простреленными. 
У нас в Петербурге составилось мпение, что панцырн 
совершенно не соответствуют своему назначению, и 
мы проделывали чисто формальную процедуру в их 
приемке, чтибы иметь неоспориии>1е данные для их 
аабракования. 

Когда 10 штук были отобраны, мы шли в сад, где 
были приготовлены мишени, — это были пять стол- 
бов, на которых, на веревках, висели большие мешки 
с опилками. На: эти мешки привязывались панцыри. 
Обстрел происходил на расстояинп 200 метров. Под 
навесом стоял прицельный станок, несколько русских 
в'интоБок и необходимое число патронов, привезенных 
из Петербурга. Стреляли прикомандированные к нам 
три или четыре французских солдата из близстояще- 
10 пехотного полка. 

По уеливням контракта, в каждый нанцырь долж- 
но было попасть две пули. Обыкновенно эти две пули 
и попадали, но иногда, в особенности в начале, при- 
ходилось выпустить три, четыре и даже1 больше, что- 
оы получить два попадания. Когда пять панцырей 
|'ы.1и обстреляны, мы подходили к ним, п Гибер тон- 
ким шилом П1юкалывал материю в месте, куда попала 
пуля, про'буя, НС пройдет-ли оно насквозь или не по- 
кажет-ли, что получилась трещина. Бывали панцы- 
р'й, которые простреливались насквозь обеими нуля- 
ш. Насколько помню, не было' ни одной партии, ко- 
торую мо'лпю было принять. Хуже всего было то, что 
пули, прошедшие насквозь, давали массу осколков от 
панпыря п делали большие ранения на манекене. 

По мере нашей работы, настроение г. г. Симонэ 
и Гелуэн значительно падало. Они просили пас оста- 



НОЕШЬ лрирмку на один иди два дня, чтооы как-то 
пересортпронат!. панцырп. Простреливались наибо- 
лее тонкие пластипьи и большого размера: меньшие 
и более толстые не простреливались, но они превы- 
шали предельный вес. 

Когда мы начали снова приемку после переыва 
и начали обстрел, мы увидели, что панцырп не про- 
стреливаются. Вскоре мы поняли, в чем дело: за эти 
два дня они подобрали к очень тяжелым нагрудникам 
очень легкие набрюшники, так что вес не превосхо- 
дил установленного. Тогда мы, при отборе панцырей, 
выбиралп те, у которых были тонкие и маленькие на- 
брюшнцкп, стре.гяли только^ но набрюшникам и... все 
нрострелиБалпсь насквозь. Л1ы просто лп1;о1!алп. 
Наши поставщики стали возражать, что мы не имеем 
права стрелять только по набрюшникам. Я им до- 
казывал, что в контракте считаются две правильно 
попавшие пули и третью выпускать не имее?!! права, 
но ие указано место, куда мы должны стрелять, по- 
этому мы стреляем, куда находим нужным. Было оче- 
виднО; что они соединили самые толстые панцырп с 
наиболее легкими набрюшинками. 

Обыкновенно пром мы отбирали и из:меряли пая- 
цыри, а днем стреляли. Между прочим, я такнсе вы- 
пустил немалое количество патронов. Каждый день 
полковник Гнбер составлял очень толково протокол 
на французском языке. 

Раз или два я ездпл в Парилг для совещания с 
Мг ВиЬо18, который, как я улсе говорил, вел дело в 
судебных инстанциях. Главным образом мы с ним 
обсуждалп, как вести протокол и что должно было 
бьпь нашей главной целью. Мы с ним сошлись на 
том, что лу'Ш1иЁ исход, если Симонэ и Гелуэн сами 
прекратят подавать нам для приемки панцыри. 

С Петербургом я сносился через сенатора К. К. 
ДоглоБского, бывшего членом комиссии но делу пан- 
цырей. 

Во время моего пребыванпя в 8'1.-Ш1а1Г:С, в суб- 
боту днем и на воскресенье, мы несколько раз уезжа- 
ли и побывали в ОгапугПс, Вапагй, 81.-Ма1о и 
Моп! 8(1.-М1сЬе1. 

Выехав однажды днем из ^{.-НИалгс, мы приеха- 
ли в (хгаплаЦе, где ночевали. Утром, осмотрев го- 
род и его старинные фортификации, мы прошлись до 
пзвестпого пляжа Рагатёс. Затем мы поехали до 
М-{ 8{.-М1с11е1, где завтракали в очень известной 
КоИззете (1е 1а Уецуе Рои1агс1е. В это время 
старушка-хозяйка была еи1,е жива. Ввиду того, что 
это было зимой, туристов почти не были и в КоИ- 
8е1Г1е было пусто. Большая столовая с несколькими 
длпнныт! столами, иокрытьвш цветными скатертями, 
у одной и.з стен — громадный камин с цельш рядом 
]!ертел, где в летнее время, при наплыве посетите- 
лей, готовились знаменитые Рои1а1Г1с11я а 1а Ьг^асЬе. 
Пулярды эти славились не только в Бретанп, но и 
па всю Францию. После завтрака, мы ходили по ста- 
рым уличкам, насетпли прекрасное аббатсаво и к ве- 
черу вернулись домой. 



Вторую экскурсию я сделал вдвоем с полковником 
Гермопиусом в Динар. Мы выехали утром, приехав в 
8-1 Ма1о, осмотрели сгарниный город, а затем на ма- 
леньком пароходике переехали через залив в Динар. 
Здесь мы сели па извозчика и объехали, б то время 
уже совершение пустынный, городок. Все вп.илы и го- 
стиницы были закрыты. 

Еще вспоминаю одну поездку: Мг 81топе{„ узнав 
б' моей любви к конскому спорту, устроил мне пригла- 
шение к одному коннозаводчику. Днем за мной при- 
ехал высокий шарабап и я отправился в имение, рас- 
положенное в нескольких километрах от 81.-Ш1алто. 

Хозяин бы^[ вдовец, о ним лсила его дочь, только 
что приехавшая зз "соиуеп!" и ее грернантка. Ул^е 
совершенно стелшело, ;,огда мы пошли осматривать 
конюшни с фонарями, в руках. Это была рысисто- 
беговая конюшня. Здесь я впервые увидел темный 
овес, в России употреблялся исключительно светлый. 
Затем мы обедали. Вся обстановка дома, старинная 
столовая с бо.1Ьшпм горящим камином, серсировка, 
од='л;д1 лакея мне ирезвычайН'» напоминали фр.чицуз- 
ские пьесы 5]!1хаиловского театра. После |>''е;1а, ча- 
сов в 9, меня на том л.е шарабане доставили домой. 

Через небо.шшон промежуток времени г. г. Си- 
монэ и Гелуэн заявили, что дальнейшая приемка бес- 
цельна. С полковником Гермонпус я вернулся в Па- 
риж, где мы пробыли дней щесть, и с ним лее вместе, 
около 20 февраля, уехали в Петербург. Полковник 
Хибер остался на некоторое время вЗ'.-НЦа^ге,, а за- 
тем в Па];ил;е, чтобы ликвидировать все дела. 

ЬСате общее мнение, что симопэ и Гелуэп были 
люди добросовестные, но легкомысленно пообещали 
больше, чем могли дать. Обоим им вскружил голову 
инженер Ьоир, предлолаш использовать секрет его 
панцырей. По словам большого знатока сталедела 
полковника Гермониуса, секрета, собственно, никако- 
го не было и панцырь был обыкновенной пластинкой 
ванадиевой стали. Что л<е касается оболочки, то она 
представляла собой какую-то плотную материю, по 
их словам, толсе секретную, но в сущности абсолютно 
ничего особенного собой не представлявшую, кроме 
удобства для ношения панцыря. По нашим впечат- 
ленпям, полученный ими аванс почти покрыл расхо- 
ды по производству и никакого особенного матери- 
ального ущерба они не понесли. Для револьверных 
пуль панцыри былп неп]10нпцаемьг, я стрелял в них 
в упор из револьвера и повреждения на пан1Ц)1рях не 
1'казалось. 

Конечно, г. г. Симонэ п Гелуэн очень плакались, 
говоря, что имели большие расходы и что им при- 
шлось уплатить порядочные комиссионные деньги. По 
их словам, когда они были у Всеиното Министра, то 
остава.1ись в ириемной, а посредник входил к мини- 
стру в кабинет и, вернувшись, заявил, что все дело 
улажено, но что придется платить -министру извест- 
ное комиссионное вознагражденпе. Военным Мини- 
стром тогда был ген. Сахаров. Кто хоть нем]Шго его 
знал, тот никогда даже мысли не мог допустить, что 



такое условие могло быть им поставлено. Это был 
честный н неподкупиый человек. Совершенно ясно, 
что все эти комлсспонные остались в руках посредника. 

Впоследствнп. когда г. г. Спманэ н Гелуэн приез- 
жали в Петербург п просили аудиенции у помощника 
Военного Министра Поливанова, то последний вызвал 
меня и просил присутствовать при их приеме. Он 
сказал: "Я это всегда делаю, чтобы эти господа не 
могли говорить, что дело расстроилось из-за каких- 
либо с моей стороны требований комиссионных воз- 
награждений", по об этом еще речь впереди. 

0дна;)сды меня позвал к себе завтракать гр. Но- 
стпц, наш военный агент. Жил он в то время уже в 
очень хорошем особняке на Ауепие Еу1аи. Здесь я 
познакомился с его женой. Интересно отметить, что 
лакей, а также горничная, были немцы, с которыми 
графиня говорила по-немецкп. Графиня очень що- 
кировала парижское высшее общество своей вульгар- 
ностью, а я удивлялся, что у Русского военного аген- 
та такая немецкая атмосфера в доме. 

Итак, сделав некоторые покупки, мы с полковни- 
ком Герммппусом с норд-экспрессом в 4 часа дня 
ьыехали из Парижа. Не помню, от самого-лп Пари- 
жа или по дороге сел в поезд Велпкий Князь Сергий 
Михайлович со своим адъютантом, моим товарищем 
Война-Папченко. Мы были у него п купэ п беседова- 
ли с ним. Оп рассказывал нам о сво^м посещении 
французского завода Огеиго! п говори.1, что теперь 
еаег па заводы Крупна. 

Вечером, кажется в Дюссельд(1рфе, а мол;ет быт1> 



и Кельне, Великий Князь покинул наш поезд. Пого- 
да в этот день была совершенно весенняя. Поздно ве- 
чером мы пе1>еезжалп через Рейн и стояли у откры- 
того окна, наслаждаясь погодой. 

В Берлин приехали утром и, пробыв там два дня, 
с ут1)енним поездом выехали в Россию. В Эйдкунеа 
иртхали поздно вечером и уже ночью в Вержболове 
пересоли в теплый п удобный вагон. 

В Петербург приехали, когда было уже совсем 
темн) п в вагоне зажгли огонь. 

Чтобы закончить с делом о панцырях, скалсу, что 
через некоторое время Мг 8ато'Пе1; приехал в Петер- 
бург. Он был принят в моем присутствии геиера.Еом 
Поливановым. Господин Симонэ предлагал те лее пан- 
цы])П, как защиту от ре]юльверных пуль для корпуса 
жандармов, полиции и пограничной стражи. Генера.т 
Поливанов ответил ему, что Военное Министерство 
болыно совершенно не интересуется этими нанцыря- 
ми. 1>н советовал г-ну Симонэ обратиться к генералу 
Курлову, бывшему тогда Товарищем Министра Внут- 
ренних' Дел и командиром Корпуса Жанда1)мов. Ге- 
нерал Ку]1Л0В принял г-на Симонэ тоже в моем при- 
сутствии. Как л и предполагал, оп ему ответил, что 
для Русской полиции панпыри не годятся. В разгово- 
ре с генералом Кур.товым я сказал, что панцырп, 
хотя и абсолютно не пробиваемы револьверными пу- 
лями, но ч1-.('31!ычайпо неудобны для носки и никакие 
;';апдармы не согласятся их надеть. 

Об этом деле я никогда больше ничего не слыхал. 
М. Бер. 



Из боевой М13ЯИ 40 пехотного Колывонского полно 



Пришла всего неделя после нашей б(1е1!ой развед- 
ки у озера Нароч. Вечером г. г. офиц ров вызвал 
старший штаб-офицер в собрание и после некоторых 
распоряжений, общих для всех, попросил остаться в 
собрании только кадровых офицеров, а из офицеров 
военного времени — командиров рот и начальников 
команд, т. е. лиц, уже долго служивших в иолку. Не 
было лишь командира 4-го баталиона, который был 
болен. 

Был предложен вопрос, не пора ли просить ко- 
мандира иолка дать командиру баталиона 3-месяч- 
ный с сохранением содержания отпуск по болезни, но 
без права возвращения в полк. Голосовали, как всег- 
да, начиная с младших, и единогласно признали, »по 
уже пора. По этой формуле, в нашем полку уже рас- 
стались с двумя подполковниками и теперь расста- 
вались с третьим. Через день, командир 4-го ба- 
талиона уехал навсегда в тыл, а командир полка 
съездил в штаб дивизии и, приехав оттуда, приказал 
принять 4-й баталион капитану К., несмотря на то, 
что в полку два кадровых подполковтшка к(1мандова- 
ли лишь ротами. В командование учебппп командой 
вступил пору тик .1асаноп. бывший пом1ти1ико1 ка- 
питана К. 



4-й баталион был лишь недавно пополнен, причем 
в него были влиты 700 человек Казанских и Уфим- 
ских татар. Получилось так, что Русских оставалось 
всег) лишь 500 человек в баталионе. 

На походе пелп песни русские с татарским ак- 
центом и татарские — с русским. Но это был хоро- 
ший боевой элемент, нриродпо расположенный к дис- 
циплине, послушанию к старшим и храбрый. 

По обычно, как бы храбро ни воевал солдат. 
Георгиевский крест получал редко. 

"На 'гго татарину крест", — как сказал когда-то 
своему командиру кашггану К. его ротный писарь, — 
"он-же не христианин, а мусульманин и носить его 
не будет". 

'Гак, повидимому, думал не один только ротный 
писарь Еапптапа К., потому что случаи паг1)а;кденпя 
солдат-мусульман были очень редки. Капитан К. стал 
сам следить за этим в своем баталионе. Как бывший 
когда-то полковым адъютантом, он знал, что,еслп в 
полку есть более 500 человек солдат Н1!Ого вероиспо- 
ведания, то командир полка имеет право прпгласип! 
для обслуживания их духовное л1що этого' вероиспо- 
ведания. Он доложил об этом командиру полка и тот 
разрепим ему пригласить для них му.тлу. 



Та КОБОЙ нашелся б лице младшего унтер-офицера 
Шарафутдинова в 38-м пехотном Тобольском полку. 
Его перевели в 4-й баталнон и пз хозяйственных 
сумм ему немедленно был куплен Коран п Сун (тол- 
кователь Корана) и для богослужений черный шел- 
ковый л;апан (род рясы у мусульман) и белая чал- 
ма, а для праздников бархатный малиновый жапан и 
белая шелковая чалма. Мулла был переименован в 
старшпе унтер-офицеры п благодаря всему этому ка- 
питан К., знавший п раньше пх по службе на Кав- 
казе и в Туркестане, стал пользоваться среди татар 
большой популярностью. 

Вскоре началось обучение, по немецким настав- 
лениям, штурмовому делу. Командир полка приказал 
отвести в резервные землянки полка 4-й батальон за 
лес в 4-х верстах южнее оз. Нароч п на позицию ег- 
не брать. Это затем и спасло его и очень пригодилось 
для выручки полка. 

Во Франции начались тяжелые бои под Верденом. 
О нашего фронта немцы решили снять 3 корпуса и 
отправить туда. 

Чтобы ''свя.зать" пх. решен» было пезадачливьтм 
главнокомандующим фронтом генералов; Эг.рртом на- 
чать атакп немецкой позиции, для чего он выбрал 
один пз самых сильно укрепленных участков т. н. 
"Фердинандов нос". Здесь было четыре ряда прово- 
лочных заграждений, поставленных на железных 
кольях, ввинченных в землю, причем, фланги этой 
позиции уппрались в озера Нароч и Впшпевское. На 
этих озерах у ппх были моторные лодки с пул?мета- 
ми. Начались безуспешные ежедневные атакп. Люди 
добирались до проволочной сети, но пройти чере.ч пье 
не моглп. Не было средств уничтожить это заграисде- 
Еие. Тогда под сильным руисейным. пулеметным и ар- 
тпллерпнскпм огнем они ложились п окапывались, 
'ггобы р]!ать эту проволоку ночью, а раненые отпол- 
зали назад. Но днем было тепло, а почью были моро- 
зы. Шинели солдат, мокрые от дневных дождей и от 
грязи, на ночь примерзали к земле, п иногда ране- 
ные ле>1:али по 2-3 дня. процент обмороженных дос- 
тиг 10 процентов всего состава оперпруюших войск, 
а с ранеными и убптыми мы потеряли за три 
дня более 40.000 человек. Результат, — мы прикова- 
лп на нашем фронте 5 гер'манских корпусов п об- 
легчили оборону французам. С нашей стороны в этой 
оиерацпЕ участвовали 1-й Сибирский корпус, 1-й 
Армейский и 5-й Армейский, но не объединенные об- - 
пщм руководством. 

Почему это было так. — до сей поры пе выяс- 
нено... 

Наконец, сталп снимать по одному корпусу и от- 
водить на отдых п пополнение. На Страстной неделе 
дошла очередь п до 5-го Армейского ко]шуса. п далп 
нам всего лишь б дней. Этот период 4-й баталпон 
обучг.лся и готовился к прорыву. Обучение шло по но- 
чам, пбо опыт выяснп.т. что днем ■менее шансов на 
успех, а втрое больше потерь. Этот "резерв" полка 
вскоре спас положение всей дивпзпи. 

В Велпкую Пятницу, пользуясь тем. что ветер был 



в нашу сторону, немцы в 7 часов утра пустили на нас 
газ. Мы имели отличные противогазы, но с ни лежали 
почему-то на складах, а на руках у нас были так на- 
зьгваемые "рыльцы", которые надо было раньше смо- 
чгггь водой и которые пе предохраняли даже от хлора. 

Пе))вым пострадал Томский полк, где было отрав- 
лено свыше 2.000 человек. Под прикрытием волн га- 
за, не:чиы в масках захватили окопы Томского полка 
и вышли во фланг и тыл Колыванцам. 

Только что присланное пополнение охватила па- 
ника и, когда оно было окружено, то оказало очень 
слабое сопротивление и 1.200 солдат и 18 прапор- 
щиков сдались. Отравленных газами и убитых было 
7 офицеров и около 1.000 солдат. 11 офицеров было 
ранено. Был убит храбрый и дельный командир пол- 
ка, Аркадий Щербачев, принявший личное руковод- 
ство одним из баталионов, оказавших немцам сопро- 
тивление. Наряду с растерянностью только что при- 
бывшего пополнения, надо отметить и доблесть ста- 
рослужащих солдат и кадрового офицерства полка. 

Невзрачного вида, но русский солдат душой, 
старший унтер-офицер команды траншейных орудий 
Иван Суковицын. видя, что его окоп окружеп немца- 
ми, часть людей отравлена газамп. а большинство по- 
т'еря'лэ голову, приказал своей команде вынуть затво- 
ры из минометов (кап. Лихонин) и убегать с ними 
по единственному ходу сообщения в тыл. 

'"Передайте начальству", — закричал он вслед 
уходящим, — "что Суковицын сам не сдается и ми- 
нометы не сдаст". 

Затем он сел на ящик с минами (6 ящиков по 
2 мины в каждом) и стал ж'дать подхода немецкой 
цепи, имея в карманах ручные гранатъ!. а между ног, 
под шпнелью, гранату Новицкого. 

Когда подошла цепь немцев и его окружили, он 
взорвался вместе с ними. Взрыв был настолько си- 
лен, что образовалась воронка больше, чем от снаря- 
да 11-дюймового орудия, а находившееся поблизости 
тсто миномета нашли за 200 шагов в лесу, налоло- 
вину пробившим сосну в полтора аршпна диаметром. 

Пулеметчик Изметдинов Сулейман, отравленный 
I азами, не покинул своего пулемета п. оставшись 
один около него, открыл огонь по немцам, а когда оип 
подошли к окопу на 150 шагов, передние цепи нем- 
цев были почги целиком скошены его метким огнем. 
Он снял с пулемета затвор и надульник и ионес их 
в тыл. 

Подойдя к идущему навстречу баталиону, он толь- 
ко мог сказать: 

"Изметдинов Сулеймап... вот затвор... карман... 
газы... все по присяге... Коран целовал... теперь уми- 
рать..." 

Затем впал в забытье и умер, когда его принесли 
в полковой лазарет. 

Раненный в жпвот капитан Иван Иванович Томе, 
видя, что ведущий его санитар трусит, гфиказал ему 
бежать в тыл к лесу, а сам сел на землю, опираясь 
на левую ртеу. Когда немецкие цепи проходили мимо 
него, то он сделал из Нагана по ним 4 выстрела, 



одного убил, двух раппл п потом выстрелил себе в 
висок, но неудачно. Тогда он сунул дуло револьвера 
в рот п выстрелил, разнеся себе череп. 

Кашпап Феодор Оттович Брахман, раненый дву- 
мя пулями в грудь (до этого ап уже был ранен 11 
раз), еле брел в тыл. Немецкие цепп его догоняли. 
Он увидел брошенный кем-то русский пулемет, лег и 
выпустил по немцам ленту, по захлебнулся собствен- 
ною кровью. 

Подпоручик Чубариков спал в землянке, после 
ночного дежурства, и был в постели взят немцами. 
Его отвели в пемецкип тыл, а оттуда отправили с сол- 
датами, в товарном вагоне, в Германпю. В вагоне 
были открыты двери, но два часовых с винтовками 
сидели у них. На полном ходу, когда поезд шел по 
нйсыпп под уклон и не мог остановиться, подпоручик 
Чубарпков выбросился под откос из вагона. 

С десяток выстрелов былп сделаны по нем, но 
смелым Бог владеет, ни одна в него не попала и оп 
ничего себе не сломал. На четвертый день оп пришел 
ночью к напшм окопам п чуть не погиб, застряв по 
горло в торфяно"^! болоте прпгпБ Сибирских стрелков. 
Наконец, он услышал русгкуш речь патруля п позвал 
на помопЦ). Его привели в наш полк п появлепие его 
так всех обрадонало, что даже сухой п черствый стар- 
ший врач полка расщедрился п приказал сварить 
всем г. г. офицерам по кружке глпнтвепна "от гас- 
трических заболеваний ". 

Тем не менее, окопы наши двух линий попали в 
руки немцев. Попали п наших 2 батареи, паходив- 
гаиеся между этими окопами, ибо лошади тоже были 
отравлены газами. Резервов почти не было, положе- 
ние создалось критическое и мы были на волосок от 
прорыва на фронте. 

Вечером гобралпсь остатки офицеров полка, во 
временное командование которым вступил подпплков- 
п'ик Нр..пй. В тяжелые минуты, он имел при1)ьгчку 
"заболевать". Поэтому, когда он не явился на сове- 
щание, никого это не удивило, и совещанием руково- 
дил капитан Владпмир .Тевашев. На совещании было 
решено сделать еще один удар по немцам посл1'ДНп- 
ми силами, а т;П1, что Бог даст. 

Созвонились с Томцамп п на эту операцию посла- 
ли 4-й баталион капитана К., усплпв его всеми ко- 
мандами нолка и Томской учебной командой. Вот 
здесь-то и сказалось умение и выучка солдат атако- 



ван, ночью. Было приказано без "ура" броситься 
сразу в штыки, когда это будет возможно. Чтобы не 
колоть своих, приказано залож-ить под погоны шине- 
ли бе.пые лоскуты. 

Затем, высланная разпедка пошла по лесу на 
правом фланге второй линии наших окопои, обнару- 
жила там только немецкие полевые караулы и выбра- 
лась на первую нашу линию, где почти никого не 
было. 

За разведкой немедленно тронулся весь отряд, 
соблюдая полную тишину. Благополучно вышли все 
па первую нашу линию, а затем на протяженип 2-х 
баталионов . атаковали немцев па пашей 2-й линии 
7! тыл. Там все войска, занпмаг.шпе окопы, были за- 
няты переброской брустверов окопов в нашу сторо- 
ну и постановкой проволочного заграждения. Начали 
колоть работающих, поднялся крик, шум и паниче- 
ское бегство вдоль окопов, в.тево. Так, следуя за бегу- 
щими, мы сбивали противника ностепенно вдоль всей 
лпнип окопов и к утру заняли свои ирелшие позиции. 

Наши обе батареи вернулись к нам нлзад, хотя 
одно орудие ирмцы, видимо, у;пгелп укатить на руках. 

В ;1том бою Бо всем отряде капитала К. оказалось 
ранеными 2 офицера и 117 человек солдат, а убито 
34 солдата. Утром отряд остался на позиции и был 
там три дня, пока спешно не подошли Тобольцы из 
корпусного резерва п прпбыло новое пополпеппе. Но 
тялселое впечатление производило зрелище пеубрап- 
пых трупов наших и немецких солдат мелгду нашими 
окопами, а потому 4-й баталион и команды все ночи 
носили мертвых, и только на четвертую ночь очисти- 
ли всю местность. 

Предусмотрительность покойного полковника Щер- 
бачева спасла нас на этот раз от прорыва фронта и 
от срама за потерянные орудия. Этот удачный ноч- 
ной сой дал солдатам уверенность в себе, а это для 
баталиона, как и для учебных команд, было очень 
важно. 

Через два дня во все полки нам доставили отлич- 
ные маски Куманта-Зелинского, которые, оказывает- 
ся, были на нашем армейском складе. 

1'язкелымп потерями мы заплатили за постоянную 
прпвычкV интендантов держать все у себя на складах 
н ничего во-время по давать в части. 



Три рапорта 



"Солдат ест1, пмя знаменитое", часто повторял 
мой покойный отец. Справедливость этого изречения 
едва-ли можчт быть подвергнута соигаенпю. 

К сожалению, в Российской Империи, при безко- 
иечном разнообразии страны п характеров людей, ее 
населяюп][их, не было единого взгляда но этому во- 
просу, особенно при применении его па практике. 

И вот, получив в командовапи" 1П8-П пех. Сара- 



товский полк, стоявший тогда в г. Впльне, отец сей- 
час же должен был преподать несколько уроков ина- 
комыслящим, которые, несмотря на свой сап и обще- 
ственное положение, показали неуважение к солдатам 
и к .\рмии в целом. 

1. 
Осенью 1908 года производились маневры Вилен- 
ского Военного Округа в районе Августовского леса. 



10 



Погода была все время прекрасная и этому отвечало 
общее настроение, внезапно о^лраченное следующим 
происшествием. 

29-го августа Саратовский полк вел систематиче- 
ское наступление на позицию "противника". Вече- 
ром, по окончании маневра, к отцу явился командир 
3-го батальона подполковник А. А. Курилко и доло- 
жил, что неизвестный генерал оскорбил солдат 12-ой 
роты. 

Дело было так: во время наступления, этот гене- 
рал подъе.хал верхом сзади к роте и издали что-то 
кричал, что — не поняли, и на это поэтому никак не 
реагировали. Тогда генерал подъехал ближе, скоман- 
довал "стой" п обругал солдат •'арестантами". 

На следующий день, был полковой праздник Са- 
ратовского полка п парадный обед, на котором при- 
сутствовал командир 3-го Армейского Корпуса ген.- 
лейт. Ренненка'мпф. Командир полка доложил ему о 
случившемся и он приказал подать письменный ра- 
порт. 

Личность "неизвестного генерала" была установ- 
лена: им оказался начальник 29-ой пех. дивизии 
ген.-лейт. Холодовскпй, бывший на этпх маневрах 
старшим посредником при 27-ой пех. дивизии (в со- 
ставе которой был Саратовский иолк). Его ошибкой, 
помимо брани, было, конечно, то, что он кричал пря- 
мо солдатам вместо того, чтобы обратиться к коман- 
диру роты плп батальона. 

Рапорт командира полка дошел до командующего 
войсками округа ген.-от-инф. Крнгавицкого, который 
назначил своего помощника, ген.-от-кав. Плеве, про- 
извести расследование. 

В своем письменном объяснении начальник 29-ой 
пёх. дивизии утверждал, что не назвал солдат "аре- 
стантами", но лпшь выразился, что они, моя, "насту- 
пают, как арестанты". 

На это, в своем контр-объяснении, командир пол- 
ка возразил, что и такое выражение не уменьшает тя- 
жести нанесенного солдатам оскорбления. 

В результате, начальнику 29-ой пех. дивизии бы- 
ло объявлено "замечание", в нредппсании коман- 
дующего войсками округа. 

П. 

На церковные парады в Царские дни, происхо-^ 
лившие возле кафедрального собора в Вильне, на 
Большой улице, назначалось обычповенпо по одной 
роте (сотне, батарее) от каждой части гарнизона. 
Парадом командовал по очереди одни из командиров 
полков. Очередь командира Саратовского иолка при- 
ходилась обыкновенно на 6-ое декабря, день тезоимег- 
нитстла Государя. 

Однажды, когда командующий парадом и высшее 
начальство уже обошли построенные войска, поздо- 
ровались и остановились у входа в собор в ожидании 
прибытия Виленского, Ковенского и Гродненского 
генера.11-губернатора и Командующего войсками Ви- 
ленского Военного округа ген.-лейт. Т'ершельмана. на 



Не^тецкой улице, перпендикулярной Большой, пока- 
залась коляска с Виленским губернатором Д. Н. Лю- 
бимовым. 

Коляска не остановилась перед строем войск, по 
11рореза,й его. Солдаты доллшы бы;ги отскочить в 
сторону. Таким образом, на глазах войск и многочис- 
ленной публики! произошел беспорядок, виновником 
которого был не кто иной, как губернатор. 

Встретив рапортом прибывшего затем командую- 
щего войсками, командир Саратовского полка вошел 
в собор вслед за генералом Ренненкампфо^г и тут-же 
доложил ему о иронсшествип. Ренненкампф согласил- 
ся, что оставить такое происшествие без внимания 
ттельзя, и приказал представить ралО'рт. 

В своем рапорте, командир Саратовского полка 
картинно описал, как коляска врезалась в войска, 
построенные со знаменами в день тезоименитства Го- 
сударя Императора, и как солдаты должны были раз- 
бежаться, чтобы не быть растоптанными и раздав- 
ленными. "В коляске оказался местный губернатор", 
— ■ так заканчивалась онисательная часть рапорта. 

Во второй-лсе части, командир полка коснулся 
того впечатления, которое инцидент должен был про- 
извести на очевидцев, и подчеркнул, что поведение 
губернатора было особенно неприлично тем, что слу- 
чай имел место в крае со смешанным населенпем *), 
где власти должны быть особым примером в деле под- 
держания престижа Императорской Российской Ар- 
мии, о чем, повидимому, местный губернатор не име- 
ет должного понятия. 

Ре'зультатов этого рапорта было два: 

1) официальное извинительное письмо губерна- 
тора командиру 108-го пех. Саратовского полка, в 
котором губернатор выражал сожаление о происшед- 
шем, сваливая всю вину на собственного кучера, и 
которое кончалось заверением, чго в будущем такие 
случаи не повторятся, и 

2) Губернатор перестал раскланиваться с супругой 
командира^ полка. 

П1. 

По окончании богослужения в Виленском кафе- 
дральном соборе, публика, как водится, шла прикла- 
дываться ко кресту, который держал в руках Высо- 
копреосвященпейший Агафангел, архиепископ Ли- 
товский и Виленский. 

В) первую! очередь подходили, конечно, власти, 
потом — гралсданскне лица обоего пола, а. потом — 
солдаты. И вот, когда дошла очередь до солдат. Вла- 
дыка положил крест на аналой и удалился. Таким 
образом солдаты прикладывались ко кресту, лежав- 
1пему на аналое. 

Конечно, архиепископ Агафангел был стар и 
стоять ему недвижно продолжительное время было 



*) По переписи 1910 года в Вильне было 210.000 жи- 
телей, в том числе 78.000 католиков (поляков и литовцев), 
7.5.500 евреев, 37.000 православных (гл. образом русских) 
II 19.500 остальных. 



трудно. ''Испугаться" сотен солдат он миг, по опре- 
деленную бестактногт!. он исе-;ко допушм. Ведь он 
мог положить крест и уйти или дву?.1я линугими рань- 
ше или двумя минутами позже, не разгранпчпвая 
молящихся на "высшую"' н "низшую" расы, как 
это, вероятно, не подумавши хорошенько, подчерк- 
нул, положив крест и уйдя как раз перед первым сол- 
датом. И том паче — в крае со смешанным населе- 
нием, и т. д. 



Е'.тестнгшю, что командп}) Саратовского полка 
подал еще один рапорт, а ген. Репнрнкапф продви- 
нул его вверх. 

Наде» полагать, что ВысоконреосзященнеПшнй 
Лгафангел получил за свое прегрегненпе соответству- 
ющее воз-мездне от Святейшего Синода, но извини- 
тельного письма МОП отец не получил, а потому ни- 
чего определепного сказать по .пому поводу не могу. 
В. Е. Мн.юдтювич. 



31 -ое декабря 1914 года 




Сырое, пасмурное утро. 11('-то дождь, 
нр-то изморозь. Видимостп почти ника- 
кой, вся местность окутана серой пеле- 
ной. Сырость, проникая через шинель, 
вызывает дрожь и заставляет ежиться. 
Южнее шоссе Гольдап - Даркемен, 
между деревнями Клесцовен и Гавайтен собирается 
3-я кавалерийская дпвизпя и строится в резервную 
колонну, фротом па северо-запад. Получена новая 
задача, и командиры полков вызваны к начальнику 
Д1ГВИЗИИ генералу .1еонтовичу на совещание. 

Ж1гвоипсная, холмп'стая местность покрыта не- 
большими лесками, окрасившимися в золотистый цвет 
осенней лесной щзелестн. 

Северо-восточнее темнеет, как в тумане, грпмада 
Роминтенской пущи, а на западе чуть-чуть выделя- 
ются Апгераппские высоты, доминирующие над всей 
местностью. 

На шоссе появились части 1-й бригады 51-й пе- 
хотной дивизии, двигающиеся на Даркемен. Шли 
обозы и между повозками, держась передними лапа- 
ми за одну из нпх, шагал, важно посматривая напра- 
во и палево, большой кавказский бурый медведь. 

Верн)тшшсь с совещания, командир Смоленского 
нолка полковник фон-Крузепштерн вызвал к себе ко- 
мандиров эскадронов. 

Дивизия получила задачу обхода и разведки не- 
мецкой позиции на реке Ангерапп. В авангард был 
назначен 3-й драгунский Новороссийскпй полк, Смо- 
лешщ-же в этот раз назначались в арьергард. 

Вот уже было видно, как на рысях вышли голов- 
ной и боковые разъезды и драгуны началп шагом 
вытягиваться в юго-западном направлении, посте- 
пенно исчезая в кустарниках. Как-вдруг откуда-то 
посльш1алась сильная ружейнал стрельба и над на- 
шшиг головами засвистали, защелкали и завизжали 
пули. Выло видно, как драп'ны смешались и броси- 
.1игь назад и в стороны. Ружейный огонь усиливался, 
п(нлышалось довольно дружное "ура" п .)а драгуна- 



ми показались густые цепи немецкой пехоты. Все это 
произошло так неожиданно и быстро, что на мгно- 
венье все как-то замерло в ноложении как-бы гпи- 
ноза. Это состояние было вдруг прервано какпми-то 
короткими и резкими командами в тылу резервного 
порядка дивизии, где стоял 3-н конно-артиллерийский 
дивизион. И, не успев еще дать себе отчета, что там 
происходит, мы уже увидели, как обе батареи на 
полном карьере вынеслись с тылу на левый фланг 
дивизии и, как на ученьи, произведя заезд, снялись 
с передков п открыли беглый огонь на картечь по 
паступающго! немецким цепям. Все это пуонзсш.т 
с такой быстротой и лихостью, что очарованные ко- 
мандиры только теперь опомнились и дали приказа- 
ния к высылке спешенных частей. Эскадроны Смо- 
ленского полка, на бегу примыкая штыки, рассыпа- 
лись в цепь, а пулеметы поручика Кикнадзе застро- 
чили свою убийственную строчку. Немцы, очевидно, 
в свою очередь ошеломленные таким неожиданным 
"приемом", бросились в кусты и лесок, и, высланные 
пм вслед разъезды, кроме убитых и тя;кело раненых, 
никого больше не обнаружили, беспрепятственно 
подошли почти к самой реке Ангерапп, и только там 
были встречены оргапизованпым огнем с укреплен- 
ной позиции противника. Насгупавшие--же немпы. 
как выяснилось впоследствии, отступили па юг. 

За это молодецкое дело, оба командира батарей, 
полковник кн. Авалов и подполковник Батурскип. 
были награждены орденом Святого Великомученика 
и Победоносца Георгия -1-й стененп. 

Прекрасный род оружия была Императорская 
ко1гаая артиллерия и наши 5-я п С-я конные бата- 
реи показали в этот день верх находчивости, храб])!»- 
сти и лихости, благодаря которым, как 3-я кавале- 
рийская дивизия, так и части 1-й бригады 51-п пе- 
хотной дивизии, были избавлены от ианпкп п ненул;- 
ных потерь. 

Б. Басссн-Шипллер 



12 - 



Немного о Смольном 



Много было женских ннститутои и кадетских кор- 
пусов в России. Были они разных возрастов. Наи- 
Оолее старые имели свои истории напечатанными. 
Все эти истории, особенно в зарубежьп, да гаю стали 
библиографичесржми редкостями. 

Недавно, после долгого ожидания, нам попало в 
р"уки роскошное трехтомное издание Н. П. Череини- 
на " И.мператорское Воспитательное Общество Бла- 
городных девиц ", 1764-1914 г. Исторический 
очерк, Петроград, 1914-1915 г. г., т. е. пстория 
Смольного. 

Трудно было расстаться с этими увлекательными, 
полезными томами, наскоро прочли их и отослали 
"но прямому назначению" сестре-смоляпке, выпус- 
ка 1900 года, коротающей жизнь на далеком острове 
Куба. 

Боле чем на 2.000 странппах, украшенных мно- 
гочисленными иллюстрациями, год за годом повест- 
вуется 1стопятидесятилетпяя ;жизнь .этого института 
!ю всех подробностях. Поэт А. П. Сумарскон, еще в 
первые годы его сушествования, 



Здесь девы росские, как нимфы обитают, 

И венценосицу богиней почитают. 

Которая сих дев печется обучить 

И смертных сих девиц от смертных отличить... 

И да простят меня читатели (особенно сыолян- 
кп), если вспомню и другую "поэзу", злейшую эпи- 
грамму анонимного автора, предлагавшего ее, как 
подпись на портрете Бецкого, к память идного из пер- 
вых выпусков: 

Иван Иванович ]5ецкий 
Челопек немецкий. 
Носил мундир шведский, 
Воспитатель детскпй. 
В двенадцать лет 
Выпустил в свет 
Шестьдесят кур. 
Набитых дур. 

Но и среди образованнейших людей того времени 
были люди, не одобрявшие заведенных в институте 
систем воспитания и образонаиия. Так, например. 
известный историк и публицист кн. М. М. Щерба- 
тов заметил: "Из девичьего монастыря для восппта- 
ния благородных девиц — ни ученых, ни благород- 
ных девиц Не вышло, воспитание более состояло иг- 
рать комедии, нежели сердце, нраны и разум исправ- 
лять". Да и дейстлительно, программа образона- 
ния, в то время, была чрезмерная, в нее, меж- 
ду прочим, были включены курсы и геральдики, 
и архитектуры, игра на разных инструментах, домаш- 
няя экономика, зкивоппсь — до рисования миниа- 
тюр включительно, а ручные работы достигли тако- 



го соверш(шства, слоилюсти и отвелственпости, что 
ко дню коронования Императора Павла 1-го смолян- 
ки 1И.11ППЛП новые знамена гиардейским полкам, а для 
его с)Л])уги выполнялись работы по се "особым :;а- 
казам". 

]'де и как возник Смольный? 

Для задуманного Императрицей Екатериной П-ой 
этого заведения решено было отвести и приспосо- 
бить не вполне законченные постройкой здания 
Смольного Воскресенского Новодевпчьего монастыря. 
Этот обширный участок зем.лп когда-то входил в чис- 
ло земель Новгородской области, а во время владе- 
ния им Швецией там существовало Русское посе- 
ление Спасское, между которым и шведской крепо- 
стью Ниекшанц, бывшей на правом берегу Невы, 
еще в 1637 году ходил паром. Впоследстпин и на ме- 
сте Спасского шведы построяли другое укрепление. 
Когда Император Петр 1-П очистил невские берега 
от пришельцев, на этом месте устроили "С.мо,||ькый 
двор", где лежала смола, ириготовлевная "про весь 
корабелышй флот". И позже, в 1733 г., когда, вме- 
сто постоя по обывательским квартирам, полки п ■- 
тербургского гарнизона постепенпо переводились в 
собственные "казармы", Смольный двор перенесли в 
другое место, построив тут "светлицы" для .Т. Т'в. 
Конного полка, по название "Смольный" осталось. 
Тут же, в небольшом дворце, летом лгила Цесаревна 
Елисавета Петровна; он сгорел в 17-14 году. 

Затем у Императрицы созрел проект построить 
на том же месте ж-епский монастырь: как кажется, 
она предполагала провести в нем свою старость, от- 
дав бразды правления государством Великому Кня- 
зю Петру Феодоровичу. Постройка монастыря нача- 
лась в 1746 году по проекту славного архитектора 
Растрелли (сына), но уже в следующем году Импе- 
ратрица внесла свои поправки в этот проект, нахо- 
дя его созданным по "римскому •маниру". Она пове- 
лела монастырский собор строить на подобие Успен- 
ского в Московском Кремле. 

Выдающуюся художественную ценность, построе)!- 
кую по проектам Растрелли, представляет собою ан- 
самбль Смольного монастыря. Богато одаренный от 
природы, блестяще образованный Растрелли увеко- 
вечил себя в России рядом шедевров архитектуры, 
построенных по его проектам в продолжение бол^о 
тридцатилетней его деятльностп. Он покинул Россию 
после кончины Шшератрипы Елисаветы и умер в 
Курляндии. 

Напомним, что пм были построены: в 1741-1744 
годах — Летний дворец Елисаветы Петровны на 
месте, где теперь стоит Инженерный замок (стоит 
только посмотретт. на Махаевскую гравюру, на кото- 
рой с таким искусством представлен этот пропавший 
в котще XVIII века прек11агпый деревянный летний 
дворец). Он работа! в Петерго([|е, достроил Аничков 
дворец, на Каменном острове возвел лворец для гра- 



13 — 



фа Беся'жева-Рюмпна (помните Кал1епноостровский 
дпорец?)^ а в начале 50-х годов (^п строит сохранив- 
шиеся до сих дней дворцы гр. М. М. Воронцова 
(Пажеский корпус). С. Г. Строганова п Згоший 
дворец (псфвый вариант в 1732-39 г. г., второй в 
1755-1702 г. г.). ипспировавшиП Русских зодчих до 
второй половины XIX в. Тот-же Растрелли-сын завер- 
шил (1762-1766 г. г.) стройку Большого Царскосель- 
ского дворца. 

Вернемся к Смольному. Указ Императрицы Ека- 
терины Великой об учрйкдении в Смольном Вос- 
кпесс'нском монастыре учебно-воспитательного заве- 
дения для 200 благородных девиц последовал 5 мая 
176-1 года, а 7-то ?.1ап Бепкпй улсе занялся прпспо- 
собленпем монастыря для новой цели, но "наш" 
Смольный тгаститут. столь нам всем знакомый, был 
выстроен около монастыря в 1805-1809 г. г. не ме- 
нее талантливым архтектором Джпакомо Кваренги, 
приглашенным в Россию Екатериной И-ой. постро- 
ившим здание Академии Художеств, Биржи. — на 
стрелке Васильевского острова и много еш;е чего, 
как, например, здалие Екатерининского института. 

Поделюсь некоторыми выписка5ш пз истории! 
Смольного. Напргогер: "В Положенип расходов для 
благородных девпц на 1795 год подробно перечис- 
ляются всякого вида плат1)Я, обувь и белье, но о 
"панталончиках" пи сл^ва. Разве тогда онп пх еще 
не носпли? Не1Ш0Г0 статистики: какие фамилии 
впречались чаще всего среди смолянок? Ивановых 

— 32, Поповых — 29, Волковых — 18, княж'ен Го- 
лицыных — 17, Не.^идовь^ч — 17, Давыдовых — 16, 
Ушаковых — 15 и т. т. За тот-же 150-летнпй пери- 
од, ил 11К0нчп1!Шпх институт полторы тысячи вос- 
питапппц, получили дипломы: университетские — 3, 
Акадрмпи Художеств — 4, консерватории — 29, 
Женского медицинского института и курсов — 
29, ]5ысшего Женского института и курсов — 25, 
Женского медицинского института — 23, Сорбонны 
и других курсов иностраппых языков — 15, разные 
г1ругие курсы сельскохозяйственые, бухгалтерские, 
архитектурные и пр.) — 11. Учебно-восшттатсльной 
деятельности посвятили себя — 92, поступили на 
службу — 15, стали писательницами и артистками 

— 14, приняли монашество — 4. Это вам не "шесть- 
десят кур"... 

Стол смолянок по праздникам был даисе изыскан- 
■ пым. по в обычные дни пиша для воспитанниц из- 
готовлялись не всегда в достаточном количестве и 
вкусно. В 40-х годах Император Никола 1-й как-то 
положил с.тедующую резолюцию: "Генерал-Адъютан- 
ту Ростовцеву взять с собой г. Лярского и показать 
ому, как кормят кадет. Пет сравнения между обеда- 
ми пх и девичьими. Желал-бы дойти до того, чтобы 
девицы получали столь же обильную и вкусную 

ИИ1Цу". 

Реестр кушанью воснитанпицам Смольного в 
18,59 г.: 

Воскресенье 6, IX: Фриштик: хлеб с маслом и 



колбасою, картофель тертый. Обед: суп рисовый, 
бифпггекс с огурцами, пирожное-хворост. 

Вторник: Фриштик: хлеб с маслом и говядиной, 
пироги с говядиной. Обед: суп пюре пз кореньев с 
пирожками, жаркое телятина с салатом пз красной 
1гапусты, пирожное кондитерское, вино Мускат-.Тю- 
нель. 

Вторник: фриштик: хлеб с маслом п говядиной, 
каша ячная •молочная. Обед; борщ со сметаною, го- 
вядина с картофелем, драчона с сахаром. 

Среда: Фриштик: каша гречневая молочная, 
1,арт|'фе.1Ь :1;арепый. Обед: щи ленивые, говядина с 
морковным соусом, блииы с вареньем. 

Четверг: Фриштик: хлеб с маслом и сыром, мака- 
1»пны с маслом. Обед: суп перловый, клопфлейн с 
картофелем, патешу с сахаром. 

Пятнипа: Фриштик: лапша молочная, пирожки с 
кашею. Обед: суп гороховый с сухарями, говядина 
обжаренная с разварным картофелем, ватрушкп с 
сахаром. 

Суббота: Фриштик: студень с хреном, каша пше- 
на я молочная. Обед: суп рисовый, говядина с капуст- 
ным соусом, пирожки с мороковью. 

Инструкция караулу при Воспитательном Обще- 
стве Благородных девпц: 

1-й поет. — Приказ стоящему часовому у оград- 
Ш)1Х ворот протпву четвертого класса, строго наблю- 
дать, как мужеска, так и женска пола никого в оные 
не впускать и из оных не выпускать, кроме работ- 
ных людей с материалами и з дровами, так же тех, 
которым ключ от тех ворот дан будет, а паче из нут- 
рп детей не пропускать п притом чтобы подвороты 
никаких перодачь и шалостей не произходило. 

2-й пост. — Приказ стоящему часовому у кон- 
торы подворотамп Общества Благородных девиц у 
эконома днем стоять в сенях, а к вечеру в сумерках 
сменять п ставить па улице и тгаеть смотрение над 
конторскими окошками. 

3-й пост. — Приказ стоящему часовому у коло- 
кольни, не впускать никого в ворота и пз оных не 
выпускать без объявления о том находящемуся при 
тех воротах привратнику. 

4-й пост. — Приказ стоящему часовому на ка- 
нале протпву мещанских девушек кухни, против 
большого каменного крыльца у оградных ворот, когда 
оные ворота для привозу дров и воды растворять, 
тогда па крепко смоту.еть, чтоб окроме пстопнпков и 
ставящих дрова посторотшпх отнюдь и кто б он не 
был, ни под каким видом как мужска, так п зкенска 
пола, а паче детей не выпускать и внутрь пр впус- 
кать. 

5-й пост. — Приказ стоящему часовому у зала 
Общества Благороднььх девиц во время советов и 
съездов пропускать оным часовым всех тех, коих улсе 
привратник пропустил п смотреть, чтоб отнюдь от 
господских лакеев шуму криков, не потребных слов 
не было п кроме знатных особ лакеев у оного крыль- 
ца стоять не дозволить, а протчих отослать в низ в 
проходную галерею. 



б-П пост. — Приказ стоящему часовому за кана- 
лом па прачешном дворе у кастыдяшпе на дворе на- 
крепко смотреть п наблюдать отдавае-)гое тою касты- 
ляншею оному часовому подсмот]1ение белье и прот- 
чее как в сарае п на дворе, чтоб отнюдь пи под ка- 
ким видом посторонние люди па оном дворе не шата- 
лись п из оного двора без ведома тоП кастылянши 
как с бельем, так и с протчим чем бы то нибыло не 
выпускать. 

7-й пост. — Приказ стоящему часовому за кана- 
лом у ворот на прачепгаом дворе у кастылянши на- 
крепко смотреть п наблюдпть отдаваемое тою касты- 
ляншею оному часовому подсмотренпе белье и прот- 
че вещи чтоб ничего не утратилось и никтоб в тот 
дом входт и вон из оного с чем бы то ни было без 
ведома той кастылянши не выпущать. Сип приказы 
отданы от господина полковника Моллера в нюне ме- 
СЯ11;'? 1775 года". 



Только к 1862 году местность между Смольным и 
городом заселилась, случаи грабежей прекратились 
II потому "нпжеслужптельская команда, несшая до 
того времени караульную службу при Смольном была 
и.тьята из ведомства Воспитательного Общестиа". 

Постепенно распространился обычай писать сталь- 
ными перьями, но еще в 1861 году в Смольном боль- 
ше писали гусиными перьями. Письмоводитель кан- 
целярии даже получал особое вознаграждение за 
чинку гуспных перьев. 

Среди Смолянок былп п]1?дставптельницы следу- 
ющих угасших титулованных родов: принцессы Ви- 
рой, княжны: де-Вро.т[.п-Ревель, Гур'пйские, Костро- 
вы, Колунчаковы, Кончуковы, Несвицкие, графини: 
Ост1)орог, Спмонич, де Тулуз де Лотрек, баронессы 
Жомпни и т. д. 



Извлек Владимир фон Рнхшгр 



Посещение Императором Александром III 
Первого Кадетского Корпуса в 1892 году 




Кончи.шсь рождествен- 
ские каникулы, н мы 6-го 
янг.аря, Б 9 часов вечера, 
ЯЕилпсь в корпус. Уже 
на следующий деиь стали 
мечтать о посещении на- 
шего корпуса Государем. 
В прошлом году весь ян- 
варь и февраль все вол- 
новались, поджпдая Его. 
В спальнях каждый день 
постилались, после нашего 
ухода, новые одеяла, все особенно чистилось и приби- 
ралось. Сами кадеты старались все держать в поряд- 
ке, ожидая в этом году пос'Ьщен1я. Сверху бегали внпз, 
хотя это запрещалось, заглянуть в спальни, не постила- 
ют ли новые одеяла, по пока все было пощ)ежнему. 
Никаких еще прЕготглленпй не наблюдалось. Но слухи 
у нас, малышей, упорно ходили, что в этом году Госу- 
дарь навестит нас. И вот совершенно неожиданно 
разнеслась веста, что Государь приехал. Уже слыш- 
ны былп отдаленные крики приветствия, но было 
странно, они неслись не со стороны церковного подъ- 
езда или, как его называли, Ы^ньпшковского, а со 
стороны классов. Дежурный офицер по нашей 4-й 
роте поручик Неклюдов, который был еще в форме 
Л. Гв. Семеновского полка, как прикомандированный 
к корпусу, выбежал из дежурной комнаты в нашу 
ротную залу и скомандовал построиться. Все мы, 
си.льно возбужденные таким неожиданным приездом 
Государя, толкались, строились в две шеренги фрон- 
том к окнам и дверям, выходящим в коридор. Пору- 



чик Неклюдов спешно нас выравнивал, бросая от- 
рывочные даставления, куда поворачивать голову, 
как отвечать на приветсхБие и прочее, что мы улсе 
хорошо знали из наставленпй наших воспитателей. 
Видимо, он тоже волновался. Протпв меня в первой 
шеренге стоял кадет Ковалев, поступивший прямо во 
2-й класс. Вид у него был бабий, как мы говорили: 
полный, довольно дряблый полнотой, с толстыми ще- 
ками и счень маленьким курносым носом, бушлат на 
пш как-то висел, ие обтягивая его фигуры. Прой- 
дясь несколько раз по фронту ротаг, поручик Неклю- 
дов остановился против Ковалева, обтянул на нем 
бушлат, похлопал по животу, чтобы тот подобрал его. 
Прошелся еще раз по фронту, между тем, как к нам 
уже доносились крики приветствия Государю из 2-й 
роты, что всех нас еще больше нервировало. "Кова- 
лев, ты положительно портишь мне весь строй", — 
сказал дежурный офпцер. — "Стань во вторую ше- 
ренгу, а Исаков перейди в первую". Мы поменялись 
местами. Я был высокий мальчик и очень худоща- 
вый, й начальство старалось меня прятать, а тут та- 
кое счастье, я попал в первую шеренгу. Но поручик 
НемюдоБ не мог успокоиться и, пройдясь раза два 
еще вдоль фронта, опять подошел к Ковалеву и го- 
ворит: "Нет, это невозможно, ты весь строй портишь, 
пойди в "чистилку" и там пережди. Выйдешь, когда 
Государь выйдет из роты". У бедного Ковалева по- 
казались слезы на глазах, но он послушно вышел 
из строя и, обогнув наш правый фланг, скрылся в 
помещение "чистилки", дверь в которую была как 
раз за правым флангом. Вот уже крики приветствия 
доносятся из 3-й роты. Мы все стояли прямо зачаро- 
Б"апныИ, повернув головы в сторону левого фланга, 



так как из двух дперей, ведущих в коридор из рот- 
ного зала. Государь мог выйти слова и, дсйствитель- 
по, через несколько минут, которые нам казались 
вечностью, воптел Государь с Наследником Цесаре- 
вичем Николаем Александровичем, шедшим немного 
впереди. Государь был в сюртуке общегенеральском, 
с Георгаем на шее п при шпаге. Наследник в форме 
Л. Гл. Атаманского Его Высочества пилка. Государь 
поздоровал'ся : "Здравствуйте, кадеты! 1\1ы нашими 
волнующимися, детскими голосами, по довольно 
стройно ответили на приветствие Государя. Государь, 
не обходя фронта, остановился против левого флан- 
га и захотел, чтобы подошел к нему самый :иалень- 
Г;ий кадет Суворов, которого за его малый рост мы 
звали "козявка". Государь потрепал его по голове и 
что^о сказал Наследнику. Наследник как-то смутил- 
ся и было впдно, как дернулась его правая рука, но 
тотчас-же справился со своим смущением. Наслед- 
ник стоял рялом с Государем и по временам Госу- 
дарь клал С1!п1п 11|':11:\1о руку на ПОГОН Наслодника. 
Но вот Госутарь яиииулся вдоль фронта, прошел 
очень близко от меня и остановился против правого 
(()лаяга. Ротный ко^мандир вызвал самого высокого из 
кадет, который и подошел к Государю. Хотя я был 
много блплсе к правому флангу, чем к левому, но со- 
вершенно не помню, что говорил Государь. Очнулся 
от волнения лишь, когда мы отвечали Государю: 
"Счаст-ляво оставаться, Ваше Императорское Вели- 
чество!" и затем послышалось "ура". Из пашей роты 
Государь со свитой пошел через Сборный зал и ко- 
ридор в музей корпуса и, осмотрев его. прошел в 
церковь, где встретил Его паш священник отец Ва- 
силий Преображенский с крестом. Из церкви опять 
по кор1пору п через Соборный, и Гимпастическпй зал 
в лазарет. Из лазарета опять через залы Гтшасти- 
ческий и Сборный к среднему проходу. Прпйдя нашу 
( пальпю. Государь направился в спальню 3-й. 2-й и 
1-й роты. Нам было разрешено идти за свитой Госу- 
даря. Чем дальше шел Государь, тем все больше и 
больше увеличивалась толпа кадет. Когда, окончив 
обход спальни 1-й роты. Государь вошел в вестибюль 
классного подъезда, то швейцар п его помощник стоя- 
ли, держа на левой руке пальто Государя и Наслед- 
ника. Мы толпой обступили Государя. Старгапе ка- 
деты стали просить Государя датт, им что-нибудь па 
память. Государь вынул портспгар и обеими руками, 
поднятынт над нашими головами, стал раздавать па- 
пиросы. Мне страшно хотелось получить хотя бы ку- 
сочек папиросы, но старите с силой отталтшвалп 
пас, малышей. Я все-таки как-то протиснулся к Го- 
сударю с левой стороны и у,1;е чуть-было не поймал 



папироску, как на меня навалились 1'тиршие, при- 
гнув меня своей тяжестью, и мою голоиу прямо прп- 
тнснулн между рукояткой шпаги и сюртуком Госуда- 
11Я. Я чувствую, что эфес налсимает па мою скулу, ни- 
как не могу поднять головы и освободиться. Чувст- 
1;ую лишь характерный запах меди и справа однпм 
глазом вижу заштопанную часть сюртука, что как 
раз против рукоятки шпаги. Я освободился лишь 
тогда, когда некоторые лица из спиты стали отстра- 
нять кадет от Государя, чтоб дать ему возможность 
одеть пальто. После того, как Государь надел пальто, 
старшие кадеты опять стали проспть дать что-нибудь 
на память. Государь вынул из кармана носовой пла- 
ток, разорвал его сам па несколько кусков и раздал 
ближайшим кадетам. Как я ни протискивался, но не 
мог даже прпбл'изпться в это время к Государю. Со- 
провождали Государю такой то.шон на улицу и, ког- 
да Государь сел в сани п посадил рядом с со^ой Нас- 
ледника, мне как-то посчастливилось одной ногой 
стать на полозья саней со стороны Наследника. 

Когда при криках "ура" сани двинулись, то я ни- 
как не мог сразу отцепиться от саней и лишь узко на 
медленном ходу саней отцепился и упал в снег, кото- 
рый лежал, сгребенный в кучи вдоль тротуара. Ког- 
да я встал, отряхнулся от снега п отплевался от того, 
что попало мне в рот. то увидел, что сани с Государем 
улсе сворачивали с кадетской линии па набережную 
Невы но направлению к Дворцовому мосту. 

По возвращении в роту, нам объявили, что Го- 
сударь разрешил отпустить нас по домам на три дня. 
Мы все бросились в ротный цейхгауз за отпускной 
мундирной одеждой и шинелями. Вот где творилось 
столпотворение Вавилонское! .1пшь благодаря тому, 
что я -был высокого роста и второго класса, выта 
щил довольно скоро отпускную одежду, переоделся в 
спальне, явился деж-урпому офицеру и отправился 
домой. 

Придя домой, бросился в объятия мамы, обрадо- 
ванной моим нежданным приходом. Я, захлебываясь 
от счастья, рассказывал маме о посещеппи Госуда- 
1)ем корпуса. "А что же это у тебя, Ваня, распара- 
пана щека?", — спросила меня мама. Когда и рас- 
сказал маме, как попала моя голова между эфесом 
шпаги и сюртуком Государя и что я видел, как у Го- 
сударя был заштопан сюртук, мама мне сказала: 
"Вилпшь, Ваня, какой у нас аккуратный п бережли- 
вый Государь. Берн с него пример, а то ты разо- 
рве'пь гатаны и бегаешь в разорванных, вместо того, 
чтобы дать мне сейчас-же зашить их". 

П. Пгакпв 



16 



Отрывок из воспоминаний 
бывшего юнкера Алексеевца 

ПОСВЯЩАЮ ПАМЯТИ МОЕГО КУРСОВОГО ОФИЦЕРА ГВАРДИИ КАПИТАНА ТКАЧУКА 



]1ак 1;еЁчас помню, ото было в первом пасу двя 
оО-го июля 1914 годи (старый стиль), я робко во- 
шел в вестибюль Алексеевского Военного Училища и, 
по указанию швеНцара, иапрапился в канцелярию 
для подачи своего п[10шення. По росту я был зачис- 
лен в рот'у Его Величества и отдан на попеченпе юн- 
кера старпиго курса. п])иведшего меня в учплпщный 
ыаиеж, где >л;е находилось около двадцати такнх-5Ко 
молодых пггатских, ио юнкерскому прозвищу "шпа- 
ков". 

В Ллексевское училище обычно поступали ппат- 
ские, бывшиц гилназисты, реалисты, студенты, а в 
Александровское, тоже в Москве, шли окончпвппю 
кадетские корпуса, ато было неписаной традицией. 

Вскоре всех нас, рабов Божьих, постригли под 
машинку и повелп пригонять обмундирование. Утро 
следующего дня все ушло на медицинский осмотр, 
причем я получил везде отметку в виде сдинищ,!, что 
меня немного обеспокоило по старой гимназической 
привычке, но оказалось, что зтой цифрой обознача- 
лось хорошее, нормальное состояние здоровья. 

Пссле осмотра, начались занятия, и мы всей ду- 
шой, умом и телом ушли в военную науку. Наше пыл- 
кое и искреннее желание скорее выучиться, конечно, 
очень помогло усваивать все начальные юнкостп 
строя. Вся наша штатская расхлябанное! ь ушла, 
лень и беспечность, так знакомые нам раныпс', ис- 
чезли. Было одно желание скорее стать "отчетли- 
вым" юнкером. 

Вечером 3-го августа пришло известие, что Го- 
сударь со своею семьей прибудет в Москву п 6-го в 
Кремле будет Высочайший парад, и наше училище, 
конечно, участвует, но, увы, только старший курс. 
Мы этому не удивились, ибо винтовку нам еще^ не 
давали даже подержать в руках. Но с.тучилось все 
иначе. На другой день, после обеда, приказано было 
построиться на учплищном плацу и начальник учи- 
лища сообщил нам потрясшую паши души новость: 
Государь Император приказал молодым юнкерам 
участвовать в параде, но без винтовок. '"Я уверен, 
что вы сумеете поддержать блестящую репутацию на- 
шего училища и пройдете перед Государем и своим 
-Шефом Цесаревичем отлично". Молодые глотки с 
удвоенным азартом прокричали своему генералу: 
"Постараемся, ваше превосходительство!" 

Трудно было найти более старательных юнкеров, 
чем мы, молодые Алексеевцы. .Усталости не чувство- 
вали, все наши мысли были заняты только одним: 
завтра мы увидим Государя и Его семью и об этой 
исключительной радости напишем нашим родителям. 



Ведь так редко удавалось нроиннциалам увидеть Го- 
сударя, да еще рядом, — и услышать Его голос. 

Этот предстоящий Высочайший парад как-то сра- 
зу объединил всех нас, съехавшихся со всех концш 
необъятной России, с(1здал приподнятое, радостное 
настроение и гордое сознание принадлежности к Ве- 
ликой Российской Армии. 

Утром 6-го августа мы были разбуашны, как обыч- 
но, без четверти шесть. Погода была прекрасная. 




>'мывание и одевание прошли быстро, старшие нас 
тщательно осматривали до самых мелочей, да мы п 
сами старались быть лучпп1ми из лучших. Через 
час, все училище было на плацу и мы, под музыку, 
в первый раз, пр01нли церемониальным маршем пе- 
ред начальником училища. Для практики повторили 
это несколько раз и, наконец, двинулись в Кремль. 

Впереди развевалось знамя, гремел оркестр и 
шли, блестя штыками, взводы старшего курса, а мы, 
"козероги", как нас принято было называть на млад- 
шем курсе, хоть и без винтовок, марширова.гн за 
своими старшими с гордо поднятыми головами, ибо 
шли мы к своему Государю и своему Шефу Цесаре- 
вичу. Народ останавливался н провожал нас ласко- 
выми и дружескими взглядами, а .мальчишки бел;али 
по сторонам и восторгом, н завистью горели их паза. 
Перед Кремлем, на Красной площади и на прилегаю- 



17 — 



щих улицах мы встретили силишные массы народа, 
жалгдущего увидеть Государя и Его семью. 

В Кремле нас построили перед двсрцох, правее 
стало Алексалдровское военное училища, а левее нас 
— взвод от Тверского кавалерийского. 

Короткий отдых дал 1>ше возмоашость осмотреться 
кругом, я впервые был в Кремле, этой колыбели 
Московской Руси. Нас окружали исторические хра- 
мы п здания, и шл псе были пзволнованы от всего 
виденного и от предстоящего Высочайшего парада. 

Время олшданпя проходит незаметно и вот мед- 
ленно начинают- открываться высокие двери дворца, 
раздается громкая команда, мы замираем, а стар- 
шие юнкера берут '•па караул", загремел встречный 
марш и наше восторженное "ура". 

Кто видел в жизни только раз 
Сиянье кротких Царских глаз. 
Тому их век не позабыть 
И тех очей пе разлюбить... 

С. Бехтеев. 

Государь со свитой сходил по лестнице дворца,; 
Государыня, Наследник и Царевны смотрели на нас 
из окон дворца. 

Государь, обойдя фронт училищ, обратился к нам 
с краткой речью, но я, к стыду моему, плохо ее пом- 
ню, мои глаза заволокло слезами, а ласковый взгляд 



Государя и его близость к нам создали необ7>ясни- 
мые чувства восторга н желание! пожертвовать собой 
во имя л'гобви и преданности к своему Государю и 
Године. 

Церемониальный марш прошел для нас удачно 
и мы удостоились царского "спасибо". 

Пройдя дворец, наш младпгай курс был останов- 
лен и построеп развернутым фронтом. Государь сно- 
ва обошел и внимательно осмот-рел каждого из нас. 
Причиной того, как нам потом говорили, было жела- 
ние Государя увидеть ближе молодых юнкеров, нро- 
бывшпх в училище только неделю и никогда раньше 
не знйвших Боепного строя. 

Радостные и счастливые возвратились мы в учи- 
.П1ще, и не было конца разговорам о Государе, Его 
Семье и об удачном параде. 

Вечером нас ждал новый сюрприз: командир ро- 
тъ1 объявил, что Государь Император приказал юн- 
к-еров старшего курса произвести в подпоручики 1-го 
октября, а пас 1-го декабря в прапорщ!1ки. Боже, 
каким "ура" была встречена эта новость! Все дол- 
го не могли успокоиться, возбужденные такою не- 
олсидапностью. 

Счастливая возможность попасть на фронт при- 
ближалась. 

На другой день. Государь с Семьей выехал в Пе- 
тербург. 

В. Федуленко 



Неожиданная встреча 



"Г. капитан, 1-ой батареи младшего класса юнкер 
Засекин является по случаю увольненпя в отпуск, 
номер билета — 170!" — отрапортовал юнкер Засе- 
кин, взял у дежурного по Училищу офицера увольнн- 
татьный билет, спрятал его за обшлаг шинели, по 
знаку офицера повернулся налево кругом и, весьма 
довольный предстиящим отпуском, вышел из дежур- 
ной комна1ы в швейцарскую. Как и всегда в суббо- 
ту, дежурная комната и швейцарская были полны 
уходившими в отпуск юнкерами. 

В последний раз Засекин поглядел на себя в зер- 
кало. 1\як будто все было в полном порядке — ба- 
рашковая шапка лихо сдвинута на-бок, обмундирова- 
ние, хоть и казенное, пригнано отлично, шинель до- 
статичной длины. 

Форма, более чем скромная, все-жо вид "пуль- 
ный". Чрго-то, конечно, не хватало, но ото "что-то", 
% е. темляк и шпоры, но твердой и неискоренимой 
традиции, будут надеты сейчас-же по выходе из 
подъезда училища. 

Засекин опустил руку в ка11ман и с удовольствием 
ощутил холодок П'лшх савельевских шпор. 

Да, ото была традиция, которую иобороть никак 



не удавалось. О пей зпа.Тн все офицеры обоих ар- 
тиллерийских Училищ, сами в прошлом юнкера тех- 
же Училищ. При встрече с юнкерами вне Учиинща, 
они избегали останавливать свой взгляд на их сапо- 
гах. 

Итак, все было в порядке и Засекнну нужно было 
лишь "словчиться" и почти неззаметно надеть шпо- 
ры и нацепить на шашку темляк, что и было сделано 
в' укромном уголке. 

Студеный петербургский зпмнии день быстро 
меркнул. Там и сям уже видны были огни. Походка 
Засекина стала более уверенной. Савельевские шпо- 
ры мягко звеиоли "малиновым" звоном. Все-же идти 
было далеко и иадо было взять извозчика. Надо было 
торопиться, чтобы со своими посидеть и поспеть во- 
время к Калугиным. У 1."алугииых бывало много мо- 
лодежи, по преимуществу военной. Засекин с удо- 
вольствием подумал о том, как сп наденет собствен- 
ный мундир п ншровары, к которым так хорошо идут 
франпузского лака сапоги от Гозе. Была принасена 
и собственная светло-ж'елтая портупея от Боби- 
на н от него-л;е собственный лакированный пояс 



с вызоло'К'Лной бляхой, на которой красовались пы- 
лающая граната и два скрещенных '"тела орудия". 

Все было установленного образца и только улуч- 
шенного качества. Хотел было ио1)тной поставить 
кованные" галуны, но от этого Засекпн с негодова- 
нием отказался. У них в Училище ношение подоб- 
ных галунов считается недопустимым, чисто "писар- 
ским шаков". Скверно, конечно, что нет пуговиц 
ни на мундире, нп на шинели, но и это ничего — 
артиллеристы выделяются своею скромною формой и 
с достоинством носят и "ученый кант", и присвоен- 
ный им черный бархатный прибор. 

От формы, размышления Засекипа перешли к де- 
лам учебным. Во вторник предстояла репетиция по 
артил-перии у строгого преподавателя и еще более 
строгого инспектора классов генерала Н. Засешш 
думал, что был,о-бы недурно "заложить" эту репети- 
цию, чтобы получше подготовиться и получить во 
всяком случае двузначный балл. "Заложить" репети- 
Ц'ию на юнкерском языке означало "отложить". Для 
этого требовалось представить какие-то серьезные 
причины. Надо было итти к помопщику инспектора 
классов полковнику П., киторый не одобрял; юнкер- 
ского жаргона и всегда поправлял, морщась: "Во- 
йервых, юнкер, не "заложить", а "отло;кить", а во- 
вторых, не "аналитику", а "аналитическую геомет- 
рию", и очень неохотно удовлетворял подобного рода 
просьбы. За этими размышлениями Засекпн и не за- 
метил, что извозчик уже подъезжал к дому, где жили 
его родные, и едва успел! проговорить: "Извозчик, за 
угол направо и по левой стороне, у второго подъез- 
да". Эта фраза напомнила ему, как недавно его се- 
стра-гимназистка, подъезжая к этому-же месту на 
извозчике и желая сказать: "за углом направо" и 
т. д., по рассеянности сказала: "извозчик, и;ке еси 
на небесах". Она только что молилась о ниспослании 
небесной помощи для получения хорошей отметки по 
геометрии. Даже плохо говорившая по-русски гувер- 
нантка поняла и долго Наташе не было потом про- 
хода. 

Извозчик остановился, Засекпн ч>асплатился и 
вошР'Л в крытый подъезд. Его степенно приветствовал 
солидный швейцар Алексей, запасный унтер-офицер 
одного из гвардейских кавалерийских полков. Засевил 
быстро взбеасал и позвонил. Пока снимал шап- 
ку и шинель, он уже узнал от вышедших его встре- 
тить сестер, что у Калугиных сегодня вечер костю- 
мированный и «гго у обоих сестер ул;е имеются ко- 
стюмы. Ну, если так, то он с ними к Калугиным не 
пойдет. Какой интерес идти на костюмированный ве- 
чер, не будучи костюмированным? Приходилось ме- 
нять планы. Сначала это огорчило Засекпна, по по- 
том, вспомнив, что, все ра.вно, Нюрочки у Калуги- 
ных не будет, Засекии почувствовал, что он не осо- 
бенно огорчен. Нюрочка была гимназистка, которая 
очень интересовала Засекина, в чем он, однако, не 
хотел признаяься не только другим, по даже и себе 
самому. 

Во время обеда, Засекину пришлось выдерж'ать 



натиск сестер, усиленно уговаривавших егО' идти на 
вечер. Засекин упорно отказывался, говоря, что ему 
вовсе не интересно идти па костюмированный и мас- 
кированный вечер, не будучи костюмированным. 

ПотО'М, сидя у себя в комнате, Засекин ставил 
себе вопрос — как провести этот вечер? Выходило 
так, что Засекину придется просидеть его дома. Это 
было не особенно весело, — к Калугиным отправля- 
лась вся семья. 

Вдруг дверь с шумом отворилась и в комнату 
вбежала младшая сестра Засекина. "Придумали! 
Придумали!" — • весело прокричала она, — "вот ты 
не хо'чешь идти потому, что у тебя нет костюма. Так 
мы тебя нарядим так, что никто тебя не узнае!". За- 
секин заинтересовался проектом. Оказалось, что его 
предположено нарядить дамой. Быстро были прине- 
сены все необходимые щпшадлежности дамского туа- 
лета. С трудО'М удалось упворпть Засекина сбрить 
пробивающиеся усы. Сестры напудрили ему лицо, 
подрумянили с помопц,ю свеклы, и, обгоревшей спич- 
кой, он сам подвел себе глаза. Из шиньонов была 
сооружена прическа. Через какие-нибудь сорок ми- 
нут вместо юнкера Засекина перед зеркалом стояла 
тапнств?нная незпакошга под черной шелковой полу- 
маской. Сестры были в восторге, в особенности пос- 
ле того, как удалось обмапуть маму, ннсценпровав 
1ШЗИТ незнакомой дамы, якО'Оы же.швшей ее видеть 
и о;к11давшец в юстиной. 

Все сомнения Засекпиа рассеялись и он разве- 
селился. 

Сестры оделись быстро^ Засекин надел ротонду 
матери, вязаный капор и все вышли на улицу. Пока 
швейцар ходил за извозчиком, Засекин- подошел к 
стоявшему неподалеку городовому и, подделываясь 
под низкий грудной женский голос, спросил: "Горо- 
довой, скажите, который теперь чась?" Гсродовой 
оглянулся, посмотрел на часы и со словами: "Да уже 
одиннадцатый час, барьшшя", протянул руку с яв- 
ным намерением обнять за талию незнакомку. Види- 
мо, он принял ее! за переодетую горничную. Надо 
было быстро ретироваться. Было ясно, что За- 
секина принимали за зкенщину. Извозчик быстро 
домчал веселую компаш1ю до дома, где зкилп Калуги- 
ны. Вошли в подъезд и стали у вешалки снимать 
ботики.. Пока швейцар, наклонившись, снимал боти- 
ки у старшей сестры Засекипа, тот, озорничая, 
поставил ему на спину свою ногу в сером ботике. 
Швейцар проворно обернулся и посмот1)ел на Засе- 
кина — в его взгляде отража-члсь изумление и осуж- 
дение. Этот взгляд говорил: "Эта-то куда-лсе? Неуже- 
ли и она в генера^ньский дом?" Поднялись по лест- 
нице и уже в передней увидели цыганок, испанок, 
кучера в русской поддевке с окладистой бородой, 
турка к др. 

В гостиной, под звуки рояля, танцевали костю- 
мированные. Было очень оживленно. Хозяйка дома, 
далеко еще не старая, моложавая дама, пытливо 
осматривала каждую пару, стараясь отгадать, кто 
скрывается под маской. 



— 19 — 



Матери помогали оое оарышнц Калугины и сын, 
лилодои Калугин, тоже артиллерийский юнкер. За- 
метив Засекпна, ироскользнувшего отдельно от" сес- 
тры, г-жа Калугина спросила своих детей: "Л это 
кто-же такая?" 11опытки разгадать остались безус- 
пешными. 'Вечер был удачный. Все веселились от 
души. Веселился и Засекин, оаплясывая за даму со 
всевозможными кавалерами. Протанцевал с Олечкой 
Иемировой, одетой маркизом. Время подходи-Ю к 
ужину и уже все сняли маскп. Х:чзяпка пой- 
мала Засекина около трелья-,ка и сказала: '"Ну. те- 
перь и вы, милочка,, скажнт.? мне - кто вы". Скры- 
ваться далее было неудобно. Засекин снял маску и 
посмотрел на г-жу Калугину. Глаза у него были слег- 
ка подведены, щеки подрумянены, брови подрисова- 
ны, на говове красовалось целое сооружение из чу- 
жих волос. Г-жа Калугина смотрела на него в недо- 
умении, повторяя: "Не узнаю, не узнаю". — "Да 
]!едь ато я, Мария Николаевна! Я, Стива Засекин", 
смущаясь, сказал юнкер. Та сначала как-бы за- 
стыла в изтотленпп, затем всплеснула руками, 
разразилась громким смехом, схватила Засекп- 
на за руку и, продолжая громко смеяться, потащи- 
ла его за соб(1Й. Быстро пройдя несколько комнат, 
они остаьовилпсь у две])И кабинета генерала Калу- 
гина. Там было тихо п, казалось, никого не бы.ю, по, 
войдя в кабинет, Засекин увидел, что тут за несколь- 
кими столамп играли в карты. Поблескивали золо- 
тые и серебряные ополеты. 



Долго Засекину осматриваться не пришлось, так 
как г-жа Калугана подвела его к одному из играв- 
ших в карты. '-Андрей Адамович", — проговорила 
она, смеясь, — "вот зто молодая дама говорит, что 
она с вами хорошо знакома. Нгравшпй встал, Засе- 
кин увидел артил.1ерийскнй сюртук и генеральские 
золотые эполеты — и замер. Если бы перед ним ока- 
зался сатана с хвостом и рогами пли воскресший 
утопленник, он не был бы так ошеломлен. Между 
1ем, генера.1, в котором Засекин узнал своего гроз- 
ного инспектор;; классов, протягивая руку, привет- 
ливо произнес: "А где-же мы встречались?" — "А, 
была, не была", — прснеслось в голове Засекина, п, 
став смирно, он отрапортовал: "В ...ском артилле- 
рийском училише, ваше превосходительство". Успех 
был полный, игравшие привстали и с любопытством 
разглядывали "даму". Генерал Н. засмеялся. 

Ужин прозпел очсн.-э весело Оживленные танцы 
прололжа.Т'Ись н после ужина. Домой вернулись в пя- 
том часу утра. 

Во вторник на репетации, которую "заложить" 
не удалось, Засекин сильно во.1НОвался. Голос гене- 
рала Н.; "Юнкер Засекин, пожалуйте сюда!", — 
прервал все его волнения. 

Глядя на Засекина и, видимо подавляя улыбку, 
ген. Н. сказал: ''А вы, юнкер Засекин, расскажите 
нам, что вы знаете об элипсе рассеивания". 

Л. К. 



Корпусный лазарет 

из ЦИКЛА «КОРПУС ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА 11». 



При близком знакомстве, на склоне лет, К' гда 
болезни приходят чаще и серьезнее чем в молодые 
годы, с условиями, в которые попадают те. кто при- 
нужден ложиться в госпиталь Европы, невольно пе- 
реносишься мыслью в воспоминанпя о детстее и, в 
частности, в наш чудный лазарет Александровского 
Кадетского Корпуса в С.-Петербурге. 

В'гг прош.ю уиге почти 60 лет, а картины дале- 
кого прошлого встают в памяти и можно с уверен- 
ностью сказать, что вряд-.ш где в Европе, в закры- 
том учебном заведении, существовали подобные лаза- 
реты, в начале настоящего века. 

.1азарет Александровского Кадетского Корпуса 
1;омещался на верхнем этаже церковной лестницы, 
на том-же самом этаже, что и чудная церковь Корпу- 
са. Перковь была налево, а лазарет направо. Ши- 
рокая чистая лестница с лифтом была покрыта гута- 
перчевым ковром, отчего па лестнице всегда пахло 
резиной, ладаном и немного аптекой. Первая комна- 
та лазарета была приемная, из которой дверь напра- 
во вела в кабинет старшего врача и в амбулаторию. 
Прямо-же дверь — в первую палату, которая пред- 



назпачалась для поступающих больных, оо.юзнь ко- 
торых еще не определена и не вызыг.ала опасений. 
Сюда же приносили из церкви кадет .падавших в 
обморок от длинной церковной службы. Кровати шли 
вдоль обеих стен, головой к стене, над каждым боль- 
ным висела на железном шесте дощечка (белая с 
красными буквами), на которой стояли фамилия, 
пмя, класс, отделение, описание болезни и порция. 
Все необходимые данные заполнялись чернилами 
красивым почерком фельдшера, причем название 
болезни писалось по-латыни. В ногах стояла дере- 
вянная табуретка, на которой в порядке складыва- 
лись бе.тье и халат. Каждый приходящий больной 
снимал с себя все и одевался во все лазаретное. По- 
средине палаты, где было, вероятно, кроватей 8-10, 
был фонтан (таких фонтанов было три). Эти фон- 
таны были большим соблазном для всякого рода 
шалостей. Нечего и говорить, что было очень забав- 
но и интересно запустить фонтан до потолка и смот- 
реть, как из образовавшейся лужи капала вода 
I! фонтан с потолка. Еслп--,ке такун) струю запу- 
стить под углом, то мо;1;п(1 смеяться, как удивлен 



вновь прибыиший больной из новичков, когда па его 
физпономпю капйет сверху вода. Еще интереснее 
было поприжать пальцем струю с таким расчетом, 
чтобы струя попала в лицо заснувшего больного. 
Первое время в фотапах плавали золот-ые рыбки, но 
и они служили забавой, так-как нередко 11Х подкла- 
дьЕвали в постель прибывающему новичку. Рыб от- 
менили, по их заменили самодельные кораблпкп из 
бртги, иногда даже с оловяпыми солдатиками. Ко- 
раблики храбро сражались, тонули и часто около 
фонтана пол был совершенно мокрый, так как отвер- 
стие в виде тритона, через которое должна была ухо- 
дить вода, закрывалось и вода подступала к самому 
краю. 

Из первой палаты дверь вела в дежурную комна- 
ту, где днем сидел дежурный фельдшер. Пз этой ком- 
наты налево шел коридор, в который выходила ма- 
ленькая палата Л^2 5 на две постели, куда клали по 
дозрительных по заразной болезни. Далее шла ком- 
ната, где ставили клизмы, ванная п уборная. Прямо- 
зке из дежурной комнаты шла дверь в палату № 2, 
тоже йроходную, в которой кровати стояли с левой 
стороны стены, также перпендикулярно к стене, как 
и в первой палате. В итой палате также был фонтан. 
Чтобы пройти дальше, надо было, в конце палаты, 
повернуть направо и пдти по коридору с окнами с ле- 
вой сторопы, выходившими па кадетский плац. С 
правой-же стороны были две палаты, М 3 и Л"» 4 
для тяжело больных; там было по 2 и по 4 кровати, 
и в одной из них также был фонтан. В коридоре 
были шкафы с библиотекой и стояло большое кожа- 
ное, черное кресло, в котором спал почью дежурный 
фельдшер. Коридор упирался в столовую, которая ни- 
чем не напоминала казенное заведение, а просто сто- 
ловую в большом доме, где много детей, и за ней не- 
большая комната, где жпла сестра милосердия. Прп 
мне была чрезвычайно добрая и милая Надеж'да Ива 
повна, которая и председательствовала за трапезами. 

В конце столовой, дверь вела в малый коридор, 
ва который выходила лазаретная кухня, а дальше 
шла черная лестница и за ней заразный лазарет, 
■представлявший собой совершенно изолированный от 
всего корпуса; мир; помещение, как мне помнится, 
состояло пз нескольких, совершенно отдельных палат 
с удобствами, при котором состоял особый фельдшер 
и особый служитель. 

Два раза в день доктор совершал свой обход, и 
кроме него никто из начальства туда не заглядывал. 

В первый перпод болезни (ветренна^я оспа, корь 
и даже дифтерит), когда больпые лежали с темпера- 
турой, было все тихо и спокойно, но легко себе пред- 
ставить, что творплось там в период карантина, ко- 
торый продоллгался 2-3 недели. Чего только не выду 
мывали кадетские головы! Начитавшись рассказов 
Лайп-Рида, они согфужалп из одеял подобие шала- 
шей, сами одевались пндейцамп, вооружались пика- 
ми, которьпш им служили шесты из изголовья кро 
вати, а дощечки служили щитами. Нпкпке уговоры 



фельдшера и служителя не помогали, и лишь к воз- 
кожпсму приходу доктора все приходило более пли 
менее в порядок. Ведь это были совершенно здоро- 
вые юноши, запертые в одну комнату, и, конечно, им 
хотелось больше шалить, чем заниматься уроками. 

Порядок дня в лазарете был следующий: до ут- 
реннего кофе, всем без исключения дежурный фельд- 
шер ставил градусники и эта температура записы 
валась, в виде кривой, на особой доске, висевшей в 
ногах у больного. Затем, после умывания, кто был на 
ногах шел в столовую, где после молитвы, прочитан- 
ной старшим кадетом, добрая Надежда Ивановна 
всем наливала кофе. Кто-же не мог встать, тому па 
кровать ставили особую деревяеную табуретку, по- 
крытую салфеткой. 

После кофе, все приготовилпсь к приходу докто- 
]>а, который после исследования больного, часто ста 
вил весьма неприятные диагнозы "к выписке". 

До прихода доктора, палаты приводились в по- 
рядок лазаретными слузкителями, среди которых за- 
помнился один, по прозвищу Кукушка. Он был зна- 
менит тем, что мот подражать любому лшвотному пли 
птице, и этим вызывал, у молодых пациентов, бо.ть- 
шую зависть. 

Так шло время до завтрака, который всеми озки 
дался с большим нетерпением, особенно по воскре- 
сеньям, когда тем, кто был па простой порции, дава- 
ли по куску пидейки. Днем полагался отдых. 

В 4 часа мерили температуру и старались наблю- 
дать, чтобы температура соответствовала действи 
тельности, а не была "нащелкана". 

После уроков, часто приходили воспитатели или 
кто-нибудь из класса, приносили заданные уроки, 
учебники и делплпсь классными новостями: кого вы- 
бывал п, кого поставили па штраф, пли оставили без 
отпуска. Под вечер-же приходили и родные, которым 
строго воспрещалось передавать больным съедобное; 
все это передавалось сестре Надежде Ивановне, ко- 
торая п выдавала продовольствие в соответствии со 
здоровьем казкдого больного. 

Вечером опять осмотр доктором и опять те5шера- 
тура. 

Процедура, чтобы попасть в лазарет, была двоя- 
кая: в случае экстренного заболевания кадета его 
отсылали, Б сопровождении служителя, с соответству- 
ющей запиской Б лазарет. Те-зке, кто чувствовал не- 
домогание, записывался утром на медицинский ос- 
мотр, который происходил езкедневно во время утрен- 
них приготовлений уроков в ротной зале. Старший 
врач корпуса, Николай Михайлович Смирнов, пли 
младший — Виктор Павлович Пивоваров, в сопро- 
Бозкдешш фельд]пера, совершали этот осмотр. Запи- 
савшиеся больными вызывались к доктору, который 
туг-же п ставил свой диагноз — в лазарет или "без 
прогулки" и проч. Надо добавить, что число безпрогу- 
лочных совершенно исчезало к концу недели, так как 



21 



грозило им остаться и без отпуска. Из лекарств са- 
мые ходкие были Досеров порошок от кашля, завер- 
нутый в вссковый пакетпк, п микстура ипекакуана, 
довольно вкусная, с привкусом миндаля. У кого бо- 
лело горло, тут-же смазывали танннном с глицери- 
ном. Кто. жаловался на О31ноб, ставили градусник. Бы- 
1;алп "ловчилы", которые старались попасть в лаза- 
]1ет и "набивали" температуру, или путем щел- 
канья по градуснику (надо бьно не перестараться), 
или ьарапее натирая подмышкой солью. Но, если та- 
кие "л. вчпли" и попадали в лазарет, их ждало там 
Гюлыпое разочарование — с места большая порция 



касторки с черным кофе. Порций было три: особая 
— куриный бульон с гренками, манная каша или 
кисель. Средняя — суп с рисом, телячьи рубленные 
котлеты или курица жаренная с рисом п кисель. 
Была и усиленная порция — предел кадетских вож- 
делений. 

С какой любовью я вспоминаю время, проведен- 
ное в этом чудесном лазарете, п часто, переносясь 
мыслью, думаю: кто теперь там пользуется темп бла- 
гами, которые оставил пм старый релспм? 

В. Камгискпп 



Фосфор 

(ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ВЛАДИКАВКАЗЦА). 



Ппоизошл ото в VI классе славного Владикавказ- 
ского корпуса в лето от Р. X. 1912. Время прибли- 
жалось ул:с к шестому декабря — дню Св. Николая, 
который был нашим ротным праздником, и в этот 
день в 1-й роте всегда бывал бал. К этоуу балу мы 
уже начали готовиться, и, конечно, только о нем мог- 
ли др1ать п говорить. Но воскресеньям отпускные 
уже приносили пз города заказанные им флакончики 
одеколона, фиксатуар, при помощи которого некото- 
рые франты рассчитывали изобразить нечто вроде 
пробора на своих остриженных головах, серые ни- 
тяные перчатки для танцоров п прочие аксессуары. 

Но обычаю, на время бала, из всех классов вы- 
носились парты и в них устраивались гостиные, при- 
чем между классами всегда было соревнование, кто 
из одних и тех же казенных вещей — мебели, цве- 
тов п декоративных растений в кадках — сумеет 
создать нанбольший уют п комфорт. Рисовались кар- 
тины, плелпсь гирлянды и т. п. И вот, за несколько 
дней до праздника, в самое горячее время самых 
больших хлопот и треволнений, когда никто уже не 
мог учпть уроков," преподаватель физики и хттии Ни- 
колай Николаевич Златовратскдй, на кадетском язы- 
ке "Кривошея" — он всегда держал голову несколь- 
ко на бок, — принес в класс и поставил на стол стек- 
лянную баночку, в которой в какой-то мутной жид- 
кости плавали зеленые колбаски. 

Посыпались остроты: "Смотри, сосиски..." "Это 
он завтрак с собой нрипес"... "Ну да, оставь только 
в учительской, голодные звери все сожрут"... Да, 
ведь, они тухлые — видишь, зеленые"... "Сожрут п 
тухлые". 

Но урок нуято было оттянуть во что бы то ни ста- 
ло, а преподавателя занять, чтобы он, чего доброго, 
не вздумал спрашивать, и не успел "Кривошея" 
сесть за стол и открыть лсурнал, как начались вопро- 
сы: "Господин преподаватель, что это у вас в баноч- 
ке?" — "Николай Николаевич, это малосольные 
огурчики?" 



Клюнуло: "Это фосфор", — ответил '-Крииошея", 
закрывая журнал и вставал. Тут 1!стунил улсе целый 
хор; "Николай Николаевич, расскажите про фос- 
фор... Пожалуйста, расскажите!" И Златовратский, 
вынув деревянными пщпчиками из банки одну палоч- 
ку и ]10казьгвая ее нам, стал рассказывать... 

Все, что рассказал нам "Кривошея", включи- 
тельно до того, что фосфор легко самовоспламеняет- 
ся, не произвело на нас никакого впечатления, но 
упоминание о том, что фосфор и натертые им пред- 
меты имеют свойство "фосфоресцировать", вызвало 
в наших умах еще неясные ассоциации и заставило 
класс насторожиться... 

Кому первому прпшла гениальная идея, пли-же 
действительно гениальные пдеп могут зарождаться 
одновременно в нескольких головах, и поныне оста- 
ется невыясненным, но только вслед за зарождением 
идеп последовало ее немедленное осуществление. 

В конце урока "Кривошея" был окрун;ен плотным 
кольцом кадет, приставивших к нему с разными во- 
просами, а в это время за его спиной, одна колбаска, 
как бы сама собой, выскочила из баночки и исчезла 
в ближайшей парте, после чего пленник был осво- 
бож'ден, взял журнал и вышел из класса. 

Сейчас-же были мобилизованы все классные ху- 
дожники, которые принялись, начиная с ближайшей- 
зке перемены, разрисовывать карандашами заднюю 
стену класса, незаметными для скромного глаза, 
виньетками, медальонами, сердцами и вензелями на- 
ших прекрасных дам. с тем, чтобы потом навести их 
фосфором и в вечер бала поразить всех неожиданным 
сюрпризом. 

Наконец, все предварительные работы закон^е- 
ны... До праздника остается только один день... ]10с- 
лезавтра... 

Наступает торжественный момент самого главно- 
го... вечерние занятия... Наш воспитатель, полковник 
^1.... болен улсе около двух недель и его заменяет 



22 



ротный ко:иавдир, который редко присутствует на ве- 
черних занятиях, о чем красноречиво свидетельству- 
ют успехи отделения и число сидящих без от'пуска 
за неудовлетБорительпые баллы. Не приходит оп и 
на этот раз... 

К делу... "ыахалка" к двери... Анатолий Поляков, 
пначе "солдат", а еще иначе "Архип Осипов", свя- 
щеннодействуя, отБинчЕвает решетку и вынимает из 
стдушппы в стене фосфор в жестяной коробочке, за- 
вернутый в мокрую тряпку. 

Самый длинный в отделении, Поляков, приятель 
Полякова и его сосед по парте-камчатке, конечно, 
становится к стене, опершись о нее руками. Поляков 
снюшет сапогп и взбпрается к нему на плечи. Ему 
подают фосфор, и оп начинает наводить рисунок по 
карандашному наброску. Следим, затаив дыхание... 
Бременами тушится свет и мы любуемся выступаю- 
щим светящимся узором. Слышим замечания: "То- 
ля, наведи вот здесь еще раз''... "Солдат, солдат, по- 
правь вон там"... Дело идет быстро, вот готова уже 
!1оловина... еп!,е ]1емпого... Наконец, остается только 
поспльпее натереть сердца, чтобы они горели так, 
как полагается гореть кадетскому сердцу, и изобра- 
зить вензеля, как вдруг... фосфор вспыхивает. Се- 
кунду, две Поляков смотрит на пего, как зачарован- 
пый... 

"Туши, туши", — раздаются крики... И Поляков 
стал тушить. Сначала он несколько раз сильно дунул, 
но фосфор плавился, кипел и уже тек по его пальцам. 
Тогда оп отчаянно махнул рукой... еще и еще раз... 
целые фонтаны горящих брызг полетели на стену, 
на пол, на эталсерку с книгами, на вешалку о рядом 
наших мундиров и фуражек, на занавеску — фосфор 
горел всюду: на снипе у Полякова, который слетел 
на пол, па сапогах и штанах у тех, кто пытался за- 
топтать горевшие на полу брызги. Горели мундиры, 
фура}вки, кнпги... Вспыхнула занавеска. Э-ю послу- 
жпло сигналом. Кто-то распахнул окно и за окно, где 
шел мокрый снег с дождем, полетели и занавески, и 
мундиры, и книги. В азарте вылетела и сама этажер- 
ка, которой уже ничто не угрожало, и сорный ящик, 
и даже ]1рсподавательскпй стул, бывшие в противо- 
положном утлу класса. 

С грехом пополам, общими усилиями потушили 
руки и рукава Полякова, его спину, пол и все 
остальное. Класс был полон черного, вонючего дыма, 
и все мы выглядели весьма непрезентабельно. При- 
вести что-либо в порядок и сговориться не успели... 
Да и о чем было сговариваться? 

Услышав шум и почувствовав запах гари, прибе- 
жал воспитатель соседнего отделенпя. "Что у вас 
случилось?" — "Пожар, господпп полковник". — 
"Как, отчего?" — Молчание.... Воспитатель стал 
осматривать класс и кадет. Причина пожара была 
быстро установлена. "Поляков, в чем дело? Почему 
вы босиком? Где ваши сапоги? Как вы обожгли 
руки?" — "Тушпли", — откуда то сзади пьггается 
выручить чей-то робкий голос, но воспитатель продол- 



жает допрашивать Полякова: "Ведь это фосфор. От- 
куда? Что вы делали?..." — Пришлось выкладывать 
начистоту все, как было... Вот только каким-то обра- 
зом оказалось, что палочку фосфора "Кривошея" за- 
был на столе после урока... 

А в общем отделались дешево: во время бала наш 
класс был тегмен и закрыт на ключ. Отпускные, ко- 
торые, к слову сказать, меньше других были винова- 
ты, расплатились за всех и отсидели в субботу и в 
воскресенье без отпуска (без отпуска было оставле- 
но все отделение), Поляков, отлежав несколько дней 
Е лазарете, еще месяца полтора ходил с забинтован- 
ными руками. Были и другие пострадавшие, но нет 
худа без добра, и это надолго' спасло не то.иько их, 
по и все отделение от письменных работ, а все мы 
заслу;кпли кличку "погорельцев". 
Д- К. 

ОТ РЕДАКЦИИ 

в М 40 нашего журнаш "ВОЕННАЯ БЫЛЬ" в 
статье Н. Н. Голеевскою — "Т1М тамени" во вто- 
ром столбце, внизу стр. 4-й, пропущено несколько 
строк пибора: после слов "а в заключиие", следует: 

обращаясь к суду, он сказал ]1риблпзктельпо сле- 
дующее: 

— Посмотрите па этих кадет, ведь опи еще совсем 
дети. 

Что БЫ от этих детей можете требова1Ъ? 

Их с самого раннего детства ьоспптывалп, внушая 
чем являются для них зпамеиа. Это одна из самых 
наивысших святынь, за которую, не щадя жизни, они 
доляшы идти куда угодно, даже в огонь и в воду. 

Как зке после всего этого, эти дети могли поступить 
пначе? 

А для вас, как вы сами говорите, это просто тряпки. 

Так за что-же тогда суд1гть? Ну судите их за 
трятш. 

Присяжные, под громкпе рукоплескания публики, 
]>ынесли кадетам оправдательны!! приговор и больше- 
викам ничего не оставалось делать, как, прямо из су- 
да, выпустить их на свободу. В тайне, однако, больше- 
виками было решено на другой же день снова их аре- 
стовать. Но они просчитались, потому что друзья и 
знакомые кадет немедленно сфабриковали для них 
поддельные солдатскпе документы, снабдили нх 
солдатским обмундпрованпем и в тот-же день Л. Ппр- 
скпй с вечерним поездом уехал к себе домой в Пензу, 
а К. России и Качалов с первым попавшимся парохо- 
дом, исче-зли из Симбирска, и на другой деяь благопо- 
лучно добрались до Самары. 

Я же придя из города домой, застал их епдящимп 
у меня в гостиной п на мое приветствие Костя Ро'ссин 
подымаясь с кресла, торжественно объявляет: 
' — Приехали к тебе жить. 

Принося наши извинения автору и читателям, 
мы. просим исправить эту досадную ошибку. 



23 



Систематический указатель журнала „Военная Быль'' 



№№ 1—30 (Продолжение) 



Чугуевское Военное училище 

Из прошлого Русской армии и флота — № И, 
октябрь 1954 г., стр. 23. 

Александровское Военное училище 

Александровское Военное училище — № 21, но- 
ябрь 1956 г., стр. 25. 

Казанское Военное училище 

Из прошлого Русско11 армнн и флота — № И, 
октябрь 1954 г., стр. 23. 

Из прошлого Казанских юнкеров — № 17, март 

1956 г., стр. 28. 

Николаевское Кавалерийское училище 

Первые дни в славной Школе • — № 7, октябрь 
1953 г., стр. 11; № 8, январь 1954 г., стр. 5; Х» 9, 
апрель 1954 г., стр. 5. 

Слава суворовским кадетам, славной Школе и Ца- 
ревым уланам — № 26, сентябрь 1957 г., стр. 26. 

Юнкер Эймелеус — № 10, июль 1954 г., стр. 13. 

Царская Сотня — № 18, май 1956 г., стр. 19. 

Памятник Лермонтову — № 26, сентября 1957 г., 
стр. 18. 

Школа гвардейских юнкеров и ее подготовитель^ 
ный пансион — № 24, май 1957 г., стр. 23. 

Миниатюры прошлого — № 29, марта 1958 г., 
стр. 27. 

Елисаветградское Кавалерийское училище 

Воспоминания юнкера — № 6, июль 1953 г., 
стр. 36. 

Елисаветградское Кавалерийское училище — № 
19, июль 1953 г., стр. 36; № 20, сентябрь 1956 г., 
стр. 6; К» 21, ноябрь 1956 г., стр. 5; № 22. январь 

1957 г., стр. 27. 

Армянский генерал — № 27, ноябрь 1957 г., 
стр. 25. 

Тверское Кавалерийское училище 

Высочайше утвержденный жетон Тверского Кава- 
лерийского училища — № 18, май 1956 г., стр. 25. 

Атаманское Военное училище 

Атаманское Военное училище под Каховской — 
№ 11, октябрь 1954 г., стр. 10; № 12, январь 1955 
года, стр. 9. 

Михайловское Артиллерийское училище 

Первый конный праздник в Высочайшем присут- 
ствии — № 26, сентябрь 1957 г.. стр. 21. 

Константиновское Артиллерийское училище 

Спортивный артиллерийский праздник — № 16. 
январь 1956 г., стр. 26. 



150 лет основания Дворянского Полка — № 24, 
май 1957 г., стр. 26. 

Генерал В. Т. Чернявский — № 26, сентябрь 
1957 г., стр. 27. 



ОТДЕЛ III 
ИМПЕРАТОРСКИЕ ОРЛЫ — ГВАРДИЯ 

Лейб-гвардии Преображенский полк 

Кульмский крест — № 4, январь 1953 г., стр. 3. 

Из прошлого Русской армии и флота — № 14, 
июль 1955 г., стр. 27. 

Из прошлого Русской армии и флота — № 16, 
январь 1956 г., стр. 28. 

О Знаменных Галерных Флагах — № 19, июль 
1956 г., стр. 28. 

'Преображенцы и семеновиы в истории Русской 
культуры и цивилизации — № 20, сентябрь 1956 г.. 
стр. 26. 

Лейб-гвардии Семеновский полк 

Куль.мский крест — № 4, январь 1953 г., стр. 3. 

Из прошлого Русской армии и флота — № 14, 
июль 1955 г.. стр. 27; № 16, январь 1956 г., стр. 28. 

О Знаменных Галерных Флагах — № 19, июль 
1956 г.. стр. 29. 

Преображенцы и семеновцы в истории Русской 
культуры и цивилизации — № 20, сентябрь 1956 г., 
стр. 26. 

Лейб-гвардии Измайловский полк 

Кульмский крест — № 4, январь 1953 г., стр. 3. 
Из прошлого Русской армии и флота — № 14, 
июль 1955 г., стр. 27. 

Лейб-гвардии Егерский полк 

Кульмский крест — № 4, январь 1953 г., стр. 3. 
Производство в офицеры — № 24, май 1957 г., 
стр. 21. 

Лейб-гвардии Гренадерский полк 

Застольный тост в день полкового юбилея (сти- 
хи) — № 18, стр. 18. 

Голая Пристань — № 6, июль 1953 г., стр. 43; 
>:о 7. октябрь 1953 г., стр. 35. 

Лейб-гвардии Гренадерский полк — № 18, май 
1956 г., стр. 17. 

Гренадеры — № 18, май 1956 г., стр. 1. 

Е. Л. Янковский. 



(Продолжение следует) 



— 24 



Ко всем ревнующим 
о Российской воинской славе 

За сорок лет эмиграции, наши зарубежные военные писатели и ученые написали и издали 
немало литературных и научных трудов, в области военной истории и быта. Мы уходим в веч- 
ность. После нас остается пустое место н некому его заполнить. Все эти труды канут в Лету и 
огромный ценнейший военно-исторический материал пропадает для будущего историка. 

Ревнуя о сохранении памяти этих труженников на поле Российской культуры, я приступил, 
хотя и с большим опозданием, к составлению Библиографии Русской зарубежной военной печати. 
Я отдаю себе ясный отчет в огромности стоящей передо мной задачи и понимаю, что один я .\шо- 
гого сделать не смогу. Тут нужен общий, коллективный труд, всех полшящих о Российской воен- 
ной славе. 

Я обращаюсь с убедительной и покорной просьбой ко всем зарубежным воинским органи- 
зациям, ко все.м отдельным военным, ко всем Русским людя.м за рубежом, имеющим в свое.м рас- 
поряжении, какие бы то ни было издания по военной литературе или науке, изданные за рубежом 
за время после 1 декабря 1920 года, или предоставить .мне возможность с ними ознакомиться или 
дать точные библиографические сведения о каждом издании. (Автор, название книги или жур- 
нала, год и место издания, количество страниц и вообще воз.можно более полные сведения о дан- 
ном издании). 

За все присланное буду искренне благодарен 1; прошу помнить, что каждое, вновь поступив- 
шее сведение будет небольшим вкладом в памятник того, что сделали Русские военные писатели 
и ученые зарубежом, для прославления воинской славы своего далекого и великого Отечества. 

Алексей ГЕРИНГ. 




ПРЕДСТАВЛЯЮЩИЕ НЕКОТОРЫЕ ЧАСТИ РОССИСКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ, 

В ПАРАДНЫХ ФОРМАХ 1914 ГОДА. 

Любители н коллекционеры могут приобрести у Г. В. Иванова, в Стокгольме. 
Фигуры гравированы частью проф. Ресснером, частью — Лекке и не имеют ничего об- 
щего со старыми нюренбергскими фигурка^п^, к которым многие привыкли с детства. 
Размер фигур — кирасиры — 49 мм., пешие фигуры — 32 мм. Фигуры продаются не- 
раскрашенными и, только в особых случаях, издатель прилагает раскрашенные образцы. 
Пересылка за счет заказчика. 

Издатель не коммерсант, а коллекционер. Продажа фигур служит средством для 
■расширения коллекции, конечной целью которой является представление всех частей , 
Российской Армии. 

В настоящее время, издатель располагает следующилщ фигурами: Собственный Его 
Императорского Величества Конвой, 1-ая Гвардейская кавалер, дивизия, Лейб-гвардии 
Гусарский, Конно-Гренадерскш'!, Казачий и Атаманский полки, Рота Дворцовых грена- 
дер, в строю фронта и Гвардейская пехота кроме полков лейб-гвардш! Павловского и 
4 Стрелкового Императорской Фа^шлии. 

Цены: Конные фигуры: офицеры, штандарт, трубачи — 0,75 шв. кр. 

рядовые 1-й шеренги, со стальн. пика\и1 — 0,60 шв. кр. 

» 2-й шеренги — 0,45 шв. кр. 

Пешие фигуры: офицеры, знамена, барабанщик и пр. — 0,40 шв. кр. 

рядовые — 0,25 шв. кр. 

Заказы направлять по адресу: О. 1уапоу. ЛУа81таппа§а1ап 80^. 81:оск11о1т 
Та. 8иёс1е. 



Ье В1гес1еиг: М' А. Сиег1п^. 



Сшрг. Ле На?агг«, 11. 



Сог<)«и«ге1. Ршп1 



ПРИНИМАЕТСЯ ПОДПИСКА НА 1960 ГОД НА ЕЖЕМЕСЯЧНУЮ 
ВОЕННО-НАЦИОНАЛЬНУЮ ГАЗЕТУ 



91 



Вестник'' 



Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А. А. ГЕРИНГА. 

Десятый год издания. 

ПОДПИСКА ПРИНИМАЕТСЯ ПО АДРЕСУ РЕДАКЦИИ: 
I 61, рю Шардон-Лагаш, Париж (16), а также у всех Представителей «ВОЕННОЙ БЫЛИ» и 

« ВЕСТНИКА ». 

Подписная цена с пересылкой на год : 

7 Н. Фр., в странах заокеанских — 2 дол. 40 цен. 
В газете — постоянные отделы: В порабощенной России, Кадетская жизнь, Нам пишут и друг. 



Вышла из печати и поступила в продажу книга = 
К. С. ПОПОВА I 

мЛейб-Эриванцы В Великую войну*' | 

в книге 250 стр., 10 схем и 30 фотографий. = 

Книга не поступит для продажи в книжные ма- Е 

газины. Выписывать только со склада издания: = 

С. РОРОУ, 32, гие СЬайе» йе СгаиНе, = 

Моп1топепсу (8.-е1-0.). = 

Стоимость книги: 2.500 фр.; страны заокеан- = 

скне — 6 амер. дол. = 



м Морские записки'' 

под ред. стар. лейт. барона Г. Н. ТАУБЕ. 

Вышел и разослан подписчикам № 4 (49) 

т. XVII, 1959 г. 

подписная цена - — 3 дол. в год. 

Представитель на Францию В. В. Скрябин, 
38, Б(1 йе 1а КернЬИдие, Вои1о§пе 8/8. 



Литературно-политические тетради 

„ВОЗРОЖДЕНИЕ" 



{?«^31Й»Ж*^?<?»««й«^«?«^^{ХЭЙ^ 



Независимый орган национальной мысли. 
34-й год издания. 

.Адрес редакции: 
73, ауепие с1е5 С11атр8-Е1}18ёе5, Рагйз- 




Журнал «ВОЕННАЯ БЫЛЬ» можно получать: 

Париж — в Конторе журнала — 61, гие СЬаг- 

йоп-Ьа^асЬе, Рагхз (16') и в Русских 

книжных магазинах. 

Брюссель — у И. Н. Звездкина — 1, СЬеш!!! 

Виса!, Тегуцгеп. ВгияеИез. 
Лондон — а) у В. В. Барачевского — • 23, А1(1ег 

Сл-оуе, Ьошйоп N. ЛУ. 2, б) у Д. К. 

Краснопольского — 49, Репул^егп Коа<1, 

Ьопйоп 8. ЛУ. 5. 
Германия — у И. Н. Горяйнова — НатЬигд 

№и§гаЬеп, 1, Ро81 Ьа§егп(1. 
Копенгаген — у Г. П. Пономарева — Вгеа- 

§ас1е 53, СорепЬа§не. 
Тунис — у Н. Ф. Гаттенбергер — Воикуагс! 

{1е Папйге Ме§г1пе. 
Италия — у В. И. Дюкина — Уха Кетсгепве , 

86, Вота. 
Сев. Ам. С.Ш. — в Обще-Кадетском Объеди- 
нении у В. А. Высоцкого 410, К1- 

уегс1с1е Опуе Ар. 103 А. Келу-Хогк 25. 
Калифорния — в Обще-Кадетском Объединении 

у Г. А. Куторга — 272, 2 ауепие 8ап- 

Ргапсхзсо 18. 
Канада у К. Н. Мартемьянова — 716, Оеггагй 

81г. Еаз!. Тогоп1о, ОКТ. 
Австралия — а) у В. Ю.Степанова, 57, гие Вгисе, 

81аптог (К. 8. ЛЛ''.); б) у Н. А. Косач, 
16, Уа1та1 ауе. Шп^'з Рагк, А(1е1а1{1е, 

8оиШ Аи51гаИа. 
Венецуэла — у К. А. Келльнера — 24, ау. 

8агг1а, Сагасая. 
Аргентина — у Б. Н. Ряснянского — ОЫщл- 

ёо 2130, Виепоз-А'шев. 



№ 42 

МАЙ 1960 Г. 

год ИЗДАНИЯ 9-1 




1Е РА55Ё М111ТАтЕ 




ИЗДАНИЕ 

ОБЩЕ-КАДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ 

ПАРИЖ 



ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! 

Редакция и Издательство сердечно поздравляют 

\дорогих сотрудников, подписчиков и читателей 

со светлым Праздником Воскресения Христова 



'а}ГЙ|1П1|{ГЙ1ЙТ||>7Г.1.УЙ1,УЯ1В^1УШ 



СОДЕРЖАНИЕ: 

Стр. 

Знаменательный рапорт — А. фон-Лампе 1 

Ночь после К'аушенского боя — Василий Кочубей 5 

5-ая Донская казачья батарея в войну 1914-15 гг. — И. П. Седов 10 

^Мершему другу — Н. М 14 

Первые бои 45 пехотного Азовского полка в 1914 г. — В. БелоВ) 14 

«Ожерелье Земли Русской» — Г. Аустрин 17 

Суббота во Владикавказском корпусе — Н. Беляевский 20 

Послесловие к статье «Пушка» — А. Лазорин 23 

Систематический указатель журнала «Военная Быль» №№ 1 — 30 

(продолжение) Л. Янковский 24 

Хроника «Военком Были» III 



ПОДПИСНАЯ ЦЕНА НА 1960 ГОД — ШЕСТЬ НОМЕРОВ: во Франции и Северной Африке — 15 
нов. фр. с пересылкой; в Германии — 12 марок; в Англии и Австралии — 25 шил.; в странах заоке- 
анских — 4 дол. 50 ц. ОТДЕЛЬНЫЕ НОМЕРА: во Фращии и Северной Африке — 2 нов. фр. 50 сант., в Гер- 
мании — 2 м., в Англии и Австралии — 5 шил., в странах заокеанских — 80 ам. цент. 

Всю переписку и денежные переводы по ИЗДАТЕЛЬСТВУ, направлять по адресу РЕДАКЦИИ: 
6/, пи- СЬагЛопЬадасНе, РигЫ {16'). Тё1.: МШ 72-55. 

Для Франции и Северной Африки можно переводить на Почтовый Счет: С. Р. 2881-89 Рап8, 
А. Спеппд. 



ВОЕННАЯ БЫЛЬ 

ИЗДАНИЕ ОБЩЕ-КАДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ПОД РЕДАКЦИЕЙ А. А. ГЕРИНГА. 
Адрес Редакции и Конторы — 61, кге снАв^ОN-^А^АСНЕ ракк (хе»). лик. 72 55 



9-й год издания 



№ 42 МАЙ 1960 Г. 



В1те5<:г1е1. 



Рпх — 2,50 Х.Г. 



Знаменательный рапорт 



в ларю 1917 года, когда все мы, находясь на фрон- 
те, перезкивали очень горячо все события тогдашне- 
го времени, связанные с "бескровной февральской 
револю1Ц1ей", наше начальство, до которого уже до- 
ходили слухи о предстояп1;их переменах в составе 
высшего командования, при "гучковской" реформе, 
положительно растерялось. Я, будучи штаб-офицером 
генерального штаба в штабе ХУШ армейского корпу- 
са, временно исполнял должности начальника его шта- 
ба, так-как прежний — генерал граф С. Н. Камен- 
ский получил высшее назначение, а вновь назначен- 
ный — генерал Э. А. Верцинский еще ]> штаб не при- 
ехал. 

Нашим соседом был XI армейский корпус и, в част- 
ности, 32 пехотная дивизия. В последней, повндимо- 
му, растерянности не было, так-как уже в первой по- 
ловине марта я получил нз штаба этой дивизии неко- 
торое количество экземпляров рапорта начальника 
этой дивизии, адресованных не в порядке подчинен- 
ности, а прямо Команду10ш,ему ТШ армией генералу 
Каледину и копия — командиру XI армейского кор- 
пуса, генералу графу Баранцеву. 

Рапорт этот был совершенно необычен. Напечатан- 
ный на бланке начальника 32 пехотной дивизии, да- 
тированный "Действуюш;ей армией"" и подписанный 9 
марта 1917 года, № 20-м, он был подписан не толь- 
ко начальником дивизии генерал-лейтенантом Попо- 
вым и его начальником штаба генерал-майором Бело- 
усовым, но и старшими начальниками пехотных пол- 
ков дивизии: 125 Курского, 126 Рыльского, 127 Пу- 
тивльского, 128 Старооскольского и 32 артиллерий- 
ской бригады. Такой порядок подписания рапорта на- 
чальника дивизии и помимо направления его не по 
команде был тол№ нарушением законного порядка, но, 
в то время, несмотря на то, что революция только что 
разразилась, это особого удивления не вызвало. 

Рапорт генерала Попова говорил о том, что у 5к е 
наболело у всех настояицтх военных и потому он, как 
я потом убедился, вызвал полное сочувствие не толь- 
ко у пас и у тех старших начальников ХТШ корпу- 
са, которым я разослал размноженные мною его ко- 
пии, но и, вообще, он быстро распространился и всю- 
ду имел успех, так-как революционный угар Петер- 
бурга еще не охватил наших чинов, несмотря на то, 



что ХУШ корпус имел в в Петербурге, где наш штаб 
стоял в мирное время, не малые корни. 

Вот содержание этого знаменательного рапорта, ко- 
торый я привожу перепечатанным с фотостата. 

Н А Ч А Л Ь Н И К Ъ 

32-й 
ПАХОТНОЙ дивизш. 

Марта 9 днл 1917 года. 
№ 20. 
Лп-йствующал армгя. 



Въ собствен'ныя руки. 
К&лтндующему ТШ-й Армгей. 
Коп1я Командиру Х1-го армейскаго корпуса. 

Р А П О Р Т Ъ. 

Мапнфестомъ ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЫСОЧЕ- 
СТВА ВЕ.11ИКАГ0 КНЯЗЯ МИХАИ.1А АЛЕКСАН- 
ДРОВИЧА, данпымъ 3-го текущаго марта, Верховная 
власть въ Государств'!; передана Временному Прави- 
тельству, возникшему по почину Государственной 
Думы. 

Объявленъ составь Министерства съ ПредсЬдате- 
лемъ Совета- Министровъ Княземъ Л ь в о в ы м ъ. 

Для разсмотр'Ьшя вопроса по Военному Ведомству 
оставленъ Военный Сов'Ьтъ, составленный пзъ выс- 
шихъ военныхъ чиновъ, вполн* компетентныхъ въ во- 
епномъ д'Ьл'Ь, глубокихъ знатоковъ потребностей духа 
к жизни нашей арм1и. 

Вс4 важные вопросы, касавш1еся арм1п, разсматрн- 
вались Военныыъ Сов'Ьтомъ по представленш Воен- 
паго Министра и по ВЫСОЧАЙШЕМУ утверждешю 
получали силу закона. 

Въ настоящее время Новое Правительство поста- 
];ило во глав* Военнаго Ведомства Военнаго Минист- 
ра, лицо, если и знакомое съ вопросами Военнаго Ве- 
домства, то лишь исключительно материальными: ук- 
ладъ жизни и потребности моральнаго свойства ар- 
М1п ему чужды, какъ л1щу непричастному къ ней. 

Каза.10сь бы, что при такомъ Военномъ Министр']^ 
вопросы, касающ1еся духовной жизни арм1и, подле- 



жать разсмотр'БН1ю цсключительно Военнылъ Соб*- 
юмъ, постановлен1я коего доллшы быть разсмотр'Ьны 
иысши:уъ учрежден1ел1ъ — Государственной Дулои п 
только поел* этого получать силу закона. 

При такой постановк-Ь д'Ьла молено было бы быть 
покойнымъ за судьбу арл1и при вновь устанавливае- 
момъ режим* въ Государств*. 

Въ действительности лес вопросы внутренняго укла- 
да лахзнп арм1И рЬшаются Воениымъ Мпннстромъ еди- 
нолично, по обстоятельствамъ времени — спешно и 
безъ санкцхп высшаго Государственнаго Учрежден1я 
объявляются въ приказахъ по Военному Ведомству къ 
срочнолу псполненио. 

Такшяъ порядкомъ появился приказъ по Военному 
Ведомству, сообщенный въ телеграмм* Военнаго Ми- 
нистра НАШТАВЕРХ за Ле 9215, объ с.тм*п* огра- 
ппчен1й ]!ъ правахъ нпжнпхъ чнновъ. 

Приказъ по Военному В'Ьдомству возникъ и нзданъ 
подъ давленхемъ Совета рабочихъ депутатовъ, въ дух* 
соц1алъ-демократпческой партш, поставившей себ* 
п,*лыо уничтожить арм1ю путемъ разложешя нравст- 
венных устоенъ ея. 

Приведенный приказъ Военпаго Министра являет- 
ся первымъ большилъ шагомъ въ сод*йстб1и указан- 
ной партш осуи|,ествпть эту нхъ заБ*гную ^течту. 

Подъ впдо^гь отм*пы ограничений въ правахъ нпж- 
нпхъ чиновъ Воепнымъ Минпстромъ вносится въ ар- 
М110 г,озбужден1е ни;кпыхъ чиповъ против офицеровъ, 
]-нуш;1я пмъ что отм*неиныя приказомъ правила 
воинской дисцилпны были ни ч*мъ ннымъ, какъ сим- 
голомъ рабск1гхъ отношен1й посл*днн.\ъ къ первымъ. 
Приказъ является какъ бы раскр*пощен1емъ наж- 
ипхъ чиновъ, что должно пор|1дпть въ нпхъ чувство 
озлобле111Я и иенависти къ офицерскому составу. 

Гакимъ об1;азомъ глава Военпаго Министерства, 
члепъ Новаго Правительства, началъ свою д*ятель- 
пость съ того, чтобы служить той оргаиизацп!, кото- 
рая им*етъ ц*лью уни»гголсеп1е арм1и, а сл*дователь- 
ио уничтожсн1е возможности для Государства и наро- 
да русскаго самостоят'ельно су]цествовать. 

Еще бол*е Военный Министръ находился видимо 
подъ давлен1елъ не только СовЬта рабочпхъ, но и сол- 
датскпхъ депутатовъ, депутатовъ не отъ арм1п, не ^тъ 
колпетентныхъ .чъ военномъ д*л* лицъ комаиднаго 
состава, а отъ педпсцпплинпрованной и не бывшей 
въ окопахъ передъ лицомъ врага п смерти толпы, рас- 
лропагаплпроваипыхъ и разнузданныхъ пополненШ, 
запаса арл1п, которую по понятнымъ мотивамъ пли по 
осл*плен1Ю чюпы Новаго Правительства совершенно 
нев*рио пмеиуютъ арм1ей, умышленно унижая и игно- 
пируя душу и голову д*йстБНтельной арм1и ея команд- 
ный и офицерск1Й составъ. 

Передъ лицомъ вооружеинаго врага, разъяреннаго 
боевыми неудачами, разслатривае1!ая деятельность 
соц1"алъ-демократовъ ведетъ къ облегчеи1Ю п*мцамъ 
поработить Росс1ю. 

Наряду съ 'Приведенной д*ятРльБастью Военнаго 
Министра арм1я засыпается приказами, приказан1я- 
ми, воззван1ями Председателей Оов*та Министровъ и 
Государственной Думы, о единен1п офицеровъ и ниж- 



]П1.\ъ чиноБъ, что сБид*тельствус1ъ пли о незнанш 
ими м*ропр1ят1й Военнаго .Министра, или о неиони- 
ман1и характера ихъ. 

Такое паиравлеше д*ятельнисти Поваго Прави- 
тельства не можетъ разд*ляться т'Ьми, кто не спосо- 
бенъ быть рабомъ, кто хочетъ сохранить велич1е и 
самостоятельность Россаи, своего народа. 

Таково мн*н1е вс*хъ старши.\ъ пачальниковъ и 
и'табъ-офицеровъ частей БВ*ренной ын* дивизш, лич- 
но мною опрошенныхъ. 

По свнд*тельству отпхъ чиновъ вс* опрошенные 
Ю1И офицеры вполн* и безъ исключен1я солидарны со 
своими начальниками и старшили чинами. 

Офицеры и нпжн1е чины дпвнз1и проникнуты со- 
зпан1емъ необходилости вести упорную войну впредь 
до поб*днаго конца и т*мъ обезпечить дорогой Роди- 
Б* возможность дальп*йшаго салостоятельнаго суще- 
ствован1я. 

Въ этпхъ ц*ляхъ, сохраняя спокойно-выжидатель- 
ное яастроеп1е, вс* считаютъ настоятельно необходп- 
мымъ безотлагательно нижесл*дуюш;1я м*ры: 

1) Вс* вопросы, касающ1еся интересовъ п быта ар- 
мш, подлежать разслотр*н1ю Военнымъ Сов*томъ. 
ПостаЕовлен1я посл*дняго должны разсматриваться п 
утверлсдаться Государственной Думой. 

2 ) Вну1репнШ укладъ лсизни арм1и оставить пепри- 
1;осповеннылъ, не допуская въ нее политики, агптащи 
1ШЛ1гтическпхъ парт1й. Въ виду слабой дисцпплппиро- 
ванностн поступающпхъ въ арлио пополнен1й, слабой 
подготовки вообще солдатскаго состава, внесениой 
:'Л1е приказом Военнаго Министра и приказомъ Сове- 
та рабочпхъ депутатовъ розни между солдатами и офи- 
церами, крайней недостаточности и н€д*йствптель!10- 
стп одного моральнаго возд*йств1я на массы, доллсен- 
ствующ1я идти на в*рную смерть, является настоя- 
тельная пеобходплость въ закопнолъ установлен1п 
того или иного фпзическаго наказан1я малодушныхъ 
пли, еще хул;е, подлы.хъ натуръ. Во вс*хъ арм1яхъ и 
(Ьлотахъ пивплизованныхъ государствъ так1я м*ры 
физпческаго возд*цств1я существуютъ, не взирая на 
иепзл*рпму10 ррзнпцу БЪ образованности и развитш 
состава ихъ арм1й, съ огролнымъ большинствомъ на- 
шихъ соллатъ необходимо также какъ наисильнейшее 
средство тля возстановлен1я нарушеннаго повиновен1я 
— оставить везд* признанную по приговорамъ по- 
левого су.п смертную казнь за тягчайш1я преступле- 
н1я военнаго времени. 

Безусловно необходимо прпзнан1е со стороны Пра- 
вительства и власти достоинства и велич1я офицер- 
скаго зг.ан;я, беззаветно служащаго Родин*, поло- 
жившаго ВС* своп силы, знан1я и здоровье п самую 
л;изнь за благо этой Родины. Везд* во вс*хъ обраще- 
Н1яхъ къ войска^гь не позволять себ* далее намека на 
пеуважен1е къ этому зван1ю, помня, что передъ ли- 
цомъ смертп въ окопахъ и в пол* бокъ о бокъ, другъ 
съ другомъ офицеры и солдаты давно друзья и бра- 
тья и нрпонимаюшдя этого лица, стояпця во главе 
Управлен1я, но далеко отъ действительной жизни ар- 
м1и, вносятъ своими приказами и воззван1ями неже- 
лательную и пагубную рознь въ военную семью. 



3) Въ виду учасишшихся поо-Ьгобъ къ противнику 
солдагь оовершенно необходимо оть лица Правитель- 
ства подтвердить смертную казнь по возвращешн пос- 
л* заключен1я мира гЬмъ нзм'Ьннпкамъ, которые до- 
бровольно переходятъ къ противнику. Смертную казнь 
обязательно применить къ такимъ дицамъ при не- 
соын'1;нна\1ъ устаноЕлеи1и ихъ добровольнаго перехода 
къ противнику. 

4) Побеги пзъ арм!и въ тылъ, прпнявш1е апиде- 
мическШ характеръ съ переменой Правительства и 
геустаиот!ивп1емся еще порядке внутри страны, так- 
же должны быть прекращены самыми суровыми м-- 
рами: за первый поб'Ьгъ физическое наказан1е, за вто- 
рой — смертная казнь. 

5) Также должны бьпь введены суровыя кары д.ия 
уклоняющихся отъ прпзыва п усилены наказатя какъ 
дисциплпнарныя, такъ и по суду, для нарушителей 
дисциплины, пли уважеН1я къ начальникамъ. Отмена 
огранпчен1й для солдатъ понята мнопгаи очень пш- 
роко п печальные примеры на лицо. Бол'Ье характер- 
ными могутъ служить сл'Ьдующ1е: а) офицеръ, возвра- 
ТИВШ1ЙСЯ третьяго дня пзъ Петрограда и спавшШ въ 
пути въ отд'Ьлен1и вагона 2-го класса, -проснувшись 
обнаружилъ около своего лпца ноги солдата, распо- 
ложившагося безъ всякой церемон1и на той же ска- 
мейк^!. б) Въ Черновицахъ солдатъ, стоявшхй часо- 
Бымъ, отдавая честь пр^емомъ "на карау.1ъ" прохо- 
дившему полковнику одновременно произвелъ ему са- 
люгь пзъ своего задняго прохода, а на зам'Ьчате 
полковника отв1!тплъ "теперь всЬ равны". 

Эти примеры наглядно показывають, чего достигло 
Правительство, сп'Ьшно п необдуманно вводящее из- 
м4нен1я въ духовную жизнь арм1и. 

6) Полное осв'1[!домлен1е всЬхъ чпновъ армш о про- 
исходящпхъ собьтяхъ внутрп страны. 

7) Полная гарант1я Новымъ Правительстаомъ не- 
прерывнаго подвоза въ армпо огнестп'Ьльныхъ при- 
пасовъ, про1овольств1я. фуража и енабжен1я арм1и въ 
технпческомъ отношенш. 

8) Полная гарант1я Новымъ Правптельствомъ не- 
прикосновенности, безопасностп п благополуч1я се- 
мействъ, оставленныхъ воинами всЬхъ ранговъ и зва- 
нШ. 

9) Возстановлеше порядка въ стран-Ь безъ веяка- 
го кровопролит1я. 

10) Им'Ья въ виду, что въ настоящее время на 
фронт* арм1и находится огромное число муэкского пра- 
воспособнаго населен1я Росс1и, имеющее неотъемле- 
мое право голоса прп разпор'1-, п р1;шенш папважн'Ьй- 
шихъ вопросовъ въ жпзнп страны, что р'Ьшен1е этпхъ 
вопросовъ не можетъ быть предоставлено лишь пред- 
ставите.чямъ населешя, не находящимся па фронт*. 

пзъ КОТОрЫХЪ есть много ТруСОВЪ, уклоняющихся ОТТ) 

призыва подъ различными предлогами, есть много ма- 
рпдеровъ тыла и безчестныхъ спекулянтовъ. а также 
большое число женщинъ. который до сего времени со- 
вершенно устранялись отъ вопросовъ управлешя, со- 
вершенно необходимо обсу;кден1е такихъ вопросовъ 
какъ образъ прачлеп;я, общая присяга, земельный, со- 
словный, равноправие народностей и пр. отложить до 



окончан1я войны и возЕращен1я цв'Ьта мужского на- 
селен1я къ мирной работ*. 

И) Также несвоевременно какое-либо нормирова- 
ние рабочаго дня 8-ю часами, такъ какъ вс* находя- 
щгеся въ арм1и работаютъ круглые 24 часа въ сутки, 
ежеминутно жертвуя зкизпью, и считаюгь, что работа 
]шутрп страны на оборону п для продовольств1я ар- 
1:1и и населен1я также должна идти безъ всякой нор- 
•мы, памятуя, что мирнымъ жителямъ сохраняется дра- 
гоценное благо жизни. 

12) Правительству надлежитъ помнить, что его 
святая обязанность въ настоящее время всец*ло за- 
няться лишь вопросами возстанов.иешя порядка, 
снабжения — арм1И вс*мъ необходимымъ, — а мир- 
1ШГ0 населения продовольств1емъ, безпощадная борь- 
ба съ дороговизной, спекулянтами и мародерами тыла 
и устпопство и обезпечен1е семействъ всЬхъ чиновъ 
арм1и и пнвалидовъ. 

Настояпцй рапортъ является результатомъ едино- 
гласнаго мн'Ьн1я старшихъ начальниковъ дивизш, ос- 
повапномъ на обсуждении ими предложенныхъ Воен- 
нымъ Министромъ вопросовъ съ офицерами, которые 
могли принять участ1е въ томъ безъ ущерба для бое- 
вой службы и, всл*1ств1е настойчиваго желан1я этихъ 
пачальнпковъ, въ виду особой важности переживае- 
мыхъ собьтй, вопреки установившемуся до сего вре- 
мени въ арм1и порядку сношен1й, подписывается всЬ- 
мп нами, глубоко убежденными въ справедливости и 
необходимости высказаннаго. 

Вс* остальные офицеры дивизш без всякаго исклю- 
чен1я согласны съ мненгемъ старшихъ, подписавших- 
ся зд-Ьсь. По ихъ горячему и настоятельному желан1ю 
котя этого рапорта со вс*мп подписями офицеровъ 
дивизш будетъ представлена дополнительно; настоя- 
щей же рапортъ представляется теперь для выигры- 
ша времени. 

Движимый горячимъ нгелашемъ счастья Россш 
представ.мю изложенное па усмотр'Ьн1е Вашего Высо- 
копревосходительства. 

Подписали : 

Генералъ-Лейтенантъ Поповъ. 
Начальникъ Штаба, 
Генералъ-Ма1оръ Бплоусовъ. 

Вр. Командующ1й 2 дивиз1ономъ 32 артиллерШ- 
ской бригады, Капитанъ (Подпись неразборчива). Вр. 
Командующ1й 1 дивиз10номъ 32 артиллер1йской бри- 
гады Подполковникъ (Подпись неразборчива). По- 
мощникъ Командира 658 п*х. полка. Подполковникъ 
Яворст'й. Помощник Командира 128 Старопскольска- 
го п*хотнаго полка. Подполковникъ Бычинстй. Пол- 
ковникъ 125 п^х. Курскаго полка. (Подпись нераз- 
борчива). Полковникъ 126 п^х. Рыльскаго полка (Под- 
пись неразборчива). Полковникъ 125 п^х. Курскаго 
полка (Подпись неразборчива). Командиръ 658 п1;х. 
полка, Полковникъ Носовъ. Командиръ 125 п^хотнаго 
КурскагбТШкаГ^Полковникъ Савельевъ. Командиръ 
126 пехотнаго Рыльскаго полка. Полковникъ Петровъ. 
К'омандиръ 127 п-Ьхотнаго Путивльскаго полка, Пол- 
ковникъ Веденяе&ъ. Командиръ 128 п^х. Староосколь- 



с'каго полка, Полковникъ Свешльи-коаъ, Вр. Колаидую- 
щШ 32 артиллерШской бригадой. Бодковиикъ Бет- 
скулъ. Командиръ 6 Сибирск. горнаго артиллер1йскаго 
дивиз10на, Полковникъ Потуловъ. Командиръ бригады 
32 п. д., Гепералъ-Машръ Рафальскгй. 

Съ подлинньшъ в'^рно: 
Старш111 Адъютанть Штаба \'111-й Арйип, 
Геи('рал1>паго Штаба 

Подиолковнпкъ итатьевъ. 

Конечно, этот рапорт скаасет калсдому воопноыу, ко- 
торого революция застала на фронте, ■ — очень мпо- 
юе. Значения, в тогдашнем общероссийском сумбу- 
ре, он не получил. Реального ничего не принес. Ск'- 
рее всего, его надо считать результатом отчаяния ко- 
^сяндного состава, каким-то "криком души". 

Первым подписавшим его был начальник дивизии 
генерал Попов. Инициатором его п автором был гене- 
рал Белоусов. Насколько я знаю, приехавший с раз- 
валившегося фронта куда-то в район Казани, пал там 
жертвой очередного преступления одураченных Рус- 
ских солдат. Генерал Белоусов, после развала фрон- 
та, вернулся к себе на Кубань, где сразу и принял 
участие в формировании отдельных отрядов, впослед- 
ствии влившихся в Добровольческую Армию, и я его 
}-.стретпл в Екатерпподаре, где во второй половине 
1918 года, он был назначен генералом Деникиным на 
пост Коменданта Главной Квартиры Добровольческой 
Армии. 

Лично я позпакомился с ним п научился пенить 
его деятельность Гон был старше меня по Военной 
Академии, лет на десять), когда он нес обязанности 
начальника штаба 69 пехотной дпвпзпи, которая, од- 
но время, входпла в состав нашего корпуса. Он уча- 
ствовал во взятии Прремышля, был награжден в 1915 
году Георгиевским Оружпем. осенью того-же года при- 
нял в командованпе 63 пехотный Углппкпй полк, за 
д('ло у Верещакского леса награжден Орденом Свя- 
того Георгия 4 степени, будучи командиром полка, 
был тяжело контужен, что, впосл'Ьдствии, в эмиграции 
и привело к его преждевременной кончине. Ко време- 
ни революции, вторично, как тогда ято было обяза- 
тельным для офицеров Генерального Штаба, опять по- 
лучил штаб дивпзпп, именно топ 32-й нехотпой. в ко- 
торой он и привел начальника дивизии и старших па- 
чальппков к мысли о подаче знаменательного рапорта, 
о котором сейчас идет речь. В том-же 1917 го1У. оп 
был начальником штаба, по очереди. ХХП и ХХП1 
армейских корпусов и закончил военную службу на 
большом фронте, в должности начальника 20-й пе- 
хотной дивизии. После чего, пробрался па Кубань и 
сразу-же принял участие в противобольшевицкой 
борьбе. 

На Кубани, в Екатерпподаре. по распоряжению ге- 
1'ерпла Алексеева, б августе 1918 года, я стал отппм 



из 1)едактороБ газеты "Россия" (потом после времен- 
ного се закрытия по требованию Кубанской Рады 
превратившейся в "Великую Россию") и вел ее до 
назначения моего начальником оперативного отделе- 
ния штаба армии генерала Врангеля, под Царицы- 
]'ым. В газетах того времени, выходивших в Екатери- 
йодаре, появилась полемика на тему о том, кто и что 
делал после революции. Не по.\1Ню в какой именно 
1азете, появилась "укорительная" статья, обвипяв- 
П1ая всех в "молчании", то-есть в ненротивленпн 
большевицкому злу, захватившему Россию. Не имея 
на руках рапорта, которому я посвящаю эту заметку, 
я па память, за моей полной подписью, поместил в од- 
гой из газет статью "Не все м о л ч а л п ", 
в которой я изложил все то, что было сказано в этом 
рапорте и добавил то, что я тогда знал об обстоятель- 
ствах рождения этого документа на св'Ьт Божий. 

Все ото бы.т10 давно. Сорок два года тому назад... 
Многое было забыто, документы, тщательно мною со- 
хранявшиеся, погабли постепенно — в Петербурге, 
Иарицыне, Ростове, Екатеринодаре, Константинополе, 
Берлине и на юге Германии. Погиб и рапорт генера- 
лов Попова п Белоусова. Все, постепенно, как это 
знают ^многие, забывалось... И вдруг, я получил не- 
ожиданный "гонорар" за мою, когда-то написанную 
статью "Не все молчал и ". 

В мае прошлого года, я получил письмо от вдовы 
генерала Ве-иоусова, адресованное мне, именно как 
автору статьи. Из Лос-Анжелоса, Вера Яковлевна Бе- 
лоусова, которую я лично не имел удовольствия знать, 
прислала мне фотокоппю рапорта 9 марта 1917 года 
.л*» 20, совершенно правпльпо счшая, что получение 
?того документа не может меня пе порадовать, да п 
воспомпнаппе об Екатерпнодарском периоде Добро- 
гольчрркой Армтш будет для меня приятным. 

Мне показалось интересным сделать содержание 
знаменательного рапорта достоянием всех белых 
до сего времени уцелевших п оставшихся верными 
заветам наших почпвшпх вождей и России и потому, 
запросив Веру Яковлевиу Белоусову и получив от пее 
недостающие данные биографии ее покойного мужа, 
я теперь передаю этот рапорт в нашу паштональную 
эмигрантскую печать, хранящую традиции нашего 
прошлого. 

Генерал Иван Максимович Белоусов, в эмиграции, 
попал в 1921 году в Югославию и там служил в Ин- 
тентптуре Второй .'Армейской Области до последнего 
своего, на этот раз смертельного, заболевания А ноя- 
бря 19.32 года. 24 ноября он скончался и погребен 
па военном кладбище, с отданием воинских почестей. 
ТГаряду с большим числом русских и сербских офп- 
перов, его гроб сопровождали представители Королев- 
гкой армии, рота пехоты. арти.члерийская батарея п 
оркестр ворпной музыки. В воздухе парило песколько 
плропланов. Гроб везли на лафете. 

А. фон-Лампе. 



Ночь после Каушенского боя 



из ВОСПОМИНАНИЙ 



День С-го августа (ст. ст.) 1914 года п^пш.шжался 
к кинц}'. 

Разоптая на-мн и потерявшая часть своей артилле- 
рии прусская 2-я Ландверная бригада поспешно ухо- 
дила за р. Инстер и Валее на запад. 

Штабы Русских гвардейских кавалерийских полков 
1: командиры эскадронов поспешно собирали своих 
спешенных людей, которые втечеЕпи только-^гго окон- 
чившегося боя, в своем неустанном стремлении раз- 
бчть германскую пехоту, взаимно выручая друг дру- 
га, постепенно перемешались между собой, образуя 
как-бы одну обш;ую, густую, сплошную ст^^елковую 
цепь, в которой сражались плечо к плечу Кавалер- 
гарды, Конногвардейцы, Уланы, Конно-Гренадеры, а 
потом п Кирасиры — блестящий пример братской 
взаимопомощи в бою. 

Еще возбужденный победой, а поэтому пе чувствуя 
усталости, несмотря на тяжелый, утомительный бой, 
спешенный 3-п эскадрон Кавалергардского полка со- 
бирался в северо-западной части деревни Каушен в 
небольшом овраге, по которому узкая полевая доро;!;- 
ьа спускалась к ручью Эйменис, притоку р. Ипстер. 
Здесь паши Кавалергарды были хорошо укрыты, как 
ог глаз возможных неприятельских наблюдений, так 
и от шальных пуль, которые, несмотря на только-что 
утихший бой. однако, все еще продолжали без цели и 
тплку пронизывать вечерний воздух в самых разно- 
образных направлениях. 

Покрытые пылью п испачканные кровью свипх уби- 
тых и раненных в сегодняшнем бою товарищей, а от- 
части может-быть и своей собственной, в ожидании 
приказа о преследовании разбитого противника наши 
люди приводили себя в порядок. При этом, освежая 
свои пересохшие глотки, за этот полный боевых пе- 
реашваний день, поглощали они просто ]1евероятное 
количество воды, которую черпали иринесепным кем- 
то от коноводов парусиновым водопойным ведром, 
просто в протекавшем тут-же ручье. 

Настроение у нас всех было приподнята. Созпл- 
пие блестящей победы, одержанной в первом-же бою 
этой войны, да к тому-же над германской пехотой, 
которая численно превосходила все вместе взятые 
спешенные эскадроны нашей гвардейской кавалерии, 
заставляло нас временно забыть гибель целого ряда 
близких нам однополчан — эту дорогую цену пашей 
сегодняшней победы, а также свою личную усталость 
и то, что с раннего \"гра не пришлось никому из нас 
даже перекусить. 

Мы, офицеры 3-го эскадрона, любопытствовали, что 
пропсходит кругом и озадаченные, почему пет еще 
приказа о преследовании разбитого противника, от- 
далились из оврага на открытую площадку в том ме- 
сте, где полевая дорожка сворачивает влево с шоссе, 
идущего от д. Клушен к переправе через р. Пнете]) 



V Крауппшкен. Хотя солнце успело уже скрыться за 
горизонтом, было еще совсем светло. Тут стоял уже 
начальник нашей дивизионной пулеметной команды 
штабс-ротмистр КорБип-Вер;кбицкпй и в бинокль 
]'сматривался в северо-западное направление, где со- 
всем недавно скрылись последние части прусской 
ландверной бригады. 

Темой нашего общего, о;кивленного разговора был 
все тот-лсе, так во.1нуюпщй нас вопрос, почему не 
годводят к нам коноводов и чего ждем мы, теряя 
столько драгоценного времени в то время, как раз- 
бтый неприятель безнаказанно уходит от нас, по- 
чему начальство не дает нам всз'можности использо- 
вать результаты нашей сегодняшней победы и, дого- 
няя ушедшую уже с поля сражения германскую пе- 
хтау, закончить ее разгром. 

В то время, как мы с возбулсдением спорили на 
1-ту тему, Корвин-Вержбицкий выпустил вдруг из рук 
бпнокль. Его грузная фпгура как-то странно осуну- 
лась и медленно опускаясь на колени, внезапно сва- 
лился он на бок. ^\1ы переглянулись. Все это произо- 
и;ло так неолшданно и быстро, что в первый момент 
никто из нас не успел даже сообразить, что произо- 
хало. Однако, маленькая дырочка в его голове, из ко- 
торой вытекала тоненькая красная струйка, объясни- 
ла нам все. Он умер сразу-ж?, без малейшего звука 
и без страданий. После этого мы стали осторожней и 
по выносе людьми пулеметной команды тела пх ко- 
мандира, решили, что благоразумней будет спустить- 
ся к пашим Кавалергардам в овраг. 

Стало уж темнеть, когда, наконец, подвели к нам 
коноводов. Но наши надежды, что, хотя уже поздно- 
вато, но может быть все-лс удастся еще догнать ''нем- 
ца", сразу-же рухнули. От коноводов узнали, 1П0 о 
преследиванни нет далее и речи, наоборот — полк 
идет на ночлег. 

При этом известии наше приподнятое, благодаря 
только-что одержанной победе, настроение сразу как- 
то угасло. Вместо пего на душе зародилась гнетущая 
досада, уныние, подавленность. Такое неожиданное 
решение командования было для нас младших строе- 
вых офицеров говершеппо непонятным. Сразу же прп- 
1'омпились нам погибшие сегодня товарищи п не- 
1;о.-1ьно спрашивали мы себя, какой был смысл наших 
огромных потерь и к чему пришлось отдать свою мо- 
лодую л;изнь многим нашим однополчанам, а также 
стольких и других гвардейских кавалерийских полков, 
если все то, что было сегодня достигнуто этой доро- 
гой цепей, остается неиспользованным пашим коман- 
дованием. Действительно, ведь, неприятель был без 
всякого сомнения разбит па протяжении всего участ- 
ка нашего Конного отряда и, оставив в наших руках 
кроме орудий еще многочпслепных пленных, посте- 
пенпо ушел па запад. 



Разве только какпе-нибудь совершенно особенные, 
чрезвычайные увалснтельные, весьма обоснованные, 
причины и сообраниния, которых лы, младшие офи- 
церы, конечно, не могли знать, заставили наше ко- 
мандование отказаться от использования до конца 
одержанной нами сегодня такой дорогой ценой бле- 
стящей победы. 

Увы, как это теперь улсе известно, таких мало- 
мальски уважительных причин, оправдывающих хо- 
тя-бы только отчасти использование начальником на- 
шего Конного Отряда сегодняшней победы, совершен- 
но не было. Наоборот, только исключительная без- 
дарность начальника отряда, полное отсутствие пра- 
вильной оценки сложившейся обстановки со стороны 
его штаба, а также неисполнение руководящих рас- 
поряжений и директив командующего армией, яви- 
лись, может-быть косвенно, да;1;е одной пз причин не- 
удачи всей восточно-прусской операцип наших 1-й п 
■^-:й-армий в самом начале войны 1914 года. 

Виновники давно узке ушли из этого мира, и не моя 
задача анализировать тут их тяжелые промахи. Од- 
нако, как участник боя 6 августа 1914 года, иерс- 
пшдщего в историю под названием Каушенского боя, 
не могу я без досады вспоминать о том, что не только 
этот блестящий успех нашей гвардейской кавалерии 
совершенно не был использован, но что даже, как это 
теперь доказано, этот наш Конный Отряд, состоящий 
из 3 с половиной прекраснейших дивизий, цвета Рос- 
сийской И.мператорской кавалерии при 42 орудиях 
целых четыре дня совершенно бездействовал после 
1ЭТ0Г0 боя, а что хуж'е всего, допустил, чтобы п1)отив- 
ник мог разгромить на следующий день, т. е. 7-го ав- 
густа находящийся всего лишь в каких-нибудь 10-ти 
верстах от "отдыхающего" Конного Отряда незащи- 
пеннып правый фланг нашей 1-й ар.мпп. 

После этого невольного отступления от темы, вер- 
нусь к своим воспоминаниям. 

Оказалось, что начальник Конного отряда Хан На- 
хпчева некий приказал нашей дивизии отойти к д. .1аи- 
денталь, находящейся в каких-нибудь 15 верстах к 
северо-востоку от поля сражения, в районе, в котором 
собирались и другие части отряда. 

Следуя к назначенному нам ночлегу, паш 3-й эс- 
кадрон не успел еще пройти каких-нибудь двух верст 
от Каушена, как в каком-то хуторке, через который 
мы как-раз проходили, останавил нас командир пол- 
ка генерал князь Долгоруков. На наш эскадрон воз- 
ложил он почетную задачу оставаться на этом хуто- 
ре, потан-что на самом поле сегодняшнего боя, в ка- 
честве прикрытия погибших в этот день смертью хра- 
брых Кавалергардов, тела которых свозились сюда. А 
по прибытии подвод, реквизировать которые коман- 
дир полка уже выслал людей, погрузить их на тако- 
вые и эскортировать до расположения полка. 

Хутор этот был покинут его жителями, которые, за- 
брав с собой скотину, бежали па запад. В большой 
комнате жилого дома, на постланной на деревянном 
по.чу соломе, лезкали один возле другого наши убитые 
в бою товарищи. Тусклый свет скверной, вонючей, ке- 



росиновой лампочки слабо освещал как-бы восковые 
.1ица покойников. 

К западу п северу от хутора эскадроны выставили 
ка всякий случай сторозкевые посты. Эта мера предо- 
сторожности казалась, может-быть, на первый взгляд 
лишней, т. к. неприятель был разбит и быстро ушел 
с поля сразкения, опасаясь нашего преследования. 
Однако, как говорится, береженного Бог бережет. 

О подводах еще ничего не было слышно. Усталые 
п голодные сидели мы молча среди наших покойник1В. 
погруженные в своп печальные думы. Весь порыв, 
ь'оторый овладел казкдым из пас в течении всего се- 
годняшнего боя и тот почти-что юношеский отпмизм, 
с которым наше виобразвенпе рисовало себе дальней- 
шее развитие собьггий после победы в первом зке бею 
тчшны, стали неминуемо уступать место глубокому 
разочарованию. В пашем настроении наступила опре- 
деленная осязаемая реакция. Ведь теперь очутились 
мы лицом к лицу с суровой действительностью ■ — тзт 
мезкду нами лезкали тела наших товарищей, с которы- 
ми, казалось, только-'по болтали и шутили мы. II это 
1;ынужденное пребывание целыми часами в полутем- 
ной и как-бы таинственно-мрачной комнате немецко- 
го хутора среди них невольно навсдпло нас на самые 
грустные размышления п удручающие анализы. Час 
шел за часом, а подводы все еще не прибывали. 

Чтобы убить время и хотя-бы несколько рассеять 
окоп гнетупц1е мысли, старался я восстановить в сво- 
ей памяти все пережитое мною втеченне сегодняш- 
него боя, от его самого начала, и разобраться в тех 
новых для меня впечатлениях, которые в таком изо- 
билии накопились в моей памяти па протязкенпи ми- 
нувшего дня. отдельные особенно яркие сцены, кото- 
рые беспрестанно воскресали перед моими глазами. 
Вероятно благодаря такой пх разнообразности и но- 
визне, а такзке всей остроте перезкптого всего лишь 
несколько часов тому назад, эти воспомпианпя и впе- 
чатления казались мне каким-то волнующим и драз- 
пявшим фантазию и нервы фильмом. 

Согласно приказу пп дивизии сегодня выступили 
К'авалергарды поздно со своего ночлега в Эгленпнкен. 
Наш нолк шел в авангарде дивизии. Погода была 
прекрасная — летний день, солнечный, яркий. Се- 
годня от самого утра казалось все как-то особенно 
тихо и спокойно кругом. Эта необъяснимая, почти-что 
жуткая тишина была, как это казалось мне, как-бы 
предвестником сегодняшнего боя. 

Движение пашей колонны протекало совсем, как на 
маневрах мирного времени. Противник отсутствовал, 
не так как в предыдущие дни, когда наша дивизия 
постоянно наталкивалась на его кавалерийские разъ- 
езды и части, которые, после короткой перестрелки, 
постепенно уходили от нас. Только покпнутые зките- 
ллми селения, через которые приходилось нам сегод- 
ня проходить, с их характерными постройками, а так- 
зсе окружающий совсем не русский пейзазк, невольно 
заставляли пас припомнить, что мы ведь па войне. 
Вот только-что прошли мы небольшую деревушку 
Беркснюпенен, такую чистенькую, выхоленную, как и 



рсе другие, одййм словом "без особых примет". Но 
именно эта деревушка павсегда останется в моем 
иредставлеиии тесно связанной с началом сегодняш- 

1!1'Г0 боя. 

Именно здесь, взглянув случайно налево, увидел л 
]'дали движущуюся параллельно нам какую-то длин- 
ную кавалерийскую колонну, но в этот самый момент 
где-то далеко впереди раздалось несколько артилле- 
рийских выстрелов, внезапно прервавших царившую 
до сих пор таинственную иишину. А затем почти сра- 
зу же услышал я слева как-бы хлопанье хлопушек, 
тго заставило меня, как-бы нервным толчком повер- 
нуть туда свою голову. Тут увидел я над только-что 
перед тем замеченной мною кавалерийской колонной 
целый ряд маленьких белых облачков, как-бы кусоч- 
ков ваты, а также группу всадников шарахнувшихся 
назад. Я успел только сообразить, что налево это, ве- 
роятно, наша 2-я гвардейская кавалерийская диви- 
зия, по которой невидимый противник открыл шрап- 
йельный огонь и впереди раздалась команда "3-й 
эскадрон, к пешему строю слезай". Все эти выше- 
еписаппые впечатления промелькнули в моем мозгу 
г&к-бы в один неразрывный миг. А от этого момента 
события стали развертываться, как на экране. Уже 
несколько секунд после раздавшейся команды, наш 
С-й эскадрон, с иримкнутыми к винтовкам штыками, 
был построен в пешем строю вправо от дороги. Пер- 
вый взвод очутился таким образом на его левом флан- 
ге. Эскадрон сразу же двинулся вперед быстро и рас- 
, сыпался в цепь. Мы, офицеры, перед взводами. Шли 
I мы пахотным полем, куда и ьачем пока още никто 
I из нас яе зпал. Но вот еш;е, где-то далека впереди, 
' га показавшейся небольшой возвышепяостп, стала 
вырисовываться ветренная мельница. Как-бы притя- 
гиваемые ею, почему-то именно в направлении этой 
мельницы, быстро стала продвигаться вперет цеп., 
нашего эскадрона повидимому с целью занять эту, ве- 
роятно, господствующую возвышенность. Не прошли 
мы еще и пол-версты, как над нашими головами на- 
чали настойчиво жужжать неприятельские пули. Мы 
все так привыкли к разным полевым ученьям в пе- 
шем строю и к маневрам мирного времени, что на свист 
ягих пуль вряд-ли даже кто-нибудь в эскадроне об- 
ратил в это время свое ]шиманпе. К тому-же на сча- 
стье прицел был взят слишком высоко, так что пе- 
приятельский огонь не причинял нам вреда и наша 
цепь продолжала безостановочно подвигаться вперед. 
Вскоре можно было определить улсе, что на возвы- 
шенности находится картофельное поле, а еще около 
двухсот шагов, сделанных нами вперед, и среди зеле- 
ни этого картофельного поля начали определенно вы- 
рисовываться конусы немецких касок в серо-зеленых 
чехлах. Тут появились уже в гашей цепи первые ра- 
( генные, а по мере нашего большего продвижения к 
' мельнице, вскоре также и убитые. Теперь каждому 
I стало ясно, что это не маневры, а самая настоящая 



Меисду тем дошли мы узке так близко к картофель- 
ному полю, что казалось можно было даже различить 
лица стреляющих в нас. Их огонь стал настолько си- 



лен и меток, что эскадрону пришлось залечь в канаве 
ьа счастье пересекающей поле тут же параллельно 
нашей цепп. С этого момента эскадрон ввязался в 
еловой бой. Как долго продолжалась эта перестрелка 
с ле-,кащеи проти!; нас в картО(1|ельном поле герман- 
ской цепью — не отдаю себе отчеха, но во всяком 
случае длилась она долго, пока не израсходовали мы 
почти все паши патроны, а над картофельным полем 
начали, наконец, разрываться шрапнели нашей кэн- 
1;ой артиллерии. 

Это последзее обстоятельство изменило картину, 
так-как вскоре немецкий огонь начал заметно слабеть 
и далее затихать. Теперь казалось будет пустяком про- 
беа.'ать отделяющее нас еще от картофельного поля 
несколько сот шагов и ударом в штыки захватить воз- 
1;ышеиность с ветренной мельн1щей. 

Но в это время, находясь при первом взводе на ле- 
том фланге эскадрона увидел я вдруг к своему огром- 
ному изумлению, что вместо того, чтобы продолжать 
атаку, находящийся, на самом нашем правом фланге 
4-й взвод почему-то начал уходить поодиночке за 
какую-то пост|)Ойку направо от нашей цепи. Что за 
история? В чем дело? Почему они вдруг уходят • — не 
1|'0г я понять. Но между тем за 4-м взводом последо- 
гал и 3-й, а вскоре по цепи и до нас дошло приказа- 
ние командира: "эскадрон, собраться по одиночке за 
постройкой на правом фланге". 

Когда-же, наконец, весь эскадрон собрался за по- 
стройками, нашему взводу, как последнему, не дали 
даже передохнуть н напиться воды, в этот день наши 
глотки давно уже пересохли. Пополняя на ходу наши 
запасы патронов, принесенными уже сюда от коново- 
дов, а также прпвезеннымп верхом в брезентовом 
седре корнетом бароном Пиллар-фоп-Пильхау, кото- 
рый каких-нибудь два часа спустя пал смертью храб- 
рых, наш эскадрон быстрым шагом двинулся круж- 
пы.м пухем небольшой лощинкой, влево от тепереш- 
него нашего направления. Как передал нам командир 
эскадрона штабс-рот-мпстр Пантелеев, приказано нам 
спешить туда на выручку своих. 

Около д. Опелишк^п выше.т 3-й эскадрон на шоссе 
Краушшпсен — Мальсвишкен и пересек его, сразу-же 
]:л1:лся в огромнейшую цепь, состоящую из страшно 
перемешанных мелсду собой спешенных всадников 
г.ичти что всех полков 1-П и 2-й гвардейских дивизий. 
.1ежа в канаве, ввязались мы в бой с германскими 
цепями, лелсащимц по ту сторону оврага, по которому 
протекал ручей Эймепис. 

Огонь этой нашей как-бы обще-гвардейско-кавале- 
рийской цели был повидимому меток, так-как вскоре 
немцы не выдерлгалп и начали постепенно отходить в 
северо-западпом направлении. Конечно, пашп кон- 
ные батареи своим огнем также причинили большпе 
потери противнику. 

Ввиду того, что наш эскадрон не успел еще слиш- 
ком перемешаться со спешенными Кавалергардскими 
нашими 2-м и 4-м эскадронами, а также со всадни- 
ками других полков, генерал Скоропадский, командо- 
1'.авший нашей бригадой, направил нас вскоре впра- 



во, вдоль шоссе, на поддержку Конной Гвардии, веду- 
шей бой за обладание д. Каушен. 

Теперь 1-й взвод составлял правое крыло нашей 
депи и продвигался вправо от шоссе. Вскоре прошли 
мы недалеко от уже так хорошо знакомой нам возвы- 
пенностн с ветренпой мельницей в картофельном по- 
ле, которая теперь была оставлена немцами. Идя на 
самом правом фланге нашей цепи, вышел я пря.чо на 
только-что перед тем захваченные лихой копной ата- 
кой Конно-Гвардейцев эскадрона барона Врангеля 
германские орудия. Они находились еще под ружей- 
ным огнем немцев справа. При орудиях стоял Вран- 
тель, тогда как его эскадрон, повпдимому, прошел уже 
висред. Увидав меня, Врангель подозвал меня к себе 
1Г, указывая на евистящ,ие над нашими головами пу- 
ли, сказал: "Я боюсь, что немцы там, справа, захо- 
тят у нас отобрать эти пушки. Необходимо как мож- 
но скорее вывезти их стсюда". После чего, указы- 
вая на привязанного к какому-то столбу вороного ко- 
ня, под офицерским седлом, добавил: "Знаете что, 
возьмите его и скачите как можно быстрей к батарее 
Е. В. и попросите князя Эристова немедленно-же 
прислать сюда передки". Не было времени искать 
Пантелеева, чтобы передать ему просьбу Врангеля, 
поэтому я сразу-же вскочпл на коня и широким гало- 
пом поскакал напрямик без дорог в восточном направ- 
лении, где рассчитьтвал найти командира батареи 
Е. В. Конь оказался Отличньш, сразу-же развил пре- 
красный аллюр, несмотря на неровное пахотное по- 
ле, которым скакал. Однако, проскакав так с версту, 
начал оп заметно замедлять свой бег п скоро перешел 
в рысь. Ни шенкеля, ни шпоры, ни удары нолснамп 
шашки пе могли заставить его перейти опять в галоп. 
Наоборот, он почему-то все больше и больше замед- 
лял свою скорость, вскоре перешел в шаг, наконец, 
остановился и зашатался. Первая моя мысль была 
отпустить ему подпруги, которые, вероятно, слишлом 
подтянуты, а первоначальный высокий его темп по 
бездорожью, вероятно, захватил ему дыхание. Я ус- 
пел только соскочить с него, как оп замертво рухнул 
на бок. Из дырочки в его животе текла кровь. Тут 
только заметил я, 'гго кругом жужзкат пули. 

Не оставалось мне ничего иногп, как бежать даль- 
ше. На мое счастье, пробежав так с пол-версты, уви- 
дел я вдали русского всадника, который применяясь 
к местности, осторожно пробирался мне навстречу. 
Этот всадник оказался трубачем Конной Гвардии. Я 
приказал ему отдать мне своего коня и, указав ему 
где лежит конь Врангеля, чтобы оп занялся седлом, 
поскакал галопом дальше. 

Теперь уже без всяких препятствий нашел я пол- 
ко1шика князя Эристова, которому передал просьбу 
Врангеля. Таким образом эта моя миссия была закон- 
чена п теперь уже кружным путем, без каких-либо 
происшествий, нагнал я свой эскадрон, который за 
Бремя моего недолгого отсутствия вошел в д. Каушен, 
оставленный немцами. 

Но тут вдруг анализ моих переживаний сегодняш- 
него боя был внезапно прерван. Дверь с шумом от- 
ворилась и в комнату вбежал запыхавшийся унтер- 



офицер Кузнецов. Он находился во главе сторожевого 
поста, выставленного эскадропим в сторону Каушена. 
Гытяпувшпсь в струнку перед командиром полка, он 
до.шжнл, что с запада ясно стышно движение по 
п.оссе какой-то большой кавалерийской колонны с ар- 
тиллерией, "это ничто ццаче, как немцы", — закон- 
чил он свое донесение. 

На дворе окутала нас тихая, но непроницаемо-тем- 
ная августовская ночь. Пройдя около двухсот шашв 
в западном направлеппи п^|дальше от разных звуков 
и шума производимых укрытыми на дворе хутора 
оседланньпш конями эскадрона, действительно, ясно 
услышали мы доносящийся со стороны б.тизкого Кау- 
П1на топот тысячи конских копыт по твердой поверх- 
ности шоссе, прерываемый, а иногда заглушаемый 
бренчаньем как;ь\-то тял;1лых повозок, несомненно, 
артиллерии. 

Чтобы выяснить обстановку, командир полка П1)п- 
кагал немедленно выслать разъезды в западном и се- 
веро-западном направлениях и одновременно сторо- 
жевое охранение нашего хутора было продвинуто 
вперед и усилено. Теперь все наше внимание было 
Поглощено этой новой создавшейся для нас обста- 
новкой. Было уже далеко за полночь, а о подводах 
г.се еще не было слышно. 

Вскоре поступило первое донесение от разъезда, 
подтверждавшее, 1П0 от северо-запада прошло по 
шоссе несколько эскадронов с батареей. Это был, по- 
рпдимому, только авангард, так-как через каких-ни- 
будь пол-часа последовало повое донесение, что тем- 
нее путем движется теперь новая, значительно бо.1ь- 
шая колонна, величину которой разъезд точно уста- 
новить пе может, так-как боковое охранение против- 
ника не позволяет подойти ближе к шоссе. Станови- 
лось ясным, что наше положение тут, на хуторе, ста- 
новится опасным. Действительно, мы имели все осно- 
вания предполагать, что обнаруженная коло]ша яв- 
ляется 1-й германской кавалерийской дивизией (это 
вскоре подтвердилось). 

Дело в том, что с этой дивизией и ее частями мы 
имели постоянно столкновения от самого начала вой- 
ны. Однако, после занятия нами 4-го августа города 
Нпллкаллена, она вдруг куда-то исчезла и на наше 
1-частье не показалась даже втечении сегодняшнего 
боя. Ее присутствие сегодня в районе Каушена могло- 
Гы нам значительно затруднить пашу разведку 2-й 
ландверной бригады. Но п теперь, именно, для на- 
шего эскадрона, в настоящем его положении, па этом 
хуторе, явилась она огромной опасностью. Ведь такие 
кришые соединения, как кавалерийская дивизия или 
хотя-бы ее бригада, охраняется на походе боковыми 
о; рядами или, по меньшей мере, дозорами. И вот 
един из таковых мог в каждый момент наскочить на 
11ас, тем более, что этой дивизии несомненно извест- 
но о сеготняшнем бое, а.следовательно, будет она счи- 
таться с присутствием нашего Конного отряда в этом 
районе, а ввиду этого ее разведка и охранение будут 
особенно внимательны. Обнаружпв-же нас, немцы за- 
хотят уничтолсить или-же захватить нас в плен. 
Отдавая себе в этом отчет, каждый из нас понимал 



лесь трагизм нашего лололсения. С одной стороны 
Оыли 1МЫ прпкованы к этому ^■утору нашими павшими 
в сегодняшнем бою товарищами и благодаря этому 
эскадрон потерял всю свою подвижпость. С другой-же, 
он был слишком слаб, чтобы быть в состоянии оказать 
соответствующее сопротивление значительно превос- 
ходящим числом силам противника. Опять-таки при- 
сутствие среди нас командира полка еще боль- 
ше увеличивало этот трагизм. Действшельно, 
какая лакомая добыча была-бы для немцев 
— командир Кавалергардского полка, первого 
полка Русской кавалерии, свиты Е. В. гене- 
рал князь Долгоруков. Эта мысль, видимо, мучила 
тль'же нашего командира. Сам коренной Кавалергард- 
от корнета вплоть до вступ.теппя в командовани: пол- 
ком — всегда прекрасно владеющий собой, лично без- 
упречно храбрый, с большим трудом скрывал он те- 
перь свое волнение. Ясное дело, что его личное по- 
ложенпе было самое отвратительное. Он мог и имел 
возможность в каждое время покинуть пас, чтобы до- 
гнать ушедший па ночлег полк и не рисковать здесь 
своей особой. Ведь, в конце-концов, и его место дол- 
;кцо-бы было быть при полку, а не здесь. С другой-:ке 
стороны, раз он решил с самого начала находиться 
при нашем эскадроне, чтобы руководить сбором сю- 
да, на этот хутор, тел павших в сегодняшнем бою Ка- 
ьалергардов, а потом лично сопровождать их до рас- 
положения полка, не хотел он теперь своим прежде- 
временным отъездом еще больше подчеркнуть то опас- 
ное положение, в котором очутились мы. Е тому же, 
, думаю, он не менее нас, младших офицеров, озадачен 
I был необъяснимым приказом сегодняшней победы 
1 с?ойти Конному Отряду куда-то в тыл. А создавшаяся 
\1.следствие этого отхода обстановка ■ — появлепи? не- 
] приятеля на поле этой нашей победы, захватила его, 
повидимому, врасплох. Наконец, переживания чисто 
личного характера — желание отдать до конца долж- 
ное своим однополчанам, полоишвшпм под его началь- 
ством в первом-же бою этой войны свою жизнь, безус- 
ловно сыграло также не последнюю роль в его реше- 
нии остаться с нами. 

Как видно из всего сказанного, все мы, начиная от 
командира полка и кончая младшим из пас. имели до- 
статочно оснований с напряжеипем и тревогой ожи- 
дать развязки сложившейся для нас обстановки. 

Уже давно посланный за подводами кавалергард 
•все не возвращался, а на дворе между тем начало уже 
светать. 

Но вот от нашего северного разъезда прискакал 
кавалергард с донесением, которое довело до высшего 
напряжения наши нервы: дорогой прост<т на наш ху- 
тор от севера идет неприятельский эскадрон. Оп был 
верстах в 5-ти от нас, когда кавалергард галопом по- 
кинул разъезд. ]\1ежду тем этот эскадрон в каждый 
момент может нарваться на нашу заставу, которая от- 
кроет по нему с близкого расстоянпя огонь, так-как 
сторожевому охранению пртгказапс стрелять лишь то- 
гда, когда неприятель подойдет почти вплотную. В 
нашем воображении уже рисуется такая картина — 
БОТ слышен вдруг целый ряд винтовочных выстрелов 



от севера. В нарвавшемся на нашу заставу неприя- 
тельском эскадроне замешательство, захваченным 
врасплох огневым нападеннем,отскакивает он назад за 
какое-нибудь прикрытие. Однако, скоро ориентирует- 
ся, что стреляло не больше 10 винтовок. Он перехо- 
дит в решительное наступление против заставы, пы- 
тается ее окружить. Эта последняя отчаянно стреляет 
ПС наступающей немецкой цени и в последнюю мину- 
ту отходит галопом на наш хутор. Неприятельский 
.-■с кадров следует за пей и мы будем обнаружены. Ес- 
ли сейчас не подойдут подводы, плохо придется нам. 

Под впечатлением представленной себе такой кар- 
тины, в приподнятом настроении выходим на двор. 
Чудное, прохладное, раннее утро. В природе совсем 
не чувствуется война со всеми ее кровавыми пережи- 
ваниями. Беззаботно щебечут пташки и все вместе 
взятое как-то отрезвляюще, успокаивающе действует 
иа нервы. Напрягаем слух, ведь вот-вот должны раз- 
даться от севера выстрелы. Между тем цепь спешен- 
ных кавалергардов заняла уже окраину хутора, все 
приготовлено, чтобы с честью защитить тела зшших 
кавшпх вчера в бою товарищей и один Бог знает, ко- 
му пз нас придется при этом также отдать свою жизнь. 
Но, однако, выстрелов, 'по-то не слышно. В напря- 
женном ожидании проходят долгие минуты. Кругом 
гее тихо и спокойно, только ]ггашки свопм щебетом 
приветствуют восходящее солнце. Как ужасно томи- 
тельно татме Быдужденное ожидание чего-то неизвест- 
ного, страшного. 

Во двор хутора влетает вдруг галопом сам началь- 
ник разъезда. Командир принимает его доклад. Мы 
все тесно обступаем пх и с нетерпением слушаем, ка- 
кую новую з.довещую весть привез он нам теперь. 

Однако, как это часто быват, в минуту самого на- 
пряженного ожидания чего-то наихудшего, происхо- 
дит вдруг что-нибудь совершенно неожиданное, со- 
всем непредвиденное, что моментально коренным об- 
разом изменяет всю обстановку. Так и тут. Вот что 
донес командиру разъезд: не доходя каких-пибудь 
пол-версты до нашей заставы, на которую отошел 
разъезд, неприятельский эскадрон повернул вдруг под 
прямым углом на запад и, не обнаружив нашей за- 
ставы, шагом скрылся вдали в ст(1рону Каушена. 

Сразу-же стало как-то легче и веселей на душе. А 
ТУТ. пока мы с облегчением обсуждали неожиданную 
перемену в обстановке, на двор въезжает не спеша 
кглзалергард и доносит, что ожидаемые иамп подво- 
ды уже всего лишь в нескольких верстах от нашего 
хутора и, как он говорит "через пару минут", будут 
тут. 

Действительно, терез каких-нибудь четверть часа 
пе'лая вереница реквизированных немецких крестьян- 
ских подвод въезжала на двор хутора.Немедленно при- 
ступлено к погрузке на устланные соломой фурманки 
наших павших Кавалергардов. 

Было уже совсем светло, когда наша траурная ко- 
лонна двинулась со всеми мерами охраненнпя в во- 
сточном направлении. 

Однако, повидимому шум колес наших подвод при- 
влек внимание неприяте.дя. так-как наблюдавший до- 



— 9 



рогу в сторону Ка)тпе11а разъезд заметил неприя- 
тельский эскадрон, сБерн}"вшиГ1 с шоссе на дорогу к 
наше-му хутору, который осторожно следовал теперь в 
каких-нибудь 3-х верстах за памп. Но это нас боль- 
гте не волновало. С момента, как .а;ы, наконец, оторва- 
лись от этого столь печального для нас хутора, наше- 
му эскадрону вернулась вся его под1ш-,1;но(ть п упру- 
гость. Теперь нам тае нечего опасаться, так-как в 
случае напора со стороны противника, мы были-бы 
\;ке в состоянии так долго задерживать его, пока ко- 
лонна фурманок не выскочит пз сферы опасности. 

Ч^рез какой-нибудь час наша траурная процессия 
проходила уже через сторожевое о^гранепие 2-й Гвар- 
дейской Кавалерийской дивизии. Теперь мы были, па- 
конец, Б полной безопасности. 



К'акое недоумение и горечь вызвал в нас вид этих 
спокойно и беззаботно отдыхающих частей Конного 
('тряда, через расположение которого мы проходили, 
}5 то время, как германская кавалерия безнаказанно 
хозяйничала на поле нашей вчерашней победы, лишь 
в каких-нибудь 10-ти верстах отсюда. Конечно, н« 
не отдыхающие полки Конного Отряда были повинны 
к этом. Свой отдых они честно заслужили славой, но 
так дорого обошедшейся им и неиспользованной па- 
чальнпком Отряда Каушенской победой. 

Был уже 11-й час дня. когда мы. без всяких про- 
исшествпй, прибыли, пак^нец, в район располо-,1;епия 
нашего полка. 

Впситй Кочубей 



5-я Дойскоя Козочья боторея в герионскцю войну 191И917 г.г. 



5-я Донская Казачья батарея в момент моОплпза- 
ции в июле 1914 года находилась в лагерях под Ме- 
жпбужьем. Подольской губернии. 

Состав батареи: Командир батареи Войсковой 
Старшина Илья Григорьевич Седов, старший офи- 
цер и заведующий хозянст]Юм батареи Есаул Мсле- 
тпй Иванович Егоров, младшие офицеры: Подъесаул 
Петр Иванович Кострюков, подъесаул Владимир 
Иванович Тарасов и адъютант Командира дивизона 
Сотник Иван Владимирович Титов. Вскоре П1 еле вы- 
ступления батареи в поход, прибыли в батарею и про- 
вели всю войну в ее составе Хорунлсие: Георгий Ан- 
дресич Бирюков. Владимир Григорьевич Попов п Бо- 
рис Павлович Трояновский. 

Батар:'я состояла из 6-тп трехдюймовых скоро- 
ст1)ельных орудии образца 1902 г. и 12 зарядных 
ящиков с соответствуюпщм обозом. .1ошадей имелось 
на 6 орудий и 6 зарядных ящиков. Недостающие до 
комплекта лошади поступали в батарою по мсбилиза- 
цпи реквизиционным путем. 

5-я Донская Казачья батарея вместе с 4-й Донской 
Казачьей батареей составляла 2-й Донской Ктачпй 
артиллерийский дивизион. Командовал дивпзпоном 
Полковник Яков Петрович Антонов. 

Дивизион входил в состав 12-й Кавалерийской ди- 
визии, состоявшей из 12 Драгунского Стародубовского 
полка, 12 Уланского Белгородского, 12 Гусарского 
Ахтырского и 3 Оренбургского Казачьего полков. 

Начальник дивизип Генерал-Лейтенапт Алексей 
Максимович Каледин. Штаб дивизии, а также и наш 
дивизион имели стоянкой в мирное время г. Проску- 
ров. Подольской губернии. 

Немедленно, по получении приказа о мобилизации, 
все части дивизии разошлись по своим стоянкам и 
мобилизовались. 

15-го Июля ст. ст. дивизия в полной боевой готов- 
пости вьггяну.дась пз Проскурова по направлению на 
Волочиск. От 5-й батареи остался в Проскурове, для 
окончания мобилизации. Есаул Егоров. 



Вскоре по выступлении дивизии, начались столкно- 
сения наших передовых отрядов с разведывательны- 
ьп частями неприятельской конницы, перешедшей 
гашу границу. Разведывательный эскадрон Белгород- 
ских улан загнал австрийскую кавалерию в болото, 
частью изрубил, а частью взял в плен. В числе плен- 
ных был раненый офицер. Он, в автомобиле, просле- 
довал в тыл мимо нас и мы с большим любопытством 
смотрели па первого пленного офицера. Он дерлсался 
гордо, прямо и не смотрел по сторонам. 

Почти безпрепятственно дошли до Волочиска. Он 
сказался занятым противником. Батареям было при- 
казано выехать па позицию п обстрелять Волочиск. 
Мы, командиры батарей, я и Войск. Ст. Крюков с 
1.:'1мапдиром дивизиона полковником Антоновым п с 
Т'азведчиками поскакали на рекогносцировку. По пас 
был открыт ружейный и пулеметный огонь. Мы дпл- 
;.,-л!.ь были спешиться, оста!Л1ть лошадей за склоном и 
;:сшком выбрать позиции. Лихо выехали батареп на 
открытую позицию и дру;!;ным огнем заставили замол- 
чать противника, к-оторып был вероятно в небольшом 
Ы'Лпчестве и ночью эвакуировал Волочиск. 

На следующий день дивизия перешла 1-рапицу. К"а- 
;.а1;и и солдаты уничтожили пограничные столбы. Ди- 
впзия двинулась по паправлепию к Тарпополю. 

Протикпик отходил и мы 9-го августа беснремят- 
ственно подошел к Тарнополю. 

Город и в^ кзал расположены в долине и нам све])- 
ху было видно большое оживление па вокзале. Го|)од 
явно эвакуировался. Начальник дивизии приказал 
всему дивизиону спешно выехать на открытую нози- 
ипю и открыт!, интенсивный огонь по вокзалу. 

Не успелп мы выпустить по несколько снарядов, 
1;ак на пас с нескольких ст01)оп навалилась неприя- 
тельская артиллерия ра.зных калибров. Батареи были 
забросаны шрапнелями и бомбами. Стрелять и на- 
блюдать не было возможности. Казаки быстро вошли 
в землю и прикрывались щитами. Мы могли вести 
только редкий огонь. Сразу же появились раненые, 



которых нельзя было вынести из огня, а лазаретная 
дппейка не зюгла подъехать. Неприятельский огонь 
ие умолкал ни па минуту. Я паходился при правом 
орудии. Управлять огпем и ко:наидовать не было воз- 
молсностн Б таком адском шуме и грохоте. 

Прошло 30 минут такого положения, когда ко мне 
приполз драгун и передал приказание начальника ди- 

БПЗПИ сняться с ПОЗПЦИП и ПрПеОеДИНТЬСЯ к ДИВПЗ]1И. 

Я послал розседчпка к передкам с приказанием сни- 
маться по-оруднпно. Вижу подскакали передки к ле- 
вому орудию, ближайшему к рощице, за которой были 
передки. Потом в разброд прискакали передки дру- 
гих орудий, забирали раненых н ускакивали. Оста- 
лось только правое орудие, где я был. а трубача с мо- 
ею лошадью нет. Когда прибыл передок, я хотел сесть 
па лафет, по казак Митпчкин уп1;оспл меня сесть на 
его коня, а он сядет па лафет. Но лошадь так верте- 
лась п взвивалась на дыбы, что я сесть на нее не 
смог, а скорее вскочил па лафет отъезжавшего орудия 
и с лафета видел, как бедный Мптпчкпн упал, пора- 
я;рнный осколком гранаты. Когда я со своим орудием 
перевалил за бугор, то увидел нашу батарею, сосре- 
дотачиваюпдуюся под командой подъесаула Кострюко- 
на, а в верстах двух. дальше — дпвпзпю в резервном 
порядке. 

Оказалось 9 казаков раненых и 11 лошадей убп- 
плх. 

Я привел батарею и явился Начальнику дивизии. 
Он спросил: "Ну что, жарко было?" Я сказал, что 
очень жарко. 

Это был первый бон неопьггных начальников. Не 
было произведено падле;|;ап];ей разведки. Для батарей 
были хорошие позиции и закрытые, и маскированные 
за гребнем н было безумием становиться сткрыто, да 
еще на склоне к неприятелю. 

На следующий день, Тарнополь был оставлен про- 
тивником и мы днппулись по стопам отступавшего. 
Каж-дый день, с угра, приходилось вести бой с арьер- 
гардами противппка, которые ночью уходили, чтобы 
к 5т:ру спять зацепиться и драться с нами, чем дава- 
ли возможность своей армпп отступать в полном по- 
рядке. 

К 17-му августа подошли к реке Гнилая Лииа. 
Здесь противник задерзкался и перешел в наступле- 
ние. Нашей дивизии пришлось сдерживать натиск це- 
лого корпуса. Бой произошел у дер. Руда. Здесь гене- 
рал Каледин проявил свой талант военачальника, 
свею волю и храбрость. Дивизия выполнила задачу 
блестяще, правда с громадными потерями. Генерал 
Каледин за птот бой получил ордеп Св. Георгия 1-й 
степени. 

5-я Донская батарея занимала позицию лекее ьо- 
щи, где бились и погибали герои Белгородцы. Круго- 
зор был малый. Наблюдательный пункт - на деревян- 
ной колокольне, когфая беспрсрымпо тпещала 01 раз- 
рывов ружейнык разрывных пуль. Противник насе- 
дал, а сзади река и единственный мостик. Об отсттн- 
лении не могло быть и речи. У мостпка генерал Ка- 
ледин с револьвером в руках угрожал каждому мало- 



душному. Сила воли генерала Каледина и геройство 
дивизии не допустили разгрома, а к ночи спокойпо, 
постепенно мы отошли за реку, выполнив задачу. 

Здесь противник задержался несколько дней и 
опять, начал свое отступление. Опять преследование 
и езкедиевпые арьергардные бои. 

К 27 августа противник опять задержался и пере- 
шел в наступление. Против пашей дивизии, у д. Дем- 
ппя, наступал целый неприятельский корпус' К этому 
времени в состав дивизии вошла конно-горная бата- 
рея полковника Богалдина. Три полка были в боевой 
липни и гусарский Ахтырскпй полк в резерве. Бата- 
реи расположились так: 5-я Донская Казачья бата- 
рея за центром, 4-я Донская Казачья батарея левее, 
а конно-горная правее за рощей. 

Я занял закрытую позицию, с наблюдательным 
пунктом на гребне. Мне отлично были видны насту- 
пающие через долину цепи прошвника и их батареи 
по ту сторону долины. Целей было столько, что не 
знаешь, куда стрелять. Но цени быстро стали насту- 
пать в направлении па рощу, поэтому я свой огонь 
направил на наступающую пехоту. Но ней же стре- 
ляли и остальные батареи, по цепи были длинные и 
их было несколько, так что наш огонь не смог оста- 
новить наступления. Цепи подошли настолько, что 
скоро могли войти в мое мертвое прострапство. Я ре- 
п;пл не допустить до этого. Вызвал по телефону пе- 
редки па батарею, поскакал туда сам, взял на перед- 
ки и карьером выскочил на гребень около моего на- 
блюдательного пункта. Уже по открытой близкой це- 
ли открыл беглый огонь и в это время увидел, что Лх- 
тырцы развернулись и целым полком идут в атаку. 
Я усилил огонь, а, когда подскакали гусары, перенес 
огонь на резервы. Атака была блестящая, но стоила 
дорого. Погиб Командир полка, 2-й Панаев и много 
других. 

Помимо моей воли, вышла обычная картина кава- 
лерийской атаки, поддержанной своей артиллерией. 

Пехота отхлынула, остановплась и начала двигать- 
ся осторожно. Наша артиллерия усилила по пей огонь, 
но я с батареей в дальнейшей борьбе почти не при- 
нимал участия, так как на меня навалилась вся не- 
приятельская арти.11лерпя и расстреливала меня, как 
хотела. Только счастье пли недостаточное умение про- 
тивника дали возможность мне простоять до вечера. 

Мы закопались в землю на два аршина, так как на 
пас валились чемоданы. В самом начале было выбито 
одно орудие целиком п с прислугою, и с материальною 
'1астью, да в конце боя попала бомба в другое, по с 
мепьштш результатами. Уже под вечер прппплз ко 
мне адъютант 48-й Артиллерийской бригады и ска- 
зал, что подходит 48-я дивизия генерала Корнилова 
и что бригада сменит нас, по что моя позиция им не 
подходит. 

В этом бою был ранен в ногу командир 4-й Донской 
Казачьей батареи Войск. Ст. Крюков. 

На следующее утро, когда генерал Каледин, по 
обыкновению, обгонял дивизию па походе, то поздо- 
ровался со мной за руку и сказал, что он представил 



Меня К Георгиевскому оружию, которое я через не- 
сколько дней и получил. 

В дальнейшем, дпвнзпя двигается вперед, нреслс- 
дуя отступающего притпвнпка. Нулшо отдать спра- 
}<едливость австрийскому комаь'довапию и армип, что 
('Тступленио пмп совершалось в полном порядке. Ма- 
.10 трофеев оставляли австрийцы и пх арьергарды за- 
держ'ивали наше прес.шдованпе с большим упо1)ством. 
Как ло расписанию, каждый день наша Д11вп;!пя 
встречала более или менее укрепленную позицию. 
Приходилось разворачиваться и вступать в бой. Ни- 
чью они уходили с тем, чтобы па следующий день 
оиягь оказать сопротивление. 

В начале сентября 1914 года наступлеппе нашей 
8-й Армип генерала Брусилова было доведено до ли- 
пли Хыров-Самбор. Здесь стал 2-1-й корпус генерала 
Цурикова. Для дальнейшего преследования австрий- 
ской армии 12-я Кавалерийская дивизия была двн- 
нута на Ольшаницы-.'Гиске. Здесь австрийцы заняли 
крепкие позиции и пас дальше не пустили, а сами 
оправились и перешли в наступление. 

Наша дивизия п правее пас 10-я Кавалерийская 
графа Келлера приняли па свои плечи весь патпск 
австрийской армип. Отход в горах под давлением пре- 
восходного противника был очень тя-,1:е.1. Наша диви- 
зпя зашла за линию пехоты в д. Максимовны па от- 
дых. Но пе долго он продолзкался. Дивизии была даиа 
задача ликвидировать обход нашего крайнего левого 
фланга у д. д. Дорогобыч и Борислав. 

В виду предстоявшего двпженпя в горах п уже на- 
ступившей дождливой погоды генерал Каледин при- 
казал двигаться батареям в 4-орудийном составе б^з 
обозов. 

6-го октябре дивизия наткнулась на противника у 
д. Нагуенцы. Ватареп стали на высотах севернее де- 
ревни, которая была внизу. А за деревней лес. После 
обстрела окопов у деревни, противник отошел. В- это 
время, мы уБПдели двигающуюся по лесу большую ка- 
галерийскую колонну. Разстояние до нее было версты 
.3. Мы не могли в бинокль различить, кто это, авст- 
рийцы пли дивизия генерала Павлова. Большинство 
казаков уверяли, что неприятель, по мы воздерзкались 
от открытия огня, пока он сам не открыл огонь по ге- 
нералу Каледину и его штабу, которые находились 
внизу. Тогда открыли огонь и мы. Противник снялся 
и ушел за Карпаты, сделавши перед нами безнака- 
г.анно фланговый марш. Дивизия прошла до Бприсла- 
Ео, откуда вытеснила противника без особого т]1удп. 

Здесь зке дивизия по.тучила прпказанпе нлти на 
Сходницу. Исапе. Турка, вдоль тыла австрийцев. Де- 
ревнп: Кроппвник. Магура. Исана — это все деревни 
занятые противником и стоящие па до]1огах. ведущих 
в горы, откуда п поступали ]; ипм пплкрепления. Я 
сейчас пе представляю себе, как чувствовал себя ге- 
нерал Каледин. Только его гений, его воля, моглп 
дат1> ему возмозкность пройти с боем все эти деревни 
в горах, где кавалерия не могла развернут1.ся. Оче- 
гпдно он сумел убедить протпвника, что двигаются 
большие силы. С большим трудом дошли до д. Исайе. 
Здесь целый день пришлось бороться с подавляющим 



противником, наседавшим с юго-запада из Турка и за- 
орасывавшим нас тязкелымп снарядами. 

5-я Донская батарея была разбита по взводно. 
Взвод подъесаула Кострюкова занял позицию на во- 
стоке д. Исаке. Позиция была неудачная, быстро бы- 
ла обнарузкепа противником п буквально была засы- 
пана бомбами и шрапнелями. Несколько раз ]1рихо- 
дплось отводить прислугу за закрытие. 

Взвод-же есаула Егорова стал в долине юго-восточ- 
нее деревни для стрельбы вдоль долины. Снешеппые 
полки заняли позиции впереди деревни. К вечеру бы- 
ло обнару:кено наступление противника с востока из 
д Кропивника. Полозкение создалось критическое. В 
ого время, часов в 6 вечера, осколком бомбы в пах 
был смертельно ранен Есаул Егоров. Целую ночь при- 
вели у постели умиравшего. Ночью было получено 
приказание рано утром отходить на Турхе-Смотиа. 
Смолна — это едпнственный путь отступления и на- 
ходплся блпзке к противнику, чем к нам п мог быть 
занят им раньше пас. Поэтому генерал Каледин по- 
слал спешно отряд в Смолна с приказанием дерзкать- 
ся до подхода дивизии. 

Как было поступить с умирающим Есаулом Его]10- 
тым? Доктор сказал, что везти ни под каким видом 
нельзя. Поэтому было решено его оставить, а с ним 
по желанию остался доктор и фельдшер. Не отошли 
мы от Исайе и 5 верст, как нас догнал фельдшер г 
известием, что Егоров умер. Немедленно с этим 
фельдшером поскакала двуколка в Исайе и успела 
."ывезти тело умершего. В Турже мы лохоропилн его 
в ограде местной церкви, а сами спешно двипулпгь к 
Смолпо, которая еще не была занята противником. 

Отсюда дивизия двинулась на Старый Самбор- 
Турка, но в д. Стржилкп получили задачу пройти уз- 
кое горное дефиле у д. Ломка и в тыл австрийской 
позиции на высотах к северу от .Томка, Турка. 

Как только дивизия дебушировала у Ломка, она бы- 
ла обстреляна слева, с фропта и справа. Стародубов- 
пам приказано занять гору у Ломка, дивнзия-же втя- 
нулась по дороге на Турка н заняла позицию частью 
ф])Онтом на север, против высот 830,875 и 933, а ча- 
стью на юго-запад. 

5-я Донская батарея заняла позицию у Ломка и 
открыла ураганный огонь по высотам. В это время 
обнаружилась атака австрийцев с юго-заиада, а так- 
же прибыли подкрепленпя па гору у Ломка и Старо- 
дубовпы пе моглп дерзкаться. На место прискакал 
сам генерал Каледин, восстаповнл положение и при- 
казал умирать, а пе уходить с позиции. 

С наступлепием темноты дивизия под прикрытием 
Стародубовцев вышла из дефиле. 

Ночью австрнйщл оставляют свои позиции и ухолят 
па Турка за Карпаты. Для преследовапия протпвника 
I. пиа дивизия двинулась на Узкокскнй перевал. Выло 
\31ге холодпо. склоны Карпат покрыты снегом п льдом. 
Движение артиллертит было очень тязкело. Пришлось 
припрягать четвертые уносы. Дошли до д. Борыня. 
Дальше двнзкенпе дивнзни было остановлено броне- 
вым поездом. Дивизия спустилась с гор и отошла на 
отдых в д. Лутовиско. Здесь простояли спокойно до 



Ьмчала лнваря. Оправились. Привели в порядок кон- 
ский состав и иатгрпальяую часть артиллерии. 

9-го января австрийцы повели на пас наступление. 
Вечеров 8-го января я позвал вахмистра Калпнкпна 
и отдавал е.му прпказанпе на следующий день-день 
бон. Калннкин был выдающийся по храбрости казак 
и уже н)гел три степени Св. Георгия. 

•'Завтра постараюсь заработать и 4-н Георшевскпй 
крест", сказал он. 

5-я Донская Казачья батарея стала па маскиро- 
ванной позиции фронтом на юго-запад, подставляя 
таким образом свой фланг обстрелу с юга. Против- 
ник наступал с юга п юго-запада. Батарея открыла 
огонь по наступавшим цепям с юго-запада. В это вре- 
мя с юга неприятельская артиллерия неожиданно от- 
крыла по нас \1)агапный огонь. После второй очере- 
ди вахмистр Калппкип, стоявший рядом со мной у 
правого взвода, упал раненый в голову. Через пол- 
часа он умер. Не стало в батарее самого храброго, са- 
■?10го краспвого н вссе.юго песенника Калпнкпна. 

Наступала 24-я венгерская дивнзпя. К вечеру мы 
понесли большие потери, да к тому-же получили све- 
дения, что противник стремится отрезать наш путь 
отступления на Чарпа. Поэтому дивизия отошла к 
Чарна, куда подходила 4-я стрелковая днвизия гене- 
рала Деникина. Позиции у Чарна заняли стрелки, а 
ваша дивнзпя отошла в резерв. Нас-же, все батареи 
дпвизпи, потребовали на позиции и весь бой под Чар- 
ка до 2-го февраля мы провели в составе стрелковой 
артиллерии п были свидетелями безумной храбрости 
стрелков. 

Здесь столкнулись две лучших дивизии: 24-я вен- 
герская и 4 стрелковая "железная". Упорство боя 
было бесконечно. Чуть не ежедневные штыковые ата- 
ка с обеих сторон. И та, и другая сторона принпма.тп 
атаки и переходили в контр-атаку. Еслп стрелки бы- 
ли отбиты, то они, как правило, не возвращались в 
свои окопы, а залегали блпже к противнику, окапы- 
вались и таким образом линии сблпжались. Кончилось 
все ночной атакой стрелков, которые перед рассветом 
без крика "ура" ворвались в неприятельские окопы, 
часть перебили, часть взялп в плен, а остальные дол- 
жны были отстд'пить в .Тутовпске и дальше. 

Наши батареи присоединились к своей дивп.зии. 
Ей была дана новая задача но ликвидации обхода на- 
шего левого фланга в районе г. Калуша. Диппзпя вме- 
сте с Туземной дивизией вошла в состав конпого кор- 
пуса Хана Нахичеванского. 

14-го февраля прибыли в Калуш. Калуш лежпт 
па р. Быстрица. проходимой в брод. Противополож- 
ный берег был занят противнико:м. Туземная дивизия 
была рассыпана по берегу и вела перестрелку с про- 
тивником. 

5-я Донская батарея получила неожидаиное прпка- 
-ание занять позицию на шоссе восточнее Калуша. 
Когда я прискакал па рекогносцировку, то увидел, 
что батарея может стать лить па шоссе, т. к. наш 



берег гористый и почти отвесный и шоссо пролегало 
недалеко от речки. 

Батарея вылетела п снялась прямо на шоссе, не- 
редки пришлось услать на фланги. Батарея еще не 
успела сняться, как очередь шраниелп побивает ло- 
шадей. Следующая заставляет прислугу укрыться за 
гцитамп. Окопаться на шоссе невозможно. Начался 
ад. В этом положении стрелять не было возможности 
и прпшлось думать лишь о спасеппн батареи. 

О наступлением темноты батарея на вновь выслан- 
ных лошадях снялась. Как чудо, потери в людях 
оказались ничтожны, лошадей же погибло много. 

Зачем генерал Каледин вызвал батарею па такую 
ужасную позицию и без разведки, мне осталось непо- 
пятным. 

На следующей день 16-го февраля дивизия пере- 
шла р. Быстрицу у д. Бабннцы п заняла позицию. 
5-я Донская батарея стала на закрытую позицию. 
1П1ея хороший наблюдательный пункт. Генерал Кале- 
дин стал за деревом левее меня шагах в тридцати. Я 
же сидел на телефонном аппарате п вел стрельбу. 
Около меня был старший телефонпст и два развед- 
чика рыли для меня окопчик около дерева. Против- 
ник сразу заметил движение па нашей высоте п от- 
крыл по нас огонь. Я неожиданно почувствовал 
страшный удар в левую ногу и упал навзнич. Ко мне 
бросились разведчики и подняли меня. Я думал, что 
у меня оторвало ногу. Поддер-,к-иваемый казаками, я 
оправился п увидел, что ноги мои целы, но левая но- 
га болит и пз сапога течет кровь. Разрезали сапог, 
наскоро перевязали рану. Я сказал по телефону па 
батарею: "Командир батареи ранен, подъесаулу Ко- 
стрюкову прибыть на наблюдательный пункт". Гене- 
рал Каледин услышал моп слова. 

"Кто ранен?" — Я. Ваше Превосходительство. П 
он разразился ругательствами, что командиры бата- 
рей не окапываются. 

Меня усадили на коня и повели в д. Бабинцы, где 
был наш доктор. Он положил меня на кровать и вы- 
нул шрапнельную пулю, а рану залил иодом. Рапа 
оказалась легкая, но нога болела, так что я не мог 
встать. 

В это время слышим ответы Ахтырцев, стоявших 
•здесь в резерве: "Ради стараться. Ваше Превосходи- 
тельство, покорнейше благодарим". Фельдшера вы- 
скочили и сообщили нам, что повезли раненого На- 
чальника дивизии. 

Я был эвакуирован, по моему желанию, в Проску- 
ров. Там помещен в госпиталь Подольских помещиков. 
Месяц спустя я гулял по Проскурову с палочкой, а в 
начале апреля вернулся в батарею. 

Полковник И. Г. Седов. 



*) Из собрания материалов Донской Артиллерии 
Есаула Е. Ковалева о боевых действиях Донских бата- 
рей в войну 1914-1917 пг. 



Ушедшему другу 

Памяти Юры Геринг) 



Внук и цравнук русских адмиралои, 
Чадо русских матери с отцом, — 
Тщетно твоя душенька прождала 

!.я в Свято-Русскпй Дом. 



Ты в порту родился иностранном, 
Ты воспитан па чужой земле, 
Ты по многом чуждым океан.ам 
На нерусском плавал корабле. 

II не так ты умер как люлал бы, — 

Не в бою за родину убит, — 

И не Русским флагом, пс на Русской палубе 

Бы.1 твой гроб в чужом порту покрыт. 

Но, скптаясь по чужому миру, 
Русь нетленно в сердце ты сберег: 



Как на лацкане нерусского мундира 
Свой родной Адреевский флажок. 

II в пресветлый час грядущШ, некий, 
С крыл отрясши иноземный прах, 
Вместе с пами впидешь ты навеки 
В Русский Храм — ко Спасу на Водах. 

Ибо жил ты с русскою душою. 
Хоть и не был Русским моряком. 
Как-же 1иог-бы Спас перед тобою 
Не отверзть врата в спой Русский Дом?' 

А дотоле — пусть тебе приснится 
Сквозь могильный предрассветный мрак 
Русский Флот... Петровская столица... 
И над Ба.пикой — родной Андреев Стяг. 



Н. М. 



Первые бои 45 пехотного Азовского полка в 1914 году 



я окончил Киевское Военное Училище 12 пю.гя 
1914 г. и вышел в 45 пех. Азовский, Генерал-Фельд- 
маршала Графа Головина, ныне Е. И. В. Вел. Князя 
Г.орпса Владимировича полк. Вместе со мной в этот 
пчлк вышли: Подпоруч. Кордазия и Лучанипов (оба 
улггы в боях па полях Галпцпп). Полк стоял в ма- 
леньким городке Старо-Константинов. 

Обыкновенно, после производсава офпцеру давали 
28-дневный отпуск. Конечно, всякому было лестно по- 
явиться в родительском доме, в родном городе в офи- 
церской форме, обпятъ родителей, покрасоваться пе- 
ред ними, посетить знакомые семейства, поухаживать 
']ам за .1пдочкамн, Маничкамп, знавшими его с дет- 
ства, а теперь увидившнми его в красивом офицерском 
мупдпре, уже так сказать окончательно взрослым, 
];ступившим в самостоятельную жизнь. 28-дпевный от- 
пуск, в связи с войной, мы не получили, и через три 
дпл, проведенных исключительно весело, выехали по 
полкам. 

Встретили нас, молодежь, еще па станции, трога- 
тельно ласково. Старые капитаны разобрали нас по- 
];;| по своим квартирам. Начались угоп],епня, зпако- 
.мились с родным полком. Полк готовился к походу и 
полковые дамы выехали в другие места, но жизнь 
шла как и по мирному времени, т. е. в определенные 
чагы — строевые занятия до 12 ч., затем обед, от 
] '■■. до 3 перерыв, опять занятия до 5 час, далее до- 
|,-1ад на военную тему в офицерском собрании или 
1инпные игры к 10-12-часовой трудовой день рус- 
ского офицера — окончен. Кто хочет — может оста- 
]-аться в собрании. Буфет в полном распоряжении, 
бильярдная комната, прекрасная библиотека. Мож- 
но и кутнуть, коль собралась компания, но па утро 



сфпцер долл;ец быть точно во-вро.'>)я па своем месте 
сгчжим, здоровым и деятельным. 

В связи с этим, мне припоминается один случай из 
;'-изни еще мирного времени в одном из пехотных ар- 
5(ойских полков. 

Командиром Н. иех. полка бы.1 назначен полковник 
Г. — гвардеец. Человек еще не старый, холостой, 
очень деятельный, энергичный, джентельмен в полном 
смысле этого слова, он не позволял себе никогда )! 
1>езкой форме обратиться к офицеру или наложить 
какое-либо взыскание, а действовал на психолопю, ]и1 
совесть офицера и сам покучивал в компании офице- 
ров в собрании. Появлялись песенники и т. д. Подчас 
засиживались и до утра. 

Но точно в 8 ч. командир обходил роты полка и все 
было в порядке: офицеры на местах свежие и бод- 
рые. Раз случилось, что в одной из рот не было су- 
ба.Т1ерпа Р., также кутившего ночью с командиром. 

Днем, в собрание к обеду пришел командир полка. 
<»((|ицеры встали, встал и пришедший в собрание, не 
бывший на занятиях поручик Р. Командир не сделал 
1му никакого замечания, только обратился к присут- 
ствугощш! : 

— Госиода! Мы уже здоровались с вами ]и заня- 
',иях, а вот с поруч. Р. мы не здоровались. Здравст- 
ьуйте, поручик! — и командир полка подошел к не- 
му, протягивая руку. Поручик, конечно, почувствовал 
■деликатность своего командира, покраснел, по;1;ал ру- 
ку и узке больше никогда но опаздывал на занятия. 
' На другой день по приезде в полк, л представился 
командиру полка Генерал-Майору, Гео1)Гиепскому 1;а- 
валеру еще за японскую войну. Вообще весь этот день 
прошел в представлениях. Вечером, в собрании, я с 



подпор. ЛучанцноБым и Кордзая (весельчак, остро- 
улшый "дюша мой", весют располагающей, но ко- 
мичной внешности) с удовольствием уселись за от- 
дельный столик. Появился улшн, графинчик, хотя в 
это время водочка уже официально запрещалась, но 
Б захолустьи еще бывала. Мы от души чокнулись с 
друзьями за светлое будущее. 

Я попал в роту капитана И. И. Третьякова, до.'; 
лестного офицера, павшего на моих глазах смертью 
храбрых 17 августа 1914 г. в бою под Гнилой Липой 
(1'алиц1ш). Огромного роста, соответствующего сло- 
;гения, красавец под 40 лет, с русой бородой, он мпе 
казался все-же чуть не стариком, уж слишком сам-то 
я тогда был непростительно молод. 

— Ну-с, Подпоручик Белов! Идемте вам депьщпка 
выбирать — обратился ко мне через несколько дней 
Илья Иванович. Подходим к казармам. В это время 
из дверей выбежал солдатик, такой-зке молодой, как 
я сам в то время. 

— Ага! — сказал Третьяков — и выбирать не па- 
до. Хороший хлопец. Здорово, Соханасюк! 

— Здравия зкелаю. Ваше Высоксблагороди?! 

— Вот тебе барин, — сказал капитан, ■ — служи 
ему хорошо. 

— Рад стараться и т. д. 

Мы вошли в роту. Раздалась команда. Дежурный 
подошел с рапортом. 

— Подпрапорщик! — обратп.лся капитан к фельд- 
фебелю, — Саханасюка пришлите с вещами ко мпе 
1та квартиру. Будет деньпщком у подпоруч. Белова. 

— Слушаюсь! 

И Миша Саханосюк стал моим преданнейшим Ле- 
порелло, больше — моей нянькой, а еще больше — 
другом на долгую эпопею 1-п Мировой войны. Да, 
деньщик для офицера не лакей, а младший товарищ 
деливший со своим барином и несчастья, и радости. 
И своего деньщика офицер пе держал при себе па по- 
зиции, а в обозе 1-го разряда и только в резерве депь- 
щик присоединялся к офицеру, и, действительно, 
как нянька, ухаживал за ним. 

Я не знал примера, чтоб деньщик что-нибудь украл 
у барина, и часто офицер отдавал свои деньги день- 
ь''лку, даже и сам пе зная толком сколько ттеппо де- 
нег у деньщика. Ранят офицера и деньщик едет с 
ним в госпиталь, и там находится при барине. В от- 
пуск-лп едет офицер, и деньщик с ним. Убьют офи- 
цера, если представляется возмозкпость, деньпщк ве- 
зет тело своего барина к убитым горем родителям. 

В гамом конце июля, по сигналу. 45 пех. Азовский 
Ген.-Фстьдм. Гр. Головина, нынеЕ. И. В. Вел. Кн. 
Вориса Владимировича полк был выстроен па плацу. 
1."|)угом все загромождено было крестьянскими подпо- 
лами с кресп^япскпми семьями, провозкавшимп своих 
сыновей и мужей. После молебна, полк в колонне по 
отделениям, под звуки полкового оркестра, дппнулся 
па войну к австрийской границе. 

Много депутаций прибыло провожать полк. Быта 
депутация и от еврейского населения с равином во 
главе. 

Полк вышел на войну в четырех-баталь^пном со- 



ставе — 4.000 штыков и команд: пулеметной, связи, 
разведчиков, ординарцев и т. д. 

До границы было несколько переходов. После каи;- 
дого перехода уже выставля.юсь сторожевор охране- 
ние в сторону противника. Вдали уже слышна была 
кг.нонада. Где-то уже шли бои. 

Молоде;кь наша в победе не только не сомневалась, 
по даже боялась, что война кончится так скоро, что 
они и в боях не успеют побывать. Вот какая уверен- 
ность была в величии русского оружия. 

Итак, с каждьп! переходом граница была все блп- 
Л'е и ближе, а канонада слышна была все громче и 
громче. В начале августа полк перешел границу. Те- 
перь дорога была уже не наша. На перекрестках встре- 
чались фигуры, вроде памятников с изображением 
распятого Господа Ипсуса Христа. Все набожно кре- 
с^-илиеь. Погода была великолепная и поля красиво 
убранные цветами должны были скоро щедро полить- 
ся кровью молодых, цветущпх людей. 

Первый бой под Березанкой 15 августа с Ландве- 
ром. Австрийцы выставили вероятно слабый заслон пз 
пограничной стражи и частей ландвера. По полку ста- 
ла бить артиллерия, но разрывы были высоки. Полк 
быстро, как на учепьп, перешел в шахматный поря- 
док. Под дальним ружейным огнем пошли целями п, 
наконец, залегли на картофельном поле. День был 
жаркий, солнышко светило во всю. Артиллерия била, 
но так пеметко. разрывы облачков шраппелп бы- 
ли настолько высоки, что вызывали не страх, а ско- 
рее любопытство. 

Офицеры в цепях не ложились. Капитан Третьяков 
у.ирно расположился за стогом сена. Вестовой раз- 
стелпл ему плащ, достал какую-то закуску и он со- 
гершенпо спокойно ел сало, В это время я проходил 
с шашкой на-голо мимо него и он, посмотрев на меня, 
предложил и мне закусить, Я гордо отказался, в ду- 
пге негодуя па капитапа, как, мол, можло есть во вре- 
мя боя сало, да еще и за стогом сена. Капитан улыб- 
нулся и продолжал свое дело. 

Наконец, получилось распорязкепие о движении впе- 
ред. Пошли перебежками так-же, как на учепьп. По- 
явились и первые раненые. Цепи непрерывно двига- 
лись вперед. Вот загремели и наши орудия и, видимо, 
были метко, т, к, артиллерия австрийцев вдруг замол- 
чала. Цепи встали. Раздалось могучее ура и мы по- 
шли в штыки. Противник безкал сразу, хотя в атаку 
наши бросились с большого расстояния, что, конеч- 
но, было неправильно. Потери понеслп мы очень не- 
значительные — несколько раненых. 

Настроение и офицеров, и солдат было сильно при- 
поднятое, радостное, Как-зке — первый бой, да еще 
такой удачый! А узк противник показался совсем, со- 
г,сем слабеньким. 

Ночевали мы в какой-то деревне. Жители русины 
приняли нас исключительно хорошо и. именно, пе как 
завоевателей, а как своих родных русских людей. 
Долзкеп сказать, что вообще в описываемое много вре- 
мя о каком-либо безобразии, мародерстпе, обиде мпр- 
1-ого зкителя со стороны наших солдат и помыслить 
было нельзя. Шло поистине православное русское 



];оин(ТЕи. II это жители Галицип сразу поняли п оце- 
пили, и везде встречали нас, повторяю, исключитель- 
но хорошо. Впоследствии, уже в городах я наблюдал, 
как наши солдатики подкармливали бедное население. 
Подъедет к землякам кухня, смотришь — уже со всех 
сторон облепили ее женщины, детишки с какой-либо 
110судоГ1 в руках и никому те было отказа, а самое 
добродушное отношение солдат. Делились с бедными 
л.'птелями от всей русской души. 

Все наши офицеры пользовались большим почтени- 
I м и любовью жителей всех сло'Рв населения. Щедрость 
п шпрота, всегда свойственные Русской душе, прп- 
ьлекали к нам сердца галичан, а наша вежливость. 
корректность особенно подкупали интелнгеицию, а 
матерпальпая помошд», часто оказываемая офицерами, 
создавала и чисто братские отношения. 

Это я испытал па самом себе, когда с позиции на 
несколько дней пппал в г. Станиславов. Как-раз — 
:;Омню под Ролсдество. 

Иду по улице, когапчно, никого не знаю. Народу 
много. Готовятся к празднику, и так это мне грустно 
стало, что я так далек от родного Петербурга, от ма- 
тушки и всех близких. Вдруг смотрю, подходит ко 
мпе совсем молоденькая барышня. 

— Простите — говорит — папе офпцер. Вы да- 
леко от вашей родины. Нет у вас никого из семьи, 
где-бы вы могли встретить великий праздник Рожде- 
ства Христова. Знаете, приходите к нам на праздиик, 
3 нашу семью. И папа, и мама, и все мы будем очень 
рады, и встретим вас, как родного. Мы, ведь, русины... 
и т. д. 

Все это было сказано так просто и так мило, ясно, 
без всякой задней мысли, что я был глубоко тронут, 
ог всей души поблагодарил милую барышню. Провел 
день Р. X. в интеллигентной, состоятельной семье, где 
меня приняли, действительно, с таким искренним ра- 
душием и сочувствием, как родного сына и брата.. 

Возвращаюсь опять к дейстпиям полка. К 16 ав- 
густа Азовский полк подошел к р. Гнилая Липа 
( .ЧьБ'.'вское направление), перенравился вброд и до- 
стиг леса, где и разыгрались сильные бои с 17 ав- 
густа 1914 г. 

Впереди и на флангах Азовского полка уже шел 
бой. С нами в пешем строю наступали гусары 12 Ах- 
тырского полка. Пули уже достигали пас. На опушке 
леса, недалеко от передовых цепей во весь рост сто- 
ял Командир XII корпуса Генерал Леш. одпн из ге- 
ргег, 'чие Янипскпй войны. Рядом с ним находились 

ппчплпип; шч! 12 пех. дивизии Геп. Шт. Гепер. 

Орлп1;, г,11;;1,> участник Японской кампании, уже ма- 



ститый старик, но еще бодрый, с длинной седой боро- 
дой и молодой представительный Генерал Каледин — 
гс.ча.дьник 12-й Кавал. дивизии — впоследствии Вой- 
сковой Атаман Всевеликого Войска Донского, так тра- 
гически кончивший жизнь свою в Новочеркасске. 

Наша рота заняла протпвонолож'ную опушку, где и 
з.1Л'егла за деревьями в ожидании дальнейших рас- 
горяжений. Впереди нас была большая поляна п ша- 
гах в 500 другой лес, занятый противником. Огонь 
артиллерии противника все усиливался. Гремела и 
паша артиллерия. Противник — Австрийцы и Мадья- 
ры сосредоточили по нашему участку ураганный а1ь 
тлл.терийский огонь. Били больше на удар (граната- 
ми), что действовало психологически сильнее, чем 
траннель. Тут п я залег в цепи и прижался плотно 
к земле. 

Слышу го.юс капитана: "Подпоручик Белов!" Я 
поднял голову и ви!ку около себя капитана Третьяко- 
ва, стоящего открыто вп весь свой богатырский рост, 
(мотрящего в бинокль. Было страшно, но я превозмог 
себя п встал рядом с командиром. Вдали показались 
цени противника. 

— Пока огня открывать не будем. Подпустим бли- 
;1:е — сказал Третьяков. 

Цепи противника быстро приближались. Видны узюе 
лица. Я смотрю на Третьякова. Пора открытъ огонь, 
но капитан стоит спокойно. Наконец, команда: "Спра- 
га часто начинай!" Рота открыла огонь, а противник 
совсем близко. Капит. Третьяков выхватил шашку, я 
не сводил с него глаз, солдаты тоже смотрели на него. 

— Вп'еред, в атаку! — скомандовал Третьяков — 
Ура! — и первый выскочил на открытую опушку. Я 
бросился за ним. Загремело грозное ура и вся рота 
оросилась в штыки. Австрийцы не выдерзкали и по- 
безкали обратно. Противника не преследовали. Сосед- 
шге роты, такзнз ходившие в атаку, отошли в исход- 
ное полозкенне. Отошли и мы. Артиллерия противника 
п наша, замолкшие во время атаки, открыли огонь, 
Гста залегла за деревьями. Кап. Третьяков продол- 
•жал стоять, перекрестился. 

— Пу. слава Богу, — сказал он, и вдруг, как сноп, 
рухнул на землю. Я бросился к нему. Вся голова его 
была залита кровью. Так пал мой доблестный коман- 
дир, канггган 11лья Иванович Третьяков — слава ему ! 

Скоро и я был сильно контузкен в голову и погу и 
3 безсознательном состоянии отнесен на перевязочный 
пункт. Меня эвакунровалп в Тарноноль, где я пробыл 
месяц и долзкен был эвакуироваться дальше в Рос- 
сию. 

В. Белов 



•§ 



Ожерелье Земли Русской 



йй 



Мои записки "От Батуыа до Трапезопда", помещен- 
ные I! журнале "Военная Быль'' ц касавшиеся учасгия 
в войне пограничных полков, как видно, нашли от- 
клик среди читателей, гак-как в Л!; 32 того-же л;ур- 
нала появилась статья, к сожалению ныне покойного, 
Константина Леймана "Ожерелье Земли Русской"'. 

В своем очерке К. Л. Лейман красочно описал крат- 
кую Историю Отдельного Корпуса Пограничной Стра- 
кь", но не осветил вопросов, связаннных с несением 
им службы по охране Государственных границ. 

,Мне неоднократно приходилось беседовать па 
оту тему и я вынес впечатление, что в общем все по- 
знания об Отдельном Корпусе Пограничной Стражи 
сводятся к тому, что пограничники носили фураж'кп 
с зеленым верхом, стояли на границах, занимались 
ловлей контрабанды и у них шефом был Министр Фи- 
кансоз. Поэтому, оставляя название моей статьи 
"Ожерелье Земли Русской", постараюсь, по своим 
скромным возмонсностям, дать краткие сведения о 
службе Отдельного Корпуса Пограничной Стражи на 
рубежах земли Русской. 

"Сторонись, по дорожке той 
Конный, пеший не пройдет лживой". 

I 

27 сентября 1782 года Императрица Екатерина И 
Великая издала указ об учреждении Особой Тамолсен- 
иой цеш! и Стражи "д.тя отвращения потаенаогс при- 
воза товаров". 

В изданной, с Высочайшего соизволения, последо- 
гавшего 16 декабря 1894 года, в память первого 
празднования Отдельным Корпусом Иограпичной 
Стражи своего Хра.мового Праздника 21 поября 
1894 года, Войсковой памятке, — на 1782 год ука- 
зано, как на год основания Пограничной Стражи. 

15 октября 1893 года последовал знаменательный 
для Пограничной Стражи Высочайший указ Прави- 
тельствующему Сенату, данный в Гатчине, о выделе- 
нии Пограничной Стражи из ведения Департамента 
ламоженных Сборов в Отдельный Корпус, с подчине- 
нием сего корпуса Мпнпстру Финансов, коему при- 
своено звание Шефа Пограничной Стражи п с учрел:- 
дением должности Командира Корпуса. 

Таким образом с зтого времени Пограничная Стра- 
31:а окончательно получила военную организацию и в 
ее истории началась новая эра. 

В царствование Императора Николая II, Отдель- 
ный Корпус Пограничной Стралси состоял: 

Из управления и штаба корпуса, 

Семи управлений начальников пограничных Окру- 
гов, 

31 бригады и 2 особых отделов, 

Обмундировальной мастерской, 

Центрального вещевого склада, 

Приемной комиссии и ремонтной команды. 



Бригады были сведены в Пограничные Округа. Во 
главе бригад были командиры бригад, бригады раз- 
делялись на отде.ш (от 3 до 5 отделов в бригаде;, ко- 
'^орыми комакдовали Ш1аб-0([.ицоры на правах ко- 
маадира цео1дельного Оаталиона. Отделы делплись на 
Отряды (от 3 до 6 отрядов в Отделе;, которыми ко- 
мандовали обер-офицеры на правах эскадронных ко- 
мандиров. Отряды делились на посты. 

Всего в корпусе было 118 Отделов, 504 Отряда п 
1982 поста, в том числе 58 летних. В эти цифры не 
входит Заамурский Пограничный Округ. 

При прююрских бригадах состояли парусные и 
гребные суда и на всех морях плавала флотилия От- 
дельного Корпуса Пограничной Стражи и крейсер- 
С1;пй надзор был усилен вновь выс1роенными паро- 
выми судами. Высочайше утвернсденный особый флаг 
и вымпел присвоен был исключительно судам флоти- 
лии Корпуса. Всего в корпусной флотилии числилось 
примерно к 1901 году 15 паровых судов, как морских, 
так и речных, и 655 парусных п гребных судов. К 
1914 году количество их увеличилось. 

В списках Отдельного Корпуса состоя;10: 18 гене- 
ралов и кроме того 1 флота генерал и 1 генерал Во- 
енно-судебного ведомства, 202 штаб-офицера и 849 
обер-офпцеров не считая офицеров флота п военно- 
судебного ведомства. 

71 медицинских и 31 ветеринарных врачей, 26 
классных медицинских фельдшеров, 19 грал;данскнх 
чиновников, 14 священников и 36095 человек ниж- 
них чинов при 12334 строевых казенных лошадях и 
212 джигито]!. 

Всего Корпус охранял 13898 и трп четверти верст 
Государственной границы. Наибольшая дистанция ох- 
раны была: в Закаспийской бригаде — 1425 верст, а 
наименьшая — в Таурогенской — 111 верст. 

II 

В мирное время через границу, помимо Таможен- 
ных учреждений, т. е. Тамсжень, Тамол;енных застав. 
Переходных пунктов и рогаток запрещалось прово- 
зить, или проносить товары и переход]ггь людям. В 
этих учрелсденпях изымалась установленная попилпна, 
а также производилась проверка паспортов лиц пере- 
ходящих или переезжающих, границу. 

Вполне понятно, что если-бы не существовала ох- 
рана границы, — я не говорю о границах кавказских 
или азиатских, — наша более слабо развитая про- 
мышленность не ]! состоянии бы.та бы конкурировать 
с иностранными (||ирмами, которые овладели бы на- 
шими рынками. 

Меры ограл;дения нашего рынка и давали воз- 
можность свободно расти и развиваться Русской 
промышленности, освободив ее зависимость от ино- 
странных товаров. В этом п была главная цель несе- 
ния службы Отдельным Корпусом Пограничной Стра- 



Итак, на обязаин' ста чпнол Пограничной Стражи 
лежа.'м: 

1. Н(.' допускать водвореипя товаров пли иных 
предметов из-за границы незаконными путями и спо- 
собамп. 

2. Не допускать переход границы незаконными пу- 
тями п способами. 

3. Задержание товаров, означенных в пункте 1, 
ра^но лиц, переходящих границу в нарушении пунк- 
та 2. Товары, пред:аеты и лиц доллсны были немед- 
ленно доставить в надлежащие Тамозкенные учреж- 
дения. 

Кроме того, в мирное время, на обязанность Погра- 
ничной Стражи еще было возложено: 

Охранять черту Государственной границы, т. е. на- 
блюдать, чтобы пограничные столбы п другие пскус- 
ственные знаки, определяющие границу, были в ис- 
правном состоянии и пикем не поврелгдались, чтобы 
па черте границы в неуказанных местах (в 875 са- 
л;епной полосе) не строились новые постройки, а так- 
же, чтобы не разводилось новых пашень п огородов, 
дабы самая черта была свободна для проезда. 

Следить, чтобы ни одна пядь земли нашей не была- 
бы захвачена или запахана подданными соседнего с 
п |МИ государства. 

;]адержш!ать всех бродящих при границе дезерти- 
ров, бродяг, беспаспортных и порубщиков казенного 
леса. Наблюдать за ненроживательством лиц в тех ме- 
стах, где им законом не разрешено, а также лиц, кои 
за занятие контрабандным промыслом выселены за 
50 верст от черты границы. 

На морской границе кроме того: 

Осматривать все суда и рыбачьи лодки, как при- 
стающие к берегу, так и отходящие в море, задержи- 
вая пх в случае провоза контрабанды. Оказывать по- 
сильную помощь мореплавателям, потерпевшим кру- 
шение и спасать погибающих в море, охранять вы- 
брошенные бурей суда на мель пли на берег, равно 
товары п всякие предметы (морские выбои), не до- 
пуская расхищать таковое не местным прибрежным 
:гл1телям. 

Наблюдать, чтобы не устраивались ложные маяки 
и чтобы никто не разводил но берегу огней близке 50- 
всрст-ного растояния от законно устроенного маяка 
I! то время, когда море не замерзло. 

Ломимо всего, войска Отдельного Корпуса Погра- 
ничной Стразкп, в случае появления в соседнем госу- 
дарстве эппдемпи, напр., холеры, чумы, несли еще 
сужбу ка])аптинпую, оберегая паше Отечество от за- 
песеппя .заразы в него. 

В мирное время западно-еухопутиая Гранина гчи- 
талась ненарушима, т. е. переход через нее, в неука- 
."апиых местах, ни под каким предлогом не допускал- 
ся и считался, особенно для чинов Пограничной Стра- 
Зли, болыним преступлением. Л потому н нреследова- 
1не контрабандистов, повернувших назад, чтобы уйти 
за границу, могло производиться только до черты гра- 
ницы и ни шагу далее. 

В ;}а1;апказских и Среднеазиатских бригадах, ино- 



странная земля в мирное время пе считалась непри- 
косновенною в виду того, что население там занпма- 
.чось разбоями, а потому чипам Пограничшзй Стражи, 
в тех местност^ьх, было продостав.я'но право при ире- 
следоваыпп злоумышленников, контрабандистов н раз- 
бойников по горячим следам переходить границу, про- 
долзкая преследование по пностранной земле, но }1е 
далее одной версты. 

В военное время, на той границе, с государством 
которого началась война, чипы Пограничной Стразки, 
]>месте с полевыми войсками, должны были идти в бой 
на врага. 

П1 

Пограничною полосою называлась семиверстная 
полоса земли от черты гран1щы в глубь Имперпи. 
вдоль всей граннцы. В пограничной полосе искорене- 
1:ие контрабандного промысла, преследование прор- 
вавшейся через гран1Щу контрабанды, производство 
обысков п выемок контрабанды лезкало па обязаннп- 
С1ЯХ Пограничной Стразки. 

За пограничной полосою преследование контрабан- 
ды Пограничной Стразга прекраща.юсь и передава- 
лось местной полиции. 

На приморской границе пространнство в три мор- 
ские мплн от берега признавалось морской таможен- 
ной полосою. В этой полосе все суда, как Русские, так 
п иностранные, подлежали надзору чинов Корпуса 
Пограничной Стражи. 

Граница, для удобства охраны, разделялась на От- 
ряды. Местность при границе, порученная ('хране 
Отряда, называлась Дистанцией такого-то отряда (31 
бригада и 2 особых Отдела имели свои ХгХ» п назва- 
ния: 1-я Санкт-Петербургская Императора Алексан- 
дра И1, 6-я Таурогенская, 24-я Крымская Его Вели- 
чества и т. д. В казкдой бригаде Отделы были по но- 
мерам 1, 3-й и т. д. Все отряды и посты имели свои 
названия, применительно к населенным пунктам: 25 
Черноморской бригады Лазаревский Отряд. Того же 
Отряда пост Головинский и т. д. 

Каждый отряд делился на посты (кордоны). Мест- 
ность, порученная охране поста, называлась расхо- 
дом такого-то поста. Местность казкдого расхода дели- 
лась па участки, которые назывались: первым, вто- 
рым, трет1>им и т. д. участком такого-то поста. 

Кордоны соединялись мезкду собою патрульной до- 
рогой, которая шла по черте границы. По этой доро- 
ге, пли тропе, поддерзкивалось сообщение мезкду кор- 
донами, а такзке проверка следов через границу п ча- 
совых, если таковые были располозкепы по этой до- 
роге. 

Кордоны были располозкепы, смотря по местности. 
в одну или две линии. Кроме того в некоторых брига- 
дах имелись еще летучие и зкелезнодорозкные Отряды, 
располозкенные по линиям зкелезных дорог. Кордошл 
1-й линпп расположены при самой границе, 2-й линии 
в нескольких верстах (3-6) от них внутри края. 

Первая линия охраняла границу часовыми, со!;- 
ретами, дезкурными при кордонах п разъездами по 
границе. 



Вторая линия — патрулями, разъездами, высылае- 
мыми лнутрь края до конца пограничной полосы, нли 
под 1-10 линию, а также и секретами. 

Наряд для охраны границы был дневной и ноч- 
ной. И тот, и другой делились на две смены, по 6 
часов каждый. В холодное время продолжительность 
наряда сокращалась до 4 часов и менее. В летнее вре- 
1'я, при коротких почах, ночная охрана производи- 
лась в одну смену, но люди, бывшие в ночном наряде 
не назначались днем на службу на границе. 

Наряд дежурных у кордонов л поддезкурных про- 
изводился не по жребию, а по очереди. Они чередова- 
лись и сменялись через каждые 6 часов. 

Назначение на слузкбу делал старший поста, а за 
отсутствием помощник его. Когда наступало время зш- 
силать смену, старший поста приказывал очередным 
людям одеваться, а затем сзывал их вынимать жре- 
бий, т. е. кому какой достанется номер участка в ох- 
рану. Вынутые по лсребию номера участков он сейчас 
же записывал в книгу нарядов п тут-же объяснял лю- 
дям их обязанности на гранпце, а также предупрезк- 
дзл их, если имелись сведения ,что кузкно ждать про- 
носа контрабанды. На случай тревоги на каждом по- 
сту назначался пз числа свободных от слузкбы людей 
очередной объездчпк. (В Пограничной Стразке кон- 
ный пограничник назывался объездчиком, а пеший 
— стразк'ником). Его лошадь долзкна быть оседлана, 
по не взнуздана. Он мог отдыхать разувшись, но не 
раздеваясь. 

На своем участке, часовой был обязан, в случае на- 
добности, бить тревогу. 

По тревоге па 1-й линии должны были выезжать: 
/■азъезд того участка, где произошла тревога, очеред- 
ные объездчики с соседних постов, старший поста. 
Такзке долзкны спешить на помощь находящиеся 
вблизи обходы, разъезды и секреты, если последние 
не имеют особого назначения. 

Разъезды 2-й линии, охраняющие тыл 1-п линии, 
услышав тревогу, долзкны были усилить наблюдение 
па своих участках, чтобы в случае прорыва колтра- 
бандистов сквозь 1-ю линию, перехватить их. 

■ И, наконец, в приморских бригадах пограничный 
надзор и охрана границ производились: 

Дежурными на пристанях и у кордонов, обходами 
и разъездами вдоль морского берега, выставлением 
отдельных часовых на берегу моря, разъездами на 
судах по морю и, в случае необходимости, — секре- 
тами. Приходящие и от'ходящие суда каботажного 
плавания вносились, по порядку прихода и отхода их, 
в особую книгу, имеющуюся для сего на постах. Как 
правило, все приходящие в места, где не было тамо- 
зкенных учрелсдений, суда с грузом или без груза по- 
ступали Б ведение и под надзор чинов местного кор- 
;(0на Пограничной Стразки. 

Чины Отдельного Корпуса Пограничной Стразки 
при исполнении слузкебных обязанностей по погра- 
ничному надзору приравнивались к военному карау- 
лу, причем всякий нпзкнпй чин стразки, поставлен- 
ный па пост с рузкьем или обнаженным холодным ору- 



зкием, считался часовым и как таковый — был лицо 
неприкосновенное. 

Чины Отдельного Корпуса при исполнении служеб- 
ных обязанностей, в качестве часовых или чпнов во- 
енного караула вне пределов пограничной полосы, 
пользовались правом употребления оружия пи общих 
с воинскими чипами основаниях. 



IV 



Задерзканая контрабанда с ее проносителями не- 
медленно препровозкдалась, при задержателе, на бли- 
З1.;айший кордон, где после осмотра задерзканпую кон- 
трабанду, пропосптелей и найдешгые при них бумапг 
отправляли под конвием, прп задерзкатсле, к команди- 
1;у Отряда. 

Уадерзканую контрабанду, до сдачп в тамозкню, 
никто не имел права вскрывать и осматривать (ви- 
новные в этом подвергались ссылке в каторз1Шые ра- 
боты сроком до 8 лет). 

По казкдому задерзканию, командир Отряда произ- 
|.о,1Ил расследование и затем, по его приказанию, кон- 
Т1)абапда с пропос1ггелями, под конвоем, обязательно 
грп задсрзкателе, чтобы он присутствовал при опросе 
!! досмотре товара в тамоз1Ше, отправлялась туда. 
Старшему конвоя вручалась препроводительная бума- 
1а. Для отвоза громоздкой контрабанды задерзкатель 
имел п1)аво нанять подводу и о расходах долозкнть ко- 
мандиру Отряда и в тамозкне, где ему эту сумму рас- 
хода возвращали. В тамозкне, в присутствии задерзка- 
теля, товар вскрывался, ему делалась опись, которая 
прочитывалась задерзкателю и он подписывал ее. Та- 
моженный чиновник долзкен был записать в "Поимоч- 
пую кпизкку" задерзкателя № поимки (конфискации), 
род и оценку товара, в получении-же товара распи- 
саться в разносной книге. 

У всех чинов Отдельного Корпуса была па руках 
"Поимочная книжка", в которую заппсывалпсь все 
сделанные ими задерзкания, равно и прибытие па тре- 
ьогу. В этой кпнзкке проставлялось: какой товар за- 
терзкаи, номер конфискации и оценка его, а затем, при 
получении следуемых за задержание наградных де- 
нег, во время выдачи их, записывались командиром 
Отряда в поимочную кпизкку время выдачи и сумма 
наградных денег. 

Касаясь наградных денег, нельзя не отметить, что 
Б мирное время, за отличное исполнение пограничной 
слузкбы, низкние чины пагразкдались: 

1. Денежной наградой, 

2. Благодарностью в приказе командира Бригады, 
Командира корпуса и шефа Пограничной Стразки. 

3. Повышением в окладах зкалования, 

4. Переименованием в ефрейтора и производ- 
ством в унтер-офицеры, 

5. Знаком отлпчия Св. Анны, 

6. Георгпевскоп медалью "За храбрость". 
Задерзканные контрабандные товары продавались в 

таможне с аукционпаго торга и из вырученных от 
г,родаз?.:п товара денег, за вычетом расхода, могуще- 
го быть от перевозки и прочего, а также из взыскан- 



1Г')го р пропосителя штрафа, за пошлинный товар в 
р;13.мере пятикратной в Империи п двукратной в Прп- 
Бпслянском крае пошлины, иыдавалась чадер;кателял 
награда. Га:!Л11'р1.1 наград оы 1п разные, по, если за- 
держание произошло с употреблением 5) дело оружия 
я задериганпем главного пропосителя, задержатель по- 
лучал награду в 75 процентов стоимости задержано- 
го товара. Если в деле было несколько задержателей. 
прибывших по тревоге до задержания таковой, на- 
градные деньги выдавались всем принимавшим 
участие в поимке, но главный задерзкатель получал, 
конечно, большую часть этой денежной награды. 

В этой статье, где читатель найдет краткий обзор 
сложной и напряженной борьбы, я бы сказал — слу- 
жбы на положении .малой войны в мирное время, ко- 
торая давала возможность офицерам получать мечи ); 
своим орденам, а нижним чиназг Георгиевские меда- 
ли, я как-бы обошел н не коснулся сформированного 
на Дальнем Востоке Саа муре кого Округа Отдельного 
Корпуса Пограничной Стражи, несшаго слул;бу по 
о.\]1ане Восточно-Кятайской железной дороги, но о нем 
\же ппсал в своем очерке покойный К. Лейман. 



Началась война 1914 года. Почти подностыо, От- 
дельный Корпус Пограничной Стражи, переходя гра- 
ницу и прикрывая ее до сосредоточения после моби- 
ллзации нашей армии, а затем формируя из Бригад 
свои конные и пешие полки, выйдя из ведения ]\1и- 
нистерства финансов, влился в действующую Армию. 
Вошли в нее и полки Заамурского Пограничного Ок- 
руга. Мне точно не известно, сколько конных и пеших 
иглков было выставлено по западно-сухопутной грани- 
це, но на Кавказском фронте Закавсказские бригады 
дали два конных и 3 пеших Пограничных полка. Там- 
же были сформированы и горные взводы пограничной 
артиллерии. 

Истекала кровью в нерапной борьбе Добровольче- 
ская Армия. В конце ( ктября 1918 года, возродились 
Пограничнные части. Их было мало, но они служили 
до конца своей Родине и при оставлении Крыма. ](ме- 
сте с частями Русской Армпп генерала Врангеля, От- 
лельный Гкадовский Пограничный Отряд прибыл ]( 
Галлииолп. 

Г. Аустргт 



Суббота во Владикавказском кадетском корпусе 



То.1ько-что отошла вечерняя служба в нашей уют- 
ной корпусной церкви — всенощная, которую я осо- 
бенно любил, так как она создавала такое лирическое, 
умилительное и мирное иастроелие. Почти в полумра- 
ке раздавались тихие мелодии церковных песнопений. 

Запах ладона и причудливое освещение восковыми 
сгеча^п! икон святых будили незабываемые вцсчат- 
ления детства, когда все в церковных службах каза- 
лось таким таинственным, мистическим, грандиозным 
и поэтическим. Так хорошо з^йчталось в эти вечерние 
пасы в сладкой полудремоте, навеянной воспомпнанп- 
я>;и других подобных всенощных в родном городе. 

После ужпна и вечернего чая, возвратись в роту, 
сел ша свою парту, полный 'еще впечатлений от все- 
нощной. "Свете тихий, святые славы..." еще звучало 
в моей голове. Ну, думаю, можно теперь по^мечтать, 
вспомнить, как у нас дома проводили субботу, потом 
ьч много почитать и затем пораньше лечь спать, что- 
бы набраться сил завтра отстоять обедню, которую я 
очень не любил. В общем, на душе было мирно и я 
был полон самых благих намерений. 

По черт никогда не спит и па этот раз он по- 
явился в вт,е моего одноклассника кадета Ореста К., 
нашего "убежденного кавалериста", обладающего 
буйной фантазией и как на грех в эту субботу остав- 
ленного без отпуска. Он ухитрился даж'? кадетские 
брюки перешивать, отпустив полугалифе от колен. Де- 
павалось ему за это, но он всегда придумывал что- 
нибудь еще более оригинальное. Он обладал альбо- 
мом форм всех кавалерийских полков Русской Армии и 
па досуге всегда его изучал, меняя ка;к,дый месяц 
полк, в который он собирался в будущем выходить. 

В это время выбор его остановился на 13-м дра- 
гунском Военного Ордена фельдмаршала Ыиниха по.!- 



ку. Мы подтрунивали над нпм. "Ну н выбрал-же полк, 
один номер чего стоит, ведь это-же чертова дюжина. 
Вот п выходит, что ты будешь чертов драгун". 

Так вот подошел он ко мне и так участливо спра- 
1нпвает: 

— Ника, что с тобой? 

Застегнутый врасплох, думая, что он заметил мое 
размягченно'е настроение после всенощной, я наивно 
его спросил- 

— А что такое? 

— Да у тебя вид скучающего идиота. 

— Что? — вскричал я, не олшдавший такого хо- 
лодного душа, — а.х, ты, чертов драгун,— и бросился 
1! погоню за ним, но он быстро улизнул за классную 
дверь, а я, остыв, бросил его преследовать и возвра- 
гился на свою парту. 

Через несколько времени Орест К. опять появился 
передо мною, 

— Слушай. Ника, мир. Оставим все отп глупости, 
есть серьезное дело, надо его обсудить. 

— Ну, выкладывай, в чем дело. 

— Прежде всего должен тебе сказать, что в прош- 
лую субботу, находясь в отпуску, я провел такую фи- 
нансовую комбинацию, что у любого министра финан- 
сов расстройство зкелудка получится от зависти. Толь- 
ко ты никому не говори об этом: я запнал старые 
гимназические учебники сестры букинисту. 

Видя мой недоверчивый взгляд, он показал мне 
свой кошелек, в котором, действительно, находилось 
несколько двухгривенных и один полтинник. 

— Да, действительно, ты финансовый туз, — со- 
гласился я. 

Нужно сказать, что время приближалось к Пасхе, и 
Г.11.1ьп1инстпо из пас испытывало финансовый кризис. 



так-как запас дснелшый привезешшй из дома с Рож- 
дества давно уже "истощился". Правда, был забро- 
нированный "капитал" у отделенного офицера-воспи- 
тателя, но выцарапать что-либо у пего было очень 
трудно, кроле как -на почтовые марки, кинематограф, 
театр, да изредка на табак. Не так давно пытался я 
у нашего отделенного офицера-воспитателя подпол- 
ковника Ц., в прошлом окончившего Михайловское 
Артиллерийское Училиш;е и Академию Генерального 
ИТтаба по 2-му разряду, получить немного денег, но 
неудачно. Вот подхожу к нему на вечерних занятиях: 

— Господин Подполковник, разрешите доложить, я- 
Оы хотел получить немного денег. 

— Вы, батенька, заросли шерстью и извне, и из- 
нутри, вам уже бриться пора, а у вас все одни глу- 
пости па уме и деньги хотите па какие-нибудь глупо- 
сти, наверное. Табачищем от вас разит па сажепь, уж 
заодно за это вам нужно бы.чо-бы скатать балл за по- 
недение, да человек по доброте сердечной не обраща- 
ет на это внимание. Наверное опять на табак, чтобы 
потом к вам п на две сажени подойти нельзя было? 

Ну, думаю, ошелом.тенный такой речью, ну его к 
черту и с деньгами, и с халвой, придется отступать 
на зараяее подготовленные позиции. 

■ — Никак нет, господни подполковник, я хотел-бы 
денег на почтовые марки для письма родным. 

— Ну, так-бы сразу и сказа.1И — по-иучайте марки. 
Вот, думаю, опять спровоцировал письмо к родным 

и как ловко это придумал: и шерсть, и брптье, и бал- 
лы за поведение. Хорошо обучают в Академии Гене- 
рального Штаба даже второразрядников, и то какой 
ловкий народ. Вот теперь пиши ппсьмо родным, а и 
писать-то нечего. Разве что написать: "У меня все 
благополучно, жив и здоров, только по немецкому язы- 
ку получил пятак, чего и вам желаю". Ведь, не пой- 
мут, им хорошо, не нужно изучать немецкий язык, а 
попробовали-бы у нашего Трефельда получрггъ хотя- 
бы 6 с минусом. И вместо сочувствия еще меня же и 
выругают за малоуспешность. Вот и пиши. Правду 
написать нельзя, а врать не охота. Поэтому можно 
было представить мое восхищение финансовой ком- 
бинацией нашего "убежденного кавалериста". 

— Слушай, Орест, — сказал я, — действительно, 
ты молодец, и как ты додумался до такой удачной 
идеи? 

— А видишь-ли, — сказал он, — в кавалерии 
служить, для этого нужно головой работать, это не то, 
что пехота или ваша арти.тл'ерия, где существуют еще 
к тому-же подлые сигналы. 

— • Ну, осторожней на поворотах. 

— Нет, ты сам посуди беспристрастно, я, может- 
бытъ, неудачно выразился. Но знаешь-лн, что артил- 
лерийский сигнал открытие огня "Неприятель нас 
еще не видит, открывайте поскорей огонь". 

— ■ Ну, конечно, знаю. 

— Ну, так вот, разве это благородный способ веде- 
ния войны — исподтишка нападать на врага? У нас 
этого нет, мы в кавалерии ведем войну открьпо и 
благородно, а поэтому, так-как в конном бою картина 
■сражения меняется каждую минуту, кажлый кавалерий- 



ский начальник должен очень быстро сообраокать и 
иметь много новых идей наготове для парирования уда- 
ров врага, поэтому и говорят: история кавалерии, это 
история ее начальников. Это тебе не артиллерия, где 
забрался в яму и палп из пушек, ни о чем ле думая. 
Не так убежденный беспощадной логикой Ореста, 
как больше перспективой "семейного ул;ина",1аЕ назы- 
вал он наши скромные фестиваль!, состоявшие из кол- 
басы и халвы и которые для нас имели особенную пре- 
лесть, хотя в ];орпусе кормили сытно, я не возражал. 

— Ну, так вот, я тебе предлагаю "семейный узкин". 
Несмотря на большой соблазн такого фестпвала, я 

подумал немного, отвечал Оресту, что благодарю, но 
удирать из роты для этого я не намерен, так-как не 
прошло еще и трех недель, как мне сбавили балл за 
поведение за подобную прогулку. 

— Нет, Орест, довольно колбасы, я теперь и в рот- 
ном помещении хожу только по над стенкой, даже к 
ротной иконе не подхожу, так-как она находится воз- 
ле выхода из роты. Напишут в приказе по корпусу, 
"Кадету X сбавить балл за поведение за то, что он 
демонстративно направился к выходу пз роты, имея 
намерение самовольно отлучиться пз роты", сбавят 
балл, а потом доказывай, имел ты намерение отлу- 
читься или нет. Хозку теперь по над стенкой, оста- 
навливаюсь перед стихотворениями Августейшего по- 
ста К. Р. или расматриваю табель форм всех кадет- 
ских корпусов, пли настенную таблицу Ю-линейной 
скорострельной винтовки образца 1898 года в разоб- 
ранном виде. И уму полезно, и сердцу отрадно, и на 
душе спокойно, так-как никакой демонстрации тут не 
пришьешь. 

— А, ]Гет, — возражал Орест, — ты меня не по- 
Еял, полная гарантия безопасности. Дело в том, что 
кадет X, заведующий метеорологической станцией, на- 
ходится в отпуску и мне поручили заместить его на 
время отпуска, выбрав себе помопщика по моему ус- 
мотрению, Вот я тебе и предлагаю и безопаспую про- 
гулку, и "семейный узкий". 

— Это другое дело, хоть сейчас готов тебя сопро- 
возкдать и благодарю тебя сердечно. 

Сказано — сделано: мы быстро собрались, явились 
к дезкурному по роте офицеру-воспитателю и, получив 
от него разрешение, отправились в помещение метео- 
рологической станции, где находились записные 
книзкки и зкурналы наблюдений, аквариум и аппарат 
для регистрирования метеорологических н а б л ю- 
д е н и й . Сделали там, что нужно, п пошли 
на плац, где было нулаш еще измерить коли- 
чество атмосферных осадков и произвести другие из- 
мерения, которые нузкно было сделать на сооружени- 
ях для этого поставленных на открытом воздухе. Кон- 
чав все это. мы отправились в лавочку Сокола, кото- 
рая была напротив плаца корпуса, перейдя через Во- 
енно-Грузинскую дорогу, купили все, что нулсно, и уже 
собирались возвращаться назад. 

Был чудный весенний вечер и как-то не хотелось 
особенно спешить. Шлп мы потихоньку, как вдруг 
(•реет мне сказал, что оп мне предлагает следугопщГ! 
ппоекг: 



— Дело в том, — говорил ои, — что велосипед на- 
и[его одЕокласспика кадета К. находится на площадке 
перед квартирой преподавателя Снегового, мы можем 
его взять и немного покататься па плацу на велоси- 
педе. Что касается меня, то я с удовольствием это де- 
лаю, все-таки это напоминает немного верховую езду. 

Еще ь-е было поздно, но уже начинало смеркаться 
11 поэтому я согласило: с этпм. Пошли за велосипедом, 
достали его и Орест первый сел на велосипед и по- 
ехал по доролске, которая пробегала во всю длину на- 
шего огромного кадетского плана. Я остался его ждать. 
Когда он вернулся п передал мне велосипед, то я в 
свою очередь поехал па нем на другой конец плаца. 
Затем обернулся и стал возвращаться назад. Между 
тем уже почти совсем потемнело, так-как луны не бы- 
ло. Я разогнал велосипед и вп;ку вш'редп белую ру- 
башку Ореста, который стоял как-раз на дорожке. Л, 
думаю, старый армейский прием: у нас всегда так де- 
ла.тп и перед велосипедом отскакивали в сторону. Ну, 
думаю, ты у меня поскачешь, и что было сил нажал 
па педаль. Но тут случилась катастрофа: я налетел 
на Ореста, который закопал репу"", упав к ногам на- 
шего ротного командира (которого я в темноте не ви- 
дел), чуть не сбив его с ног. Оказалось, что Орест 
стоял перед ппм навытяжку, а не дразнил меня, как 
я думал. Я-же упал с велосипедом на другую сторону, 
упарив больно себе ногу при падении. Еле поднялся, 
]:зял под козырек и стал перед ротным командиром, 
так-же, как и Орест. 

— Так, — сказал ротный командир, — вместо на- 
блюдений на метеорологической станции, вы катае- 
тесь на велосипеде? Доложите об этом своему отделен- 
ному офицеру-воспитателю. 

После этих слов он удалился, оставив пас в удру- 
ченном состоянпи. Постояв немного, чтобы придти в 
себя после нео;киданного финала нашей, казалось, не- 
ьпнной прогулки на метерологическую станцию, мы 
.|тправпл1гсь отводить велосипед на его место. Затем, 
охая п кряхтя, побрели, как го Францию два грена- 
дера, в помещение метеорологаческой станции, что- 
бы оставить там записные книжки и занести наблю- 
дения в журнал. 

По дороге Орест пьггался вполголоса напевать свое 
любимое "Драгуны храбрые, вперед, равнение напра- 
во, кто всадит первый штык в врага, тому и честь и 
слава", чтобы сделать в плохой иг]1е хорошее лицо. 
Но это звучало так фальшиво и совсем не победонос- 
но, ни бодро, как это было обычно, что он вскоре 
умолк. 

— Вот тебе и "семейный улсин", — сказал я, поти- 
рая упшблеииое колено, — опять влопались. 

— Ну, что-же, — философствовал Орест, — все-же 
1 думаю это нам не помешает с аппетитом поужинать. 

Действительно, это нам не помешало. Поедая кол- 
басу и халву, я меланхолически наблюдал тргпона, 
который ползал в аквариуме. 

"И счастье-же имеет, подлец, живет себе в аквариу- 
ме спокойно и нет у него ни ротных командиров, ни 
отделенных офицеров-воспитателей"', — думал я. 



На следующий день было воскресенье и .мы с Оре- 
стом отдыхали от волнений прошлого дня. 

В понедельник на утренних занятиях мы доложили 
об ЭТО.М происшествии нашему отделенному офицеру- 
ьоепптателю. Обращаясь ко мне, он сказал: 

— Ну, батенька, сядьте-ка на сутки иод арест и 
1'одумайте о том, как ездить на велосипеде в неуроч- 
ное время и угрожать безопасности своего ротного 
командира. Надеюсь, что это вам кроме пользы ни- 
чего не принесет. 

Такое-же наказание получил и Орест. Так кончил- 
ся наш пир бедой. Собираясь в карцер, я узнал так- 
же подробности этой нашей неудачи. Оказывается, все 
:.'|'10 было по вине нашего однокашника кадета Т., у 
которого был роман с хорошенькой Лелей, дочерью 
командира 3-й роты. Он часто удирал на свидание с 
]!ею, а, так-как это было вблизи офицерских флигелей, 
то его часто яресдедовали офицеры-воспитатели, но 
ен был очень ловок и всегда ему удавалось удрать. На 
('ТОТ раз командир роты, преследуя его, напоролся на 
нас. Отправляясь в карцер, я ворчал, что благодаря 
всяким легкомысленным романам, нельзя солидным 
людям честно заняться научной деятельностью на 
• юльзу своего отечества — сходить на метеорологиче- 
скую станцию, чтобы не влипнуть в грязную историю. 
Сидя в карцере и вспоминая субботу, когда все это 
началось и какие у меня были благая наме1)ения, се- 
товал на превратность судьбы п заедал горечь неуда- 
чи и спденпе в карцере пиролсным, которое приноси- 
ло мне мое отделение, по традиции. Каждый кадет от- 
деления, когда кто-нибудь из отде.тенпя сидел в кар- 
цере, в этот день съедал только половину пирож'ного, 
другая половина жертвовалась в пользу сидевшего в 
карцере. Да, думаю, воистину нрав был кто-то из пи- 
сателей, который писал, что ад Данте был вымощен 
благими намерениями, и, чтобы развлечься, я стал 
вполголоса напевать подходящий куплет "Звериады": 
"Прощай, пустынный карцер тихий, тебя я часто по- 
сещал, съедал пирожныя сердитый и все на свете про- 
клинал". 

Но вдруг, остановившись, подумал: какой там "про- 
щай", когда сейчас нахожусь как-раз в нем, как от- 
1;^ок Даниил "в пещи огненной". Счастливые наши од- 
нокашпики старших выпусков, которые в свое время 
с полным правом напевали этот куплет, покидая кор- 
пус. Боже, как-бы я был рад, если-бы был сейчас в 
Военном училище, даже пусть в карцере, но в кар- 
цере военного училища. Но сетованиями ничему по- 
мочь нельзя; приспосабливаясь к обстановке. ' стал 
искать обстоятельств, которые могли-бы меня пршт- 
рпть с действительностью. А, ведь, на самом деле, де- 
.'О еще не так плохо. Главное, что обошлось без де- 
монстрации и без уменьшения балла за поведение, ко- 
торый у меня не был высок. В общем, нет худа без 
добра, можно будет продолжить мою субботную идил- 
лию в карцере, здесь можно будет и кое-что вспомнит1>, 
и помечтать, и никто не придет сюда соблазнять меня 
па какие-либо рискованные предприятия. 

Бг.1яевск/11( 



Послесловие к статье „Пушка" 



в лнвирском номере "Биешшй Были'' я ирочитал 
небольшую статью Г. Бобрикова — "Пушка". 

Чигателям, конечно, известно ее содерзкание, пото- 
му не буду отвлекаться ее передачей, а перейду к 
разбору но существу. 

По своему отношению к событию, автор явно при- 
надлежал к "кавалерийскому лагерю" и пробыл в 
авангардном лагере, по меньшей мере, два лагерных 
сбора, потому меня удивляет его полная неосведом- 
ленность о лагерной обстановке, хотя-бы дазке у его 
ближайших соседей. Передняя линейка всего аван- 
гардного лагеря тянется непосредственно перед .шце- 
Бой стороной лагерных бараков; на ее концах, для 
каждого училища, поставлены грибы и там-же нахо- 
дятся дневальные, на обязанности коих лежало при 
проезде начальствующих лиц, вызывать дежурных, а 
при приезде Высочайших Особ, всех на переднюю ли- 
нейку. Дальше, в направлении на военное поле, была 
ничем незапятая полоса, примерно шагов в 200 ши- 
рины; на ней производилась сменная езда и другие 
занятия; а еще дальше, начинался артиллерийский 
парк наших училищ. Он представлял из себя четыре 
линии: в первой были поставлены орудия, снятые с 
передников, во второй — их передки, в третьей — за- 
рядные ящики первого эшелона и в четвертой — 
остальные зарядные ящики. Таким образо:и, этот парк 
занимал, в глубину, шагов сто. 

Как общее правило, артиллерийский парк всегда 
охранялся часовыми. Наряды в караул делались по- 
очередно от 1 и 2 батареи каждого училища. На се- 
редине первой линейки, между бараками 1 и 2 бата- 
реи, были специальные караульные помещения, с на- 
рами для отдыха заступающих на смену часовых, с 
часовыми у входа в караульное помещение. Часовы- 
ми назначались юнкера младшего курса, разводящий 
— старшего и караульный начальник — дополнист. 
Весь караул был вооружен шашками (правда неот- 
пущечными) и пагапами, в кобурах, с боевыми пат- 
ронами. Кстати сказать, караульная слузкба в мирное 
время была совершенно тожественна со сдузкбой воен- 
ного времени, поэтому, все ее нарушения влекли за со- 
бой предание суду и строго карались, вплоть до отда- 
ния в дисциплинарные батальоны, на разные сроки. 
Да и сам часовой - юнкер, как находящийся улсе на 
действительной слузкбе, был проникнут сознанием сво- 
их серьезных обязанностей. Потому непопятно какие 
соображения могли натолкнуть автора статьи отозкест- 
Еить часового в парке, с дневальным, который нес за 
дремоту на посту самое незначительное дисциплинар- 
ное взыскание — ну, скажем, несколько внеочеред- 
ных нарядов на слузкбу. 

Кроме того, не надо забывать петербургские "белые 
ночи"!... Лично я, будучи в 1901 году, в лагерном 
сборе Константиновского артиллерийского училища, в 
два чса ночи, в июне или июле, сфотографировал наш 



оарак, с маленькой выдерзккой п снимок вышел впол- 
не удачным, ну, а дальше, наступал узке рассвет, так 
что на темноту ночи или сои часового, при дневном 
освещении, рассчитывать было уже нельзя. 

Само по себе, фактическое похищение пушки, хотя 
бы и шестью сильными юнкерами, представляется мне 
довольно легендарным; 3-дюймовая, скорострельная 
пушка была довольно увесиста... Одно давление на хо- 
бот ее, удлиненного, лафета, с громадным откидным 
сошником, было не менее ШГШ пудов! Узке одно сня- 
тие орудия с деревянных подкладок под колесами, 
требовало известной сноровки — надо было сдвигать, 
поочередно, одно колесо, а потом другое и крепко дер- 
зкать тязкелый хобот па-весу, т. к., при соскакивании 
колеса с подкладки на землю, хобот лафета делал раз- 
мах в ту-зке сторону. Если-зке скатывать с подкладок 
сразу два колеса вперед,- то надо высоко дерзкать хо- 
бот лафета, что еще труднее. 

Расстояние от места нахозкдения пушки в парке до 
конюшни Николаевского кавалерийского училища, до- 
вольно значительно: от пушки до гриба на правом 
фланге первой линейки Николаевского училища — 
300 шагов и от этого гриба до конюшни — столько- 
зке, всего 600 шагов, то-есть 300 сазкень — ведь это 
полверсты!... Думаю, что лихим юнкерам, при отсут- 
ствии сноровки, пришлось много потрудиться!... Про- 
межуточная дорозкка между Михайловским и Никола- 
евским училищами, ведущая г; конюшням, во избежа- 
ние грязи, т. к. по пей всегда выводили лошадей для 
сменной 'Сзды и запрязккп для вывода батарей, была, 
насколько я помню, не песчаннои, а замощенной бу- 
лыжником. При движении по ним, в ночной тпшп, 
пушка производила-бы такой грохот, что он способен 
был-бы разбудить самого беззаботного и сонливого 
часового в мире ! Стрелять-зке он мог, на законном ос- 
новании, дабы отклонитъ от себя обвинение в отсут- 
ствии бдительности. Его окрик — "Стой!... Буду стре- 
лять!..." ноставил-бы юнкеров-похитителей в весьма 
неуютное полозкение, т. к. на выстрел выбезкал-бы весь 
караул и только поспешное отступление в свои бара- 
ки, могло бы спасти их от "пленения". 

В заключение могу добавить, касательно морской 
"баталии": лет двадцать тому назад, я встречался с 
ротмистром Рыдзевским, выпущенным из Николаев- 
ского кавалерийского училища, вскоре после Русско- 
японской войны. Об этом случае, он мне рассказывал. 
Не будучи участником, а только "современником" ба- 
талии, он не вдавался в подробности, ничего не упо- 
миная о приказах и санкциях, но рассказал, что юн- 
кера обоих училищ были выстроены в одну шеренгу, 
лицом друг к другу, в присутствии их начальников и 
им было предлозкено подать друг другу руки и поцело- 
ваться и этим жестом прекратить существующую 
вразкду, что и было исполнено. 

А. Лазорин 



Систематический указатель журнала „Военная Быль" 



№№ 1—30 (Продолжение) 



Лейб-гвард1ш Павловский полк 

Хроника «ВОЕННОЙ БЫЛИ» — № 16, январь 
1956 г., стр. 28. 

Лейб-гвардии Финляндский полк 

Мундир маршала Даву — № 15, октябрь 1955 г., 
стр. 27. 

Лейб-гвардии Кексгольмский полк 

О Знаменных Галерных Флагах — № 19, июль 
1956 г., стр. 29. 

Дочь Кексгольмского полка — № 29, март 1958 
год, стр. 15. 

Лейб-гвардии С.-Петербургский полк 

Хроника «ВОЕННОЙ БЫЛИ» — № 16, январь 
1956 г., стр. 28. 

Лейб-гвардии Волынский полк 

Юбилейная песня л.-гв. Волынского полка — 
Хо 12, январь 1955 г., стр. 25. 

Лейб-гвардии 1-й Стрелковый Его Величества полк 

К столетию основания гвардейских стрелков — 
№ 20, сентябрь 1956 г.. стр. 1. 

Памяти последнего Нач. Гвардейской Стрелковой 
дивизии — ^Ч^ 20, сентябрь 1956 г., стр. 2. 

Лейб-гвардии 2-й Стрелковый Царскосельский полк 

К столетию основания гвардейских стрелков — 
№ 20, сентябрь 1956 г., стр. 1. 

Лейб-гвардии 3-й Стрелковый Его Величества полк 

Гвардейские стрелки — Л"» 20, сентябрь, 1956 г., 
стр. 26. 

Лейб-гвардии 4-й Стрелковый Императорской 
Фамилии полк 

Из прошлого Русской армии и флота — № 11, 
октябрь 1954 г., стр. 23. 

Сводно-гвардейские запасные батальоны 

Хроника «ВОЕННОЙ БЫЛИ» — № 9, апрель 
1954 г., стр. 19. 

Лейб-гвардии Конный полк 

Сто лет назад — № 1, март 1952 г., стр. 27. 
Памяти рот.\шстра Его Высочества Князя Иоанна 
Константиновича — № 26. сентябрь 1957 г., стр. 1. 

Лейб-гвардии Кирасирский Его Величества полк 

Из прошлого Русской армии и флота — № 12. 
январь 1955 г., стр. 24; № 14. июль 1955 г.. стр. 27. 



Лейб-гвардии Казачий Его Величества полк 

31 декабря 1955 года (стихи) — № 19, стр. П. 
Лейб-казаки (стихи) — № 27, стр. 10. 

Лейб-гвардии Конногренадерский полк 

Сто лет назад — № 1, март 1952 г., стр. 27. 
На разбивке новобранцев — № 29, март 1958 г., 
стр. 28. 

Лейб-гвардии Уланский Ее Величества полк 

Сто лет назад — № 1, март 1952 г., стр. 27. 

Из прошлого Русской армии и флота — № И, 
октябрь 1954 г., стр. 23; № 14, июль 1955 г., стр. 
26; № 18, май 1956 г., стр. 24. 

Лейб-гвардии Драгунский полк 

Шестое чувство — № 8, январь 1954 г., стр. 13. 

Из прошлого Русской армии и флота — № 14, 

июль 1955 г., стр. ""^ 



20. 



Лейб-гвардии Гусарский Его Величества полк 

В тылу у немцев — № 9, апрель 1954 г., стр. 19. 

Из прошлого Русской армии и флота — № 12, 
январь 1955 г., стр. 24; № 14, июль 1955 г., стр. 27. 

Памяти Князей Гавриила и Игоря Константино- 
вичей — • № 15, октябрь 1955 г., стр. 1. 

Лейб-гвардии Уланский Его Величества полк 

Из прошлого Русской армии и флота — № 18, 
стр. 24. 

Сто лет назад — № 1, М'арт 1952 г., стр. 27. 

Из воспоминаний улана Его Величества — № 18, 
май 1956 г., стр. 25. 

Слава суворовским кадетам, славной Школе и 
Царевым уланам — № 26, стр. 26. 

Лейб-гвардии 1-я артиллерийская бригада 

Из прошлого Русской армии и флота — Хг 14. 
июль 1955 г., стр. 27. 

«Горе-богатырь» — № 15. октябрь 1955 г.. 
стр. 18. 



ОТДЕЛ IV 
ОПЛОТ ГОСУДАРСТВА РОССЙСКОГО — АРМИЯ 

Рота Дворцовых Гренадер 

Почтовый Ящик — № 11. октябрь 1954 г.. стр. 25. 
Из прошлого Русской армии и флота — № 12, 
январь 1955 г.. стр. 24. 

Е. Л. Янковский. 

(Продолжение следует). 



ХРОНИКА „ВОЕННОЙ БЫЛИ ' 

письмо из ШВЕЙЦАРИИ пиров и ит местных жителей услыи1а.1 лег.нду. чю 

каждый год, в ночь с 4-го иа 5-е октября, к дому по- 

Суворов блестяще образованный евроиен- дается белый конь, из дверей выходит Фельдмаршал 

ски и вместе с тем. поути что правоелав- Суворов, садится на коня, трижды обскакивает дом 

ный святой. Не оя-ли цтвердгт на ест м нидеиие исчезает. 

моральную силу нашей напыональной Армии? Несколько чтится па^гять Суворова, говорит следу- 

С_ ()_ шщее: елсегодно в Шведене, в день местного празд- 
ника, когда но улицам движутся разные процессии, во 

Предлагаю вниманию выдержку из письма моего главе их идет конная группа швейцарцев, одешх ка- 

друга п сослуживца, посетившего исторические места, заками и среди них на белом коне, в треуголке и в 

прославленные беспримерным Швейцарским походом, мундире Павловских времен, Фельдмаршал Суворов. 

"Судьба меня побаловала, в 7-ми километрах А. Левицкий 

от г. Гдярус. Тут-то, как гласит история, началась ДОН-ПЕДРО, ИМПЕРАТОР БРАЗИЛИИ 

самая трудная часть пу^и: перевал Рингенкопф, Гол- ^ середине двадцатых годов прошлого столетия, в 

гофа изумительного Швейцарского похода. Перевалив рио-де-Жанейро пришла русская шхуна "Находка" 

его, Суворов В0СК.ТИ1ШУЛ: "Альпийские горы за нами, ^^^ ^^^^^^^^ примечательном плавании этой шхуны 

Бог перед нами, ура, орлы русские оолетели орлов ^^^^ ^^^..^^^ /^^^^^3 литературе). Ввиду, всем из- 

римских . р.естной, любви морских офицеров к конскому спорту, 

Из окон моей комнаты, на 2-м эта^ке дома, стояще. ,,,ехавшпе на берег господа/ немедленно взгромозди^ 

го на берегу бурной, горной реки Линц, открывался .,,,^^ ^^ лошадей и отправились в прогулку по окрест- 

красивый вид на Альпы и, как на ладони, видна оыла ^,^^^.^^_ ^^ неизвестным причинам, ми4ан Галл, вме- 

раБНИна, где произошел последний арьергардный бой ^^^ .^^^ ^^^^^^^ с крутого обрыва в глубокую 

с французами, пыгавшгогися преградить дуть Суворову, долину и рТзбплся па смерть". 

Отсюда, тамде помещен указатель дороги с надписью ' ЕгоЧоварищи тщетно искали спуска в "бездну", 

*Эц^а№У \У姻, идет в направлении на перевал ,„, ^^^^ ^^ ^^ти. К счастью, навстречу им по- 

Рингенкопф тропа, по пей-то и шли • чу710-богатыри ^.^^^ался какой-то господин с дамой, ехавшие также 

и часть этого пути сохранилась в первооытном состо- ^, ^^ ^^ . ,^ ,д .^„^ись офицеры за помощью, 

явии. На Швадеоско.м участке можно испытать ощу- выслушав их, ' незнакомый господин ответил, что он 

щение тех условий, какие существовали 160 .пет то- .„екрасно знает местность, чтобы господа офицеры 

му назад, если вы идете этой тропой, вьющейся на ^-^ беспокоились, все будет сделано. На вопрос об его 

:1есистом скате, над ней справа нависли покрытые ^^ ^^^^^;^ "Дон-Педро". 

снегом горы с шумными водопадами и журчащими ру- действительно, труп мичмана Галла был доставлен 

чьями, а слева обрыв, и на дне его воды бурной и „„^ . ^ль и, затем похоронен с воинскими почестя- 

стремительной реки. Я ходил в хорошую осеннююпо- I английском менном кладбище, в Рио-де-Жа- 

году, налегке с палкой, осторожно, опасаясь прио.ш- Памятник его содержится, по сИю пору, в иол- 

жаться к краю тропы, скатишься и костей не соое- „„„ ..справности и фотография его лшеется у нашего 

решь и жуть берет, если дать волю воооражению о .-.ывшегоЧторского Агента в Париже В. И. Дмитриева, 

переходе в зимнюю стужу, со снежными оурями. Не- ' » „ < тг „ Л„ ^ 1я. ^ „ 

вольно вспоминаешь сл^ва рескрипта Императора Пав- Незнакомый господин был - Дон-Педро, Импера- 

ла 1-го: "Побеждая повсюду и во всю Вашу жизнь "^'^ Вразилип. а сопровождавшая его дама -- его суп- 

воагов отечества. Вам недоставало одного рода ела- Г>уга, Императрица. Сообщил В. П. Орлов 

вы, преодолеть и самую природу, но теперь Вы и над .""'"П1т I нити пи птиппитнт. 

ней одержали верх". ' ' | НА СКЛАДЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА ИМЕЮТСЯ = 

Около Гляруса мне удалось найти тот домик, в ко- = СЛЕДУЮЩИЕ КНИГИ: = 

т;1ром Суворов прожил со 2-го по -1-е октября. Об 5 . Фр- Е 

этом домике мало пишут и мало кто знает о нем. В = М. Каратеев — Ярлык Великого Хана . . 1200 Е 

нем состоялся военный совет: куда идти. Вспомним. Е Г. Александровский — Цусимский бой . 900 Е 

что Массена с бО-тысячной армией запер выход из = Георгий Ишевский — Честь 600 = 

Муттенской долины. Е Первые начавшие. — Сборник под редак. Е 

"Идти назад на Рошток постыдно, идти на Ихвиц § Ген. Шт. Полковника Ряснянского. . . 600 = 

невозможно. Мы без провианта, без артиллерии, по- Е Иван Сагацкий — Встречи, сборник сти- Е 

'МОЩИ ждать не от кого. Мы на краю гибели. Одна нп- Е хов 1942 г 300 Е 

дежда на Бога, да на храбрость и самоотвержение Е Иван Сагацкий — Память, сборник сти- Е 

моих войск. Мы русские, с нами Бог. Спасите честь Е хов 1938 г 300 Е 

России и Государя, спасите сына нашего Императо- = Марина Цветаева — ■ Лебединый стан . . . 500 § 

ра". Таков приказ Суворова. Приняв, казалось, без- Е И. А. Ильин — Наши задачи, в 2-х тт.. . 2.400 Е 

ршое решение, в ночь с 4-е на 5-е октября Суворов Е Л. И. Кульнев — Волны жизни 350 | 

двинулся на Шведен и, отбросив авангард францу- Е Вестник Совета Зарубежного Воинства = 

зов, вышел из ловушки. Е № 3, поев. Генералу Врангелю 100 Е 

Теперь в этом домике проживает семья рабочаго- Е а. Балашов — Для немногих, стихи.... 400 Ё 

швейцарца. Я виде л ту конуру, где жил три дня Су- "ппииитп ппипипппппиппипитпптпнтт" 

1л Б1гес1еиг: М' А. Оиеппе- "°*'- "• '<•»•"«. п. тг км сота^тг,,. р,г1.. 



от ИЗД А^ТБЛЬСТВА 

Благодаря вам всем и только вам. дорогие подписчики и читатели, оба наших издания 
закончили отчетный 1959 год без дефицита, а даже с некоторым запасом вперед. 

Тяжелый был этот год. Все соединилось против нас — неполадки в типографии, задер- 
живавшие наши журналы на несколько месяцев, болезнь редактора, также затянувшаяся 
надолго. Я уверен, что наши друзья — не осудят нас за это, тем более, что к 1 марта 
уже удалось нагнать все запоздание. Оба мартсвские журнала вышли во время и можно 
быть теперь уверенным, что в дальнейшем выпуске перебоев не будет. 

Чтобы помочь нам в этом, всех подписчиков, просим озаботиться скорейшей присыл- 
кой подписной платы. Денег у нас сейчас получается ровно столько, чтобы бесперебой- 
но выпускать журналы, но этого мало. «Военную Быль» нужно иллюстрировать. «ВЕСТНИК» 
перевести на еженедельное издание и кескслько увеличить формат, Надобность в «ВЕСТНИ- 
КЕ» ощущается не только нами кадетами, которым он дорог, как орган связи. Совершенно 
посторонние люди меня запрашивают — почему я не разверну его в настоящую нацио- 
нальную газету, в которой так ощущается надобность? Что же я могу на это ответить? 
Елинственко — будут деньги — будет и газета. Вспомните всю историю «ВЕСТНИ- 
КА» от первых ротаторных номеров и до сегоднешнего дня. 

Итак друзья подписчики кадеты и не кадеты — продолжайте поддерживать наши 
издания и, самое главное, РАСПРОСТРАНЯЙТЕ их вокруг себя. Пусть каждый подписч1ж 
даст еще одного-двух новых и мы будем в полном порядке. Один человек ничего не мо- 
жет сделать, если же дело будет дружно поддержано всеми — все удастся и все выйдет. 

Алексей ГЕРИНГ. 



иититтттпттипмптиитпттттппитиитиц 

= Вышла из печати и поступила в продажу книга = 
I К. С. ПОПОВА I 

I мЛейб-Эриванцы В Великую войну*' | 

= в книге 250 стр., 10 схем и 30 фотографий. = 

Е Книга не поступит для продажи в книжные ма- = 

Е газины. Выписывать только со склада издания: = 

= С. РОРОУ, 32, гие СЬаг1е8 йе ОаиНе, = 

I Моп{тогепсу (8.-е1-0.). Е 

Е Стоимость книги: 2.500 фр.; страны заокеан- = 

Е ские — 6 амер. дол. Е 
Т|||||||||||||||||||||||||т||||||||||||||||||||||1т1111т1111111111111111111 



Значки Константиновского 
Артиллерийского училища 

принимаются заказы на любое количество 

по цене 5 нов. фр.. в странах заокеанских 

— 1 дол. 25 ц. без пересылки. 

Значки Обще-Кодетского 
Объединения 

г'.ринимшотся заказы. 

Цена — 250 фр. В странах заокеанских 

— 75 ц. без пересылки. 

Посылать деньги и заказы по адресу: 

М. Маппе, 18, гие Р1ите*, 

Раг15-15,. 

ССР. 9325 52, Рап8. 



Журнал «ВОЕННАЯ БЫЛЬ» можно получать: 

Париж — в Конторе журнала — 61, гие СЬаг- 

(1оп-Ьа§ас11е, Раг1з (1С') и в Русских 

книжных .магазинах. 

Брюссель — у И. Н. Звездкина — 1, СЬетхп 

Виса], Теглигеп. ВгихеИез. 
Лондон — а) V В. В. Барачевского — 23, АЫег 

Сгоуе, Ьопйоп N. ^V. 2, б) у Д. К. 

Краснопольского — 49, Р>епу\уегп Коай, 

Ьоп(1оп 5. ЛУ. 5. 
Германия — у И. Н. Горяйнова — НатЬиг^' 

Ме1и§гаЬеп, 1, Роз! Ьа§егп(1. 
Копенгаген — у Г. П. Пономарева — Вгей- 

§ас1е 53, СорепЬа§не. ' 

Тунис — у Н. Ф. Гаттенбергер — Воикуагй 

йе Р1ап(1ге Ме§г1пе. | 

Италия — у В. Н. Дюкина — У! а Хетогепке 

86, Кота. 
Сев. Ам. С.Ш. — в Обще-Кадетском Объедн- 1 
нении у В. .Л. Высоцкого 410, К!- 

уегс1с1е Ог1уе Ар. 103 А. Хелу-1огк 25. 
Калифорния — в Обще-Кадетском Объединении ' 

у Г. А. Куторга — 272, 2 агепие 8ап- 

Ргапсхзсо 18. , 

Канада у К. Н. Мартемьянова — 716, Сеггагс! 

81г. Баз!. Тогоп1о, ОХТ. 
Австралия — а) у В.Ю.Степанова,57, гие Вгисе, I 

81аптог (X. 5. У*^); б) у Н. А. Косач, 
16, Уа1та1 ауе. Шпд'з Рагк, АйеЫйе, 

5ои1Ь Аи81гаИа. 
Венецуэла — у К. А. Келльнера — 24, ау. 

5агг1а, Сагасаз. 
Аргентина — у Б. Н. Ряснянского — ОЬИда- 

(1о 2130, Виепо8-А1ге8. 



№ 43 

июль 1960 г. 

год ИЗДАНИЯ 9-й 




1Е РА55Ё МШТАЖЕ 




ИЗДАНИЕ 

ОБЩЕ-КАДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ 

ПАРИЖ 



Редакция журнала «ВОЕННАЯ БЫЛЬ», с глубо;сим горем извещает о кончине своего 
лорогого сотрудника подполковника Российской Императорской армии 

Василия Ивановича ПАНАИОТ, 

последовавшей 18 мая 1960 юда в городе Дармштадт (Германия). 
Погребение состоялось на горп юком кладбище тал1-же. 



СОДЕРЖАНИЕ: 

Стр. 

Был-ли полководцем Император Николай II ? — К. Попов .... 1 

Наш первый бронепоезд — В. Белав 4 

Черниговские гусары — Г. А. Куторга 8 

Картинки мирной жизни лейб-гвардии Павловского полка — 

А. Редькин 10 

2-й Кадетский 11\щератора Петра Великого Корпус — А. Рос- 

селевич 12 

Александрийцы у г. Святой Крест 12 января 1920 г. — полк. 

Топорков 15 

Воспо.\тнания старого кавалериста — Эрик Гримм 17 

Спортивные воспом1шаиня — К. Гавликовский 18 

Китайцы пол-столетия тому назад — А. В. Л '. . . 19 

Обзор военной печати 21 

Почтовый ящик 23 

Страницы из книги войны 1914-1919 гг. — Л. А. Беляев 21 

Систематический указатель журнала «Военная Быль» №№ 1 — 30 

(продолжение) Е. Л. Янковский 24 

Хроника «Военной Были» ■ Ш 



ПОДПИСНАЯ ЦЕНА НА 1960 ГОД -^ ШЕСТЬ НОМЕРОВ: во Франции и Северной Африке — 15 
нов. фр. с пересылкой; в Германии — 12 марок; в Англии и Австралии — 25 шил.; в странах заоке- 
анских - 4 дол. 50 ц. ОТДЕЛЬНЫЕ НОМЕРА: во Фращии и Северной Африке — 2 нов. фр. 50 сант., в Гер- 
мании — 2 м., в Англии и Австралии — 5 шил., в странах заокеанских — 80 ам. цент. 

Всю переписку и денежные переводы по ИЗДАТЕЛЬСТВУ, направлять по адресу РЕДАКЦИИ: 
01, пп' СНаЫоп-Ьадаскс, Рапх {16'). Те1.: 1М1Н 72-55. 

Для Франции и Северной Африки можно переводить на Почтовый Счет: С. Р. 2881-89 Раг15, 
А. Оиеггпд. 



ВОЕННАЯ БЫЛЬ 

ИЗДАНИЕ ОБЩЕ-КАДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ИОД РЕДАКЦИЕЙ А. А. ГЕРИНГА. 
Адрес Редакции и Конторы — 61, ктте снаввох-ьаоасне рав18 (1б«). мт. 72-55 



9-й год издания 



№ 43 ИЮЛЬ 1960 Г. 



В|те51:г1е1. 



Рпх — 2,50 Х.Г. 



Был-ли полководцем Император Николой II? 




в предисловии к капитально- 
му труду С. С. ОлдденОурга "Цар- 
ствование Императора Нико- 
лая П-го" высказана совершенно 
правпльнал мысль, что Импера- 
тор Николай П-й стоял на голо- 
ву выше своих современников и 
что русские люди не сумели Его 
во время оценить и, оплотившись вокруг Трона, от- 
стоять свою родину. 

Для того, чтобы притти к такому заключению, со- 
временным историкам понадобилось совершить громад- 
ную работу. К настояш,ему времени большая часть кле- 
ветнической "штукатурки" снято с облика убиенно- 
го Государя. 

В этом отношении капитальные труды С. С. Ольден- 
бурга и профессора С. Мельгунова сделали очень мно- 
го, но далеко еш;е не все. 

Незаурядная личность нокойного Государя с тру- 
дом поддается изучению и пройдет немало времени, по- 
1ка Его зкивой облик не предстанет перед изумленными 
/покМами во всем своем многогранном величии. 

Целью моего настоящего очерка является желание 
обратить внимание будущих исследователей на 
"грань", до сих пор пребывающую в тени, а имен- 
но — грань военную, в современном 1-й Мировой вой- 
Еб понимании. Этим я хочу подчеркнуть, что военная 
"грань" — величина изменяемая сообразно с прогрес- 
сом военной науки и техники. 

Если Великий Князь Александр Невский долл;ен 
был лично биться в рядах своих воинов и ударом 
гопья сбить Биргера в Ледовом побоище, если Ди- 
митрию Донскому пришлось оказаться, со слабыми 
признаками жизни, лсд гру^^ой нагроможденных тел 
на Куликовом поле, а Петру Великому получить чри 
свои знаменитых пули в Полтавском сражении, то в 
1-ю Мировую войну, Верховному Вождю армий уже не 
было никакой необходимости биться впереди своих 
солдат и подава1ъ пример личной храбрости. 

Центр тяжести "Полководчества" переместился за 
много десятков верст от дерущихся войск — в тыл. в 
спокойные штабы, где происходила невидимая для по- 
стороннего взгляда борьба — духа полководцев про- 
тивостоящих враждебных армий. 



В своем обширном лреднсловии к известному труду 
генерала П. И. Краснова "Душа Армии", генерал 
Н. Н. Головин говорит: "Когда мы поднимаемся на са- 
мые верхи военного управления, то мы видим, что 
личная опасность и физическая усталость во много раз 
уменьшаются, но зато в других отношениях условия 
рабо1ы чрезвычайно осложняются./' 

Прежде всего увеличивается та моральная ответ- 
ственность, которая лежит на плечах начальника. И 
тя;кесть этой ответственности по мере того, как мы бу- 
дем подниматься ло иерархической лестнице командо- 
гааия, достигает таких размеров, которые под силу 
только великим душам. 

Сам величайший из полководцев Наполеон, вспо- 
миная на острове Св. Елены пережитое, говорил, что 
мало, кто может составить себе представление о той 
силе духа, которая нужна полководцу, чтобы выиграть 
большое сражение. И творить свое трудное дело круп- 
ный пачальнпк должен в нервной обстановке тыла. 

"Нервность" тыла представляет собой очень свое- 
образное явление, замеченное во всех армиях. 

Вот как описывает это явление один из современ- 
ных военных писателей французский генерал Се- 
рнньи : 

"Падение духа поразительно растет по мере уда- 
ления от поля боя. Вследствие оптического обмана, в 
тылу все преувеличивается — и успех, и неудачи. 

Не видя воочию того, что происходит, тыл создает 
себе представление об обстановке от раненых и бежеи- 
пев, душевное состояние и тех, и других накладывает 
особую печать на их рассказы. Преувеличение явля- 
ется законом. Вот почему молгно с полным правом 
утверждать, что дейсттзительное положение вещей на 
войне не бывает ни такш! хорошим, ни таким дур- 
ным, как ото обрисовывается из первых сведений". 

Отсюда следует, что руководитель крупного вой- 
скового соединения может быть потрясен событиями 
ранее, чем его войска. Втечении войны можно было 
это увидеть много раз, как у пас, так и у наших союз- 
ников, и у наших врагов. Таким ярким подтверждением 
5'ожет служить командир УП1-й Германской армии 
генерал Притвиц во время Гумбиненского сражения 
8 августа 1914 года. 

Тем более достойно восхищения поведение маргаа- 



1 — 



ла Жоффра 24 февраля 1916 года в Шантийи при 
1'С1рече с генералом Петеном, избранным для коман- 
дования армией 1) Вердене. 

В 10 время, как во французской Ставке царила 
полная растерянность, Жоффр сохранял удивительное 
спокойствие. Потирая руки, со своей доброй улыбкой, 
он сказал: "Итак, Петен, как вы знаете, дело совсем 
не плохо". 

Подобное спокойствие, такая уверенность началь- 
ника в трагические минуты — это все. 

Если его дух подавлен и он это покажет, если он 
только проявит свое волнение, хотя бы в нескольких 
указаниях, его сомнения распространятся с чрезвы- 
чайной быстротой, они удесетеряются в силе в каждой 
инстанции командования, приказания становятся все 
более и более нервными и внизу иерархической лест- 
ницы возникает беспорядок. 

Эти совершенно справедливые положения рас- 
со'отрим теперь в свете фактических событий 1-й Ми- 
ровой войны, имевших место в 1915 г. 



С самого начала войны, возложив на Великого 
Князя Николая Николаевича командование армиями, 
Государь сознательно воздср;кивался т непосредствен- 
ного вмешательства в ход военных действий, чтобы из- 
бежать и тени двоевластия. Он несколько раз выезжал 
п Ставку для ознакомления с положением на месте. 

Он устраивал смотры войскам, отправ.1яемьп1 на 
()|ронт, посещал некоторые участки с{}ронта, напр., Са- 
ракамыш, кр. Осовец, отразившую несколько враже- 
ских атак, Переишш1ль и др., но управление боевыми 
0]1ерациямн оставалось в руках Великого Князя, ко- 
торый приобрел в армии и в стране огромную попу- 
лярность. 

Но, когда фронт в Галиции был прорван, пропао- 
шел эпизод, о котором русский народ никогда ничего 
бк и не узнал, не случись революция и не окажись 
опубликованными интимные письма Государя и Госу- 
дарыни. (^'/Г 

Вот что свидетельствует са->1 Государь: 

Государь 5-го мая приехал в Ставку и оставался 
там более педели. "Мог-ли Я уехать отсюда при таких 
тяжелых обстоятельствах", — писал Он Государыне, 
-- "это было-бы понято так, что я избегаю оставаться 
с армией в серьезные моменты. Бедный Н. (Николай 
Николаевич), рассказывал все вто, плакал в моем каби- 
ете и даже спросил Меня, не думаю ли Я заменить е10 
белее способным человеком... Он все принимался ■меня 
благодарить за то, «по я остался здесь, потому что мое 
п[)11сутствпе успокаивало его лично". 

В минуты испытания спокойная тве])дость Госу- 
даря была нравственной поддержкой Верховному Глав- 
нокомандующему. 

Дальше, как известно, фронт продолжал "оседать". 

22 июля была оставлена Варшава. Говорили, что 
армия задержится на линии крепостей Ковпо-]3рест- 
.Яитовск. Но Ковно было оставлено, форты-же 
Бреста были взорваны, когда нелшд еще не подошли 
к- крепости, при этом были уничтожены большие ин- 



тендаптские запасы, которые не успели эвакуировать. 
Неприятель подходил к Западной Двине. Была объяв- 
лена спешная эвакуация Рпги с ее крупной промыш- 
ленностью, ожидали, что австро-германцы из Галиции 
пойдут па Кпев. 

Не видно было рубежа, на котором задержалась 
бы армпя. 

Вот обстановка тех трагическпх дней, когда Госу- 
дарь принял решение стать самому во главе армии. 

Какую сильнейшую оппозицию принятому Им ре- 
шению встретил Государь, общеизвестно каладому, ма- 
ло-зшльскп иптересующемуся судьбами своего Отече- 
ства. 

В оппозиции оказались даже министры, кроме ма- 
ститого председателя Совета Министров, ст. секрета- 
ря И. Л. Горемыкпна. 

21 августа 1915 года, накануне отъезда Государя 
в Ставку, министры обратились к нему с письменным 
заявлением, повторяя просьбу не увольнять Великого 
1,'нязя, заканчивая обращение такими словами: 

"В таких условиях мы теряем веру в возможность 
с сознанием пользы служить Вам и Родине". 

На это обращенпе министров, И. Л. Горемыкин от- 
ветил словами, которые в будущем несомненно будут 
начертаны золотом на мраморе: "Я не препятствую Ва- 
шему отдельному выступлению. В моей совести Го- 
сударь Император — помазанник Божий, носитель вер- 
ховной власти. Он олицетворяет Собою Россию. Ему 47 
лет. Он царствует и распоряжается судьбами русского 
народа не со вчерашнего дня. Когда воля такого чело- 
ьека определилась п путь действий при]1ят, вернопод- 
данные должны подчиняться, каковы-бы ни были по- 
следствия. А там дальше — Божья воля, так я думаю 
и в этом сознании умру". 

22 Государь выехал в Ставку, которая была пере- 
песена из Барановичей в Могилев-Губернский, что- 
бы принять на себя командование всеми вооруженны- 
ми силами России. 

23 августа 1915 года состоялся исторический При- 
каз по армии и флоту: 

"Сего числа Я принял на себя нредводительство- 
вапие всеми сухопутными и морскими вооруженными 
силами, находящимися иа театре военных действий. 

С твердою верою в милость Божью и с непоколе- 
бимой уверенностью в конечной победе будем испол- 
нять наш святой долг защиты Родины до конца и ие 
посрамим земли Русской". Николай. 

Последнпе 4 строки приказа Государь начертал 
собственноручно. 



С первых-же дией командования Государя произо- 
шел целый ряд событий, кото1)ые п выявили те новые 
"грани", характеризующие Государя, как полковод- 
ца, кот'орые и вдохновили автора этих строк задаться 
1;с.просом, поставленным в заглавии настоящей статьи. 
Сейчас я процитирую воспоминапия дежурного ге- 
1'ерала Ставки генерал Копдзеровского, помещенные 
им в № 1 "Русской Летописи", изд. 1921 г., за под- 
письмо : Очевидец. 



Ввиду истечения почти что пятидесятилетней дав- 
пгсти излагаемых событий, я надеюсь, никто не посе- 
тует на меня за раскрытие этого псевдонима. 

"Дсло было в первых числах сентября Х'ЭХо года. 
Вести со всех фронтов поступали все неутешительные. 
Наши войска, оставив, в командование Великого Кня- 
зя Николая Николаевича, Варшаву, К^вно, Гродно, от- 



3 сентября в девятом часу утра, еш,е до обычнога 
/'.оклада генерала Алексеева Его Величеству, я при- 
шел к начальнику штаба, дабы выяснгт, события на 
фронте. Генерал Алексеев сидел в своем кабинете за 
огромным столо'м. окруженный картами, бумагами. Вид 
у него был расстроенный, тревожный. На мой вопрос, 
в каком состоянии находится наши армии за эти дни 




ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ ВТОРОЙ, 

скульпт. художника Б. О. Фредман-Клюзель. 



ходили вглубь России. Начались бои у Вильно и опре- 
делился прорыв нашего фронта у Молодечно конной 
кассой германской кавалерии. 

В Ставке волновались. Ходили слухи, что Моги.1;ев 
не безопасен от налета. Шопотом говорили о необхо- 
димости перенести Ставку ближе к Москве, в Калугу... 
К ночи 2 сентября слухи стали особенно напряжеены. 



и справедлива ли тревога охватившая Ставку, Миха- 
ил Васильевич схватил себя за голову и голосом нол- 
ного отчаяния ответил: "Какие у нас арм1и? Войска на- 
ши погиб.ли на полях Галиции и Польшп. Все лучшее 
перебито. У нас в полках остались теперь сотни, а в 
ротах десятки людей. У нас иногда нет патронов, сна- 
рядов... Я пе знаю, что мы будем делать, как сдержать 



3 — 



напор п где останоспмся. Я нахожу, что наше поло- 
л.-оыие никогда не было так плохо. Вот я сейчас все 
;.то доло;ку Его Величеству". 

Впдтю, человек находился в полном ужасе от со- 
оьггпй II не владел собою. Я ушел от Алексеева сму- 
щенный п с большой тревогой в душе. 

В половине первого в тот-же день я снова увидел 
генерала Алексеева на Высочайшем завтраке. Он со- 
вершенпо переменился, смотрел бодро, говорил ожив- 
ленно п пропала та тревога, которую я видел несколь- 
ко часов назад. Я задал ему вопрос, что вероятно с 
фронта получены лучшие вести, п он стал бодрее 
смотреть на будущее. 

"Нет, пзвестай новых не получено, но после докла- 
да Его Велпчеству о полонсении на фронте, я получил 
от Государя определенные указания. Он повелел дать 
телеграмму по всему фронту, что теперь пп шагу на- 
зад. Надо задержаться и укрепиться. А прорыв Впль- 
1'о-Молодечно приказано ликвидировать войсками ге- 
нерала Эверта. Я теперь у;ке привожу в исполнени!' 
приказ Государя и, Бог даст, справимся". 

Передо мной стоял другой человек. Вместо нервно- 
10, раси'ряБшегося генерала Алексеева находился спо- 
койный, уверенный начальник штаба Верховного, 
приводяпдий в исполнение волю Главнокомандующего, 
Русского Императора. 

Результат этого распоряжения Государя был, как 
нзвестпо, громаден. Военная история оценит блестя- 
щие наши контр-атакп у Молодечно-Вильно и все по- 
следующие события. Только после этой удачной сен- 
тябрьской операции мы получили возможность, не опа- 
саясь дальнейшего наступления вражеских сил, гото- 
виться к новой борьбе. 

Необъятная Россия стала повсюду формировать и 
обучать новые войска. Па фабриках и заводах выде- 
дывалпсь снаряды, пушки, ружья, пулеметы и всякое 
военное и морское снарянсение. 

Все это явилось возможным только тогда, когда по- 
лучилась твердая уверенность, что дальше в пределы 



Россип враг не пойдет, и к весне 17-го года создались 
могучие армии, готовые к наступлению на немцев. 

Вот первый пример распоряжения Государя, как 
Верховного Главнокомандуюш,его. 

Результаты этога мужествеыи го, спокойного ука- 
зания и за ним иолуторагодовой работы дали-бы Рос- 
сии величайшие победы, еслп-бы пе измена и преда-! 
тельство ногубпвшпр Царя, Его армии и всю нашу] 
Родину". 



Эти авторитетные свидетельства (самого Государя 
и генерала Кондзеровского), в сопоставлении с сен- 
тенциями генерала Головина, генерала Сериньп и са- 
мого Наполеона, дают нам критерий для сравиения 
роли Государя с ролью Великого Князя Николая Ни- 
колаевича в бытность его Верховным Глаьнокоман- 
д'ющпм и генерала Алексеева в роли начальника шта- 
ба Верховного при Государе. 

Пе произойди революции, громадный ореол, как 
полководцев — Великого Князя Николая Николаевича 
п генерал-адъютанта АлексЬева навсегда-бы утвердил- 
ся в народном сознании. ''Слезы "-же Верховного и его 
же собственное признание своей непригодноета, а так- 
же полная растерянность генерала Алексеева в траги- 
чскпе сентябрьские дни 15-го года, когда он являл со- 
бой человека, катящегося в бездну, не гогея за что за- 
цепиться, никогда, нп при каких обстоятельствах, при1 
Нарском режиме, не моглп-бы стать достоянием глас-1 
постп. А Государь, принявший на Себя "девятый вал" 
зфажеского удара, не сломленный морально, не нри- 
знавший себя побежденным, т. е., другими словами — 
фактически выигравший войну, навсегда-бы остался 
]: тени, ибо все успехи па фронте, приписаны были-бы 
общественным мнением не Ему, а полководческому ис- 
кусству генерала Алексеева. 

И только лишь теперь, неисповедимыми путями 
Господними прелит свет на еще одну грань лпчностп 
убиенного Государя, за подобающее освещение кото- 
рой Россия заплатила такой дорогой пеной. 

К. Попов 



Наш первый броиепоезд 



из ВОСПОМИНАНИЙ 1914 ГОДА 



Я возвращался, после первого ранения, в полк и, 
опираясь на палочку, вошел в зал Тарнопольского 
вокзала. Поезд к фронту уходил не скоро, да и вообще 
торопиться мне, собстненно, было нечего. Лишний донь 
к всегда мог пробыть /, городе. Деньги шевелились и 
я уселся в зале за столик. Наблюдая публику, я за- 
метил, что недалеко от меня, за большим столом си- 
дела компания офицеров: несколько солидных по го- 
дам прапорщиков инженерных войск, почти у каж- 
дого на правой стороне ученый знак. Во главе их сто- 
ла сидел подполковник тоже инженер, войск. Они 
громко беседовали о каком-то поезде, который хоть 
уже совершенно готов, но... дальше я не разслышал. 

Подполковник часто поглядывал в мою сторону, за- 



тем поднялся и подошел ко мне. Я вытянулся, он ла- 
сково поздоровался и сказал, что хочет поюворить со 
мной о серьезном деле, которое, как он полагает, дол- 
лшо меня весьма запнтересовать. 

— Видите ли, поручик,,. Здесь обслулсивает фрон- 
товую линию П-й зкелезнодорожный батальон. Те офи- 
церы, с которыми я сижу — прапорщики запаса, 
крупные инженеры. Я сам военный ип;кеиер, помощ- 1 
ник командира этого железнодорожного батальона. 
Ну-с, де.;10 в том, что но инициативе командира ба- 
тальон на нашем фронте и, конечно, он иредназначен "^ 
для боевых действий, в помопц, войскам при ведении ,1 
операции по железно юролсным сообщениям. Назна- 
чить командиром бронированного поезда одного нз на- 



•них офидерои, мы, конечно, могли-бы, ыо это не вхо- 
дит в наши интересы, т. к. большинство наших офн- 
дероЕ инженеры, нрапорщпки аапаса, люди чисто 
зитатсние. Кадровых офицеров у нас слишком мало, 
человек 7-8, они необходимы нам как специалисты 
для эксплуатации нашей огромной железно-дорожной 
сети и других инженерных работ. 

Короче говоря, бронированный то поезд, вполне 
оборудованный для боя, готов, а начальника мы по- 
добрать пока-чтс не молсем. 

Сегодня, присматриваясь к вам, я заметил, что вы 
с палочкой ходите, стало быть были ранены и, види- 
мо, возвращаетесь в полк не долечившись, да еш,е в 
пехотный нолк. Значит — юноша вы отважный. Вы 
— подпоручик, значит, офицер, кадрог.ый. да еще об- 
стрелянный, и вид ваш внушает мне доверие. Хотите 
прикомандироваться к железнодорожному батальону и 
вступить в командование броневым поездом? 

Я был прямо ошеломлен таким предложением и от- 
вечал, что, -уюж, как-же это возможно? Ведь я только 
подпоручик. 

— Не важло это, — отвечал подполковник, — мо- 
лодость еще лучше. Больше отваги. 

— Но я-же должен ехать сегодня, не позднее зав- 
тра в полк. 

— Что-ж, и поезжайте. И, если вы согласны, мы не- 
медленно дадим телеграмму в Ставку и не успеете 
доехать, как будет сообщено в полк о вашем назна- 
чении. 

Более блестящего предложения я и во сне не мог 
видеть, и потому, конечно, согласился, но откровенно 
говоря, Е душе не особенно верил. Уж больно мне по- 
казалось фантастическим, что меня, подпоручика, ни- 
кому не известного, собственно, ничем не отличавше- 
гося, и, вдруг, сразу назначают на такую должность. 

— Смотрите, при удаче, еще и Георгия заработае- 
те — улыбнулся подполковник. — А теперь идемте 
за паш стол, познакомлю вас с моими офицерами. 

Мы подошли к столу и подполковник представил 
меня свои:.! офицерам, как будущего командира ими 
созданного броневого поезда. Компания приняла ме- 
ня очень сердечно. Офицеры ;келезнодорожнпки — 
люди свои и отказа в живительной влаге для них не 
было. Появился коньяк, закуски и т. д., и беседа по- 
шла веселее. Офицеры оказались вернувшимися по 
окончании различных слулсебных командировок и ра- 
бот, и имели право на небольшой отдых. 

Подполковник скоро попрощался со мной, сказав, 
что сегодня мне ехать уже не стоит, а что он сейчас 
переговорит с командиром. Ночевать буду у них, а 
завтра с первым поездом могу и выехать. Ну, а сей- 
час могу пемнолжо и поразвлечься после позиции и 
госпиталя. 

В веселом настроении пошли иссмотреть город. 
Тарнополь, сравнительно в далеком тылу, жил полной 
л;нзнью. Здесь война чувствовалась лишь по количе- 
ству военных. Офицеры, возвращавшиеся на фронт, 
веселились, видимо, чувствуя: хоть день, да мой. Бы- 
ли и военные чиновники в защитной форме, почему- 



то даже со шпорами. Много дам: польки, :у1адьярки, 
много и местной публики. 

Походили мы по кафе, вечером пошли в кино. Пос- 
ле кино в ресторан и довольно улсе поздно, в пре- 
красном настроении, вернулись на вокзал. Ночевал я 
у моих коллег. Утром меня разбудил мой Миша, ска- 
зав, что меня вызывают в штаб батальона. Я быстро 
оделся, привел себя в должный вид и с вестовым от 
правился в шгаб. Тати я ул;е застал моего покровите- 
ля подполковника. Он представил меня командиру ба- 
тальона, пожилому полковнику, представительному, с 
большой бородой. 

Командир распросил меня какого я училища, когда 
произведен, в каком бою ранер, почему не долечив- 
шись возвращаюсь в полк. Ответы мои, видимо, его 
удовлетаорилн. 

— Сегодня посылаем телеграмму и Ставку с прось- 
бой о вашем прпкомандпрованпи к железнодор. бата- 
льону п назначенпп командиром бронпрованного поез- 
да. А сейчас молсете ехать в полк. Задерзкивать вас не 
могу. Извещение получите, полагаю, сразу-асе по при- 
бытии в часть. 

Я поблагодарил командира батальона, сразу-же от- 
правился на вокзал и с первым поездом покинул сим- 
патичный Тарнополь, принесший мне такую неожи- 
данную удачу. 

В полк я прибыл на другой день вечером. Бон в 
это время шли под Львовым, ц наш полк находился 
в резерве. Предполагая утром явиться по начальству, 
я примостился у костра, где сидели несколько пашнх 
офицеров, прпветливо меня встретивших. Пошли раз- 
гов1:1ры о пололсенип на ф)ронте, о нашем, действи- 
тельно, удачном п на редкость быстром наступлении, 
о переменах в полку, кто убит, кто ранен. Узнал, что ; 
убит мой друг подпоручик Ко_рдаания^__с_ которым я ''/' / 
окончил училище и вместе прибыл в полк. Убит 
шрапнелью, разорвавшийся прямо у него на груди. 

Потери у нас все-же были большие, потому и полк 
был отведен в ближайший резерв. 

Здесь я делаю маленькое отступление для обрисов- 
ки отношений между нашими офицерами и нижними 
чинами, т. е. солдатами всех званий от фельдфебеля 
до рядового. 

В обществе почему-то существовало мнение, тут, 
вероятно, играла роль революционная пропаганда, 
что, мол, бедный солдатик, что офицеры с ним жесто- 
ко обращаются, и т. д. Долл;ен сказать, что это была 
сплошная ложь. Наше офицерство относилось к сол- 
дату очень гуманно, и если находились одиночные 
личности, способные ударить солдата, что во-первых 
было незаконно и грозило такому офицеру крупными 
неприятностями, во-вторых наше общество офицеров 
к такому офицеру относилось подчеркнуто отрицатель- 
но. Я улсе указывал, что с малых лет был в военной 
среде, наблюдал полковую жизнь, а, главное, много 
слышал от брата и других офицеров про их жизнь и 
поэтому смело могу сказать, 'гго офицеры, повторяю, 
хорошо, гуманно относились к солдатам. Смотрели на 
них, как на взрослых, славных, немного смешных, де- 
тей, да таковы они и были в те времена. В нолк при- 



5 — 



ходили в большинстве неграмотными. В полку уже их 
обучали грамоте. Солдаты гораздо больше боялись 
своих фельдфебелей, взводных и отделенных коман- 
диров и еш,е больше ефрейторов, самого ма,1енького 
начальства, чем офицеров, Офицеры, особенно, моло- 
дежь, всегда разговаривали с солдата:«и, смеялись, 
шутили с ними. Солдаты, правда, смотрели на офице- 
ра, как на барина, по любили свопх офицеров, одо 
я лично испытал на себе во время всей войны, про- 
быв все время на нозицип и впдел прямо трогательное 
отношение солдата. В наступлении, например, солда- 
тик постарается окопать своего офицера быстро, ко- 
нечно, а потом уже себя окапывает, «по делать был 
совершенно не обязан. 

II только ужасная наша революция испортила эти 
отношения до невероятных размеров, благодаря клас- 
сическому, по своему идиотству, приказу № 1 п не- 
разумной пропаганде, прямо говорившей, что офицер 
— это главный враг солдата. 



Проснулся утром. Солнышко уже пригревало. На- 
пился чаю, закусил и отправился в штаб полка. На- 
строение неважное. Генерал, наверно, злой на меня. 
Уж скорей-бы на позицию. 

Встретил по дороге унтер-офицера нашей роты. 
Поздоровался. 

— Ну, как? — спрашиваю. 

— Да, ничего, Ваш-Бродь. 

— Как рота? 

— Да, Ваш-Бродь, от роты и половины не осталось. 
А господ офицеров старых — ни одного. Их Высоко 
благ-е каппт. Третьяков убиты еш;е прп вас, Шт.- 
Капит. Станиславский ранены, вы, вот, были ранены, 
Прапорш;. Павловский ранен. Слава Богу, вы приеха- 
ли. Оченно рады будут ребяты. 

Провел меня до штаба полка. Я сказал, чтобы он 
меня ждал, чтобы вместе и идти в роту. Вхожу в па 
латку. Навстречу адъютант, милейший капит. К. Уви- 
дел меня — ноздоровалпсь. 

— А, знаете, сейчас получена телеграмма о назна- 
чении вас командиром бронированного поезда. Ехать 
должны немедленно. Что-же, это протекция какая-ни- 
будь особенная? Прямо удивительно! 

Я не стал разуверять его. Что-ж, думаю, раз пред- 
полагают, что у меня где-то есть сильная рука — тем 
лучше. 

— Теперь пройдите к командиру — он указал мне 
на закрытое полотнищем другое отделение палатки. 

Я вошел к генералу совершенно спокойно, почув- 
ствовав себя узке командиром бронепоезда. Не шутка! 
Отрапортовал, как полагается. Генерал о вчерашнем 
пи слова. 

— Вы уже знаете от адъютанта о вашем пазначе- 
ппи командиром бронепоезда? 

— Так точно, Ваше Превосходительство. Адъютант 
мне сообщил об этом. 

— Ну, что-31се, дай Бог ^ва-м удачи. Получите нуж- 
ное предписание п сегодня"-же выезжайте. 

— Слушаюсь! 



Генерал любезно простился со мной. 

Немедленно я получил нужное предписание, какие- 
то еще браги и в хорошем настроении вышел из 
палатки. Унтер-офицер ждал меня. Я сказал ему, что 
должен сейчас ехать, но все-же хочу зайти в нашу 
роту. 

— Да, она н не далеко, здесь. 

Рота, действительно, расположилась шагах в 200 
от палатки. Когда я пришел к ним, меня сразу окру- 
;1;илп добрпдушные, славные лица. Спрашивали, при- 
шел-лп я к ним совсем? Подошел и командир роты, 
улсе только прапорщик. Поздоровался я с ним. Тот, 
вероятно, предположил, что я пришел принять роту, 
но я успокоил его, сказав, что пробуду лишь несколь- 
ко мин}т и пришел только посмотреть на моих солдат. 
Мне стали рассказывать кто убит, кто ранен из тех, 
кого я знал. Впрочем, знал я почти всех. Действи- 
тельно, из 250 чел. вышедших и з нашего Стар о^Кон ^ 
стантшшва едва осталось человек 100. Наконец, я 
тепло простился с ротой и направился на место моего 
ночлега, где :меня :кдал Миша с вещами. 

В этот-же день я выехал в Тариополь, где находил- 
ся штаб железнодорожного батальона и мой броневой 
поезд. Штаб бат-на, там-же небольшое офицерское 
собрание, собственно одиа комната, где молшо было 
закусить, вьшить рюмку коньяку п т. д. Вечерком, сво- 
бодные от работ офицеры сходились, читали газеты, 
ужинали, играли в винт, преферанс, а уже при мне 
неофициально завелась и рулетка — игра интересная 
п для нас неопасная, ибо больше жалования не про- 
играешь, а капиталов у нас не было. Здесь-же прв 
собрании была большая комната для офицеров, при- 
ез;кавшнх в ппаб-бат-на по делам. Стояло в ней не- 
сколько кроватей. Чисто, опрятно. Отдохнуть молшо 
было прекрасно. 

Явившись командиру бат-на и познакомившись с 
офицерами постоянно находившимися при штабе, т. е. 
с адъютантом, заведующи-м хозяйством, комендантом 
станции, я сразу попросил показать мой бронепоезд. 

Он стоял уже на п\тях и я с удовольствием раз- 
глядывал это железное детище. Ведь это был первый 
броневой поезд на Галпцнпском фронте. Прежде все- 
го он был очень маленький, т. е. вагоны гораздо ни- 
же обыкновенных вагонов. Построен он был из ко- 
тельного железа, т. е. пулей-то не пробивался, но да- 
же трехдюймовка, конечно, пробила-бы его свободно, 
далее и не бронебойным снарядом. Впереди находи- 
лась артпллерпйская площадка с трехдюймовой пуш- 
кой, далее следовал 1 й пулеметный вагон с шестью 
пулеметами системы Максима. За первым вагоном 
был паровоз, а за паровозом 2-й пулеметный вагой, 
также с шестью пулеметами. 

Встретила меня пулеметная команда поезда, сфор- 
мированная из со.ядат жсл.-дорож. бат-па не по назна- 
чению, а из добровольцев. Среди них много было воль- 
ноопределяющихся. Была и ремонтная команда, че- 
ловек 5-6 на случай, если снаряд разобьет жел.-до- 
рож. полотно во время боевых действий поезда, с рас- 
чето^г. что и пулеметчи1;и будут помогать. 

все молодые. 



Команда мне очень поправилась 



много интеллигентных лиц. Я поздоровался с ними. 
Лихо ответили. Обошел колаиду. Молодцами, прово- 
жают глазами. Собрал команду около себя. Стали раз- 
говаривать. Это, конечно, не наши пехотные солдаты, 
наивные ребятки, а достаточно развитая публика, все 
грамотные, окончившие жел.-доролшые школы, ре 
месленные училища. Про вольноопределяющихся, ко- 
нечно, и говорить нечего. 

Через несколько дней прибыли артиллерисгы к ору- 
дию, с начальником арти-мерии поезда — довольно 
громкое название при одном орудии. Этот начальник 
артиллерии представился мне, как начальнику бро- 
непоезда, ик моему смущению оказался старше меня, 
на два чина, т. е. штабс-капитан, и много старше, 
конечно, по годам. Он имел 27 лет. Впрочем, это ни- 
сколько не портило наших 01ношенпй, да мы с ним и 
быстро сошлнс в дальнейшем. Он оказался добрейшей 
души человек, склонный к мистицизму, храбрый, до- 
блестный офицер. 

Через несколько дней мы с Иваном Степановичем 
(имя, отчество артиллерийского офицера), провожае- 
мые нашими офицерами, двинулись на фронт под 
Станиславов н мой бронепоезд поступил в непосред- 
ственное распоряжение командира XXX корпуса, ген. 
шт. генерал-лейтенанта Ве№ля п начальника шта- 
ба его ген. Маньковского, от которого я и полу- 
чал соо1ветствуюпц1е приказания. 

Предполагалось наступление на Станиславов. На- 
ша передовая линия от лпнпп противника отделялась 
рекой, через которую проходил желез. -дорожный мост 
и по бокам этого моста располагалпсь наши части — 
второочередная Д1гвизия. Начальник дивизии генО 
Вайков, нач. штаба ген. штаба подполк. Дестрем.' 
Непосредственно примыкал к железно-дорожному по- 
лотну Вепгровскип полк, с которым я также держал 
связь. 

Вазу бронепоезда я наметил на полустанке, при- 
близительно на линии обоза 1-го разряда Вепгров- 
ского полка. Отсюда до передовой линии я проезжал 
Б несколько минут. Маленький бронепоезд мой был 
}крьгг естественными возвьппенностями — железная 
дорога пролегала в лощине. По телефону мне пере- 
давали из штаба корпуса: броневой поезд на пози- 
цию. Иногда указывали, что п'менцо л^елательно было 
обстрелять, а чаще давали нам самим инициативу. 
Иван СтепаноБПч вскакивал на орудпйную площадку 
к своим артиллеристам — самое, собственно, опасное 
место, т. к. площадка была бронирована с боков и 
спереди, вверху-же была полуоткрыта. Я заходил в 
первый пулеметный вагон, садился на свое место, а 
место у меня было такое: в крыше вагона была не- 
большая вышка наподобие широкой трубы, сверху и 
с бока забронированная, с большим открытым, не за- 
бронированным, круглым окном, откуда я свободно на- 
блюдал местность, и впереди, и но бокам. Сидел я, как 
на седле, на ж.елезном приспособлении. По бокам у 
меня были два рупора: в мой вагон и во второй пу- 
леметный вагон, а внередн на планке сигнальные 
кнопки на паровоз. Этими кнопками я руководил дви- 



жением бронепоезда, указывая полный ход вперед, 
медленный, полный ход назад и т. д. 

Команда открывала пулеметные люки и мы мча- 
лись по направлению моста. Открывали огонь куда 
надо, сразу-же навлекая на себя бешенный огонь ар- 
тиллерии противника и, кончив свое дело, полным хо- 
дом уходили обратно. Долетавшие до пас пули только 
щелкали по броне, осколки разрывов гранат (конеч- 
но, по нас били только на удар), не были страшны, 
но всякое прямое попадание грозило-бы гибелью того 
вагона и всех находящихся в нем людей, т. к. пр - 
стой трехдюймовый снаряд свободно пробил-бы бро- 
ню котельного железа, взорвались-бы патроны п т. д. 

Иван Степанович вел меткий огонь. Первоклассный 
артиллерист, храбрый, решительный, команда подо- 
бралась хоть куда н все сходило счастливо. Началь- 
ство было довольна^ пехоте было беспокойно. Мы 
только остановимс>1^кЕ1пи1ан открывает огонь, и наша 
пушчонка громит как целая батарея, быстротанеимо- 
верная, пускает снаряд за снарядом. Сам'^'тапнтан 
стоит с биноклем в незащищенном пространстве. Если 
по лощине смозкем подойти и на дальний руасейнып 
огонь к окопам противника, то ахнем еще из 12 пу- 
леметов по ним. В вагоне такой треск, грохот — как 
в аду. 

Особенных потерь противнику не наноспли, но пере- 
полоха им делали много. Вероятно штабу это и надо 
было, чтоб не давать покоя противнику. Тут-же и их 
батареи, как собаки, набрасываются на броненозд. 
Гранаты рвутся, осколки летят. Пехота наша вся по- 
прячется, а Иван Степанович стоит, точно ничего и 
нет, я-же в окно наблюдаю, а как только разрывы ло- 
жатся близко, нажязтаю кнопку на паровоз, сигнал, 
полный ход назад. Задымит наш паровоз и летим мы 
обратно в свою базу, а. как попадем в мертвое про- 
странство, усмиряется и их артиллерия. Неугомонный 
Иван Степанович делает уже мне с площадки знаки 
остановить поезд. Остановлю поезд, и наша нушченка 
разделывает под орех, изображая батарею. 

Опять батареи нащупывают нас. Это уже им труд- 
нее: паровоз не дымит, мы в мертво^г пространстве, 
но все равно — могут попасть в полотно сзади. Даю 
сигнал — медленный ход назад и достигает своей ба- 
зы. Здесь стоял наш комфортабельно-оборудованный 
вагон, наша офицерская квартира: небольшая столо- 
вая, спальное отделение. В общем — комфортабель- 
ная квартира, и после опасного рейса — полное ог- 
дохновенпе. Для команды были тоже две хорошо обо- 
рудованных теплушки. Сравнительно с пехотой, цари- 
цей полей, обстановка у нас была барская. 

Из резерва к нам часто приходили офицеры пе- 
хотных частей, закладывали пульку, а иногда и лег- 
кий шмен-де-фер. Посещали поезд и высшие чипы. 
Всех интересовал первый бронепоезд, да и боевую 
пашу работу наблюдали все и хвалили •моего боевого 
Ивана Степановича. Офицеры удив.иялись, а немнож 
ко л завидовали, как это мне, всего-то подпоручику, 
удалось получить такое назначение. 



к этому времени пришло извещение о награждении то-бы улыбалась мне. Да, улыбалась, но как коварно 
меня орденом Св. Анны 4-й степени, и я с восторгом улыбалась... в. Бе.юв 

нацепил на шашку красный темляк. Жизнь как-буд- (Окончание следует). 



ЧЕРНИГОВСКИЕ ГУСАРЫ 



^ 



О 



125 лет тому назад, Высочайше утвержденным 21 
Марта 1833 года положением, все конно-егерскве пол- 
ки были расформированы. Эскадроны Черниговского 
Конно-егерского нолка были распределены по полкам: 
1-ый и 2-ой — в Кл}^стн11,кцй гусарский, 3-ий и 4-ый 
— в Каргопольский, 'г'5-ый и 6-ой — в гусарский 
Принца Оранского (ныне Белорусский). Георгиев- 
•ские штандарты и серебряные трубы были переданы 
в КаргопольскпК полк, где эти заслуженные Черни- 
говцами регалии оставались до 1856 года; в 1856 го- 
ду часть Каргопольского полка вместе с этими рега- 
лиями . ушла на сформирование Новомиргородского 
110.1К<^Доторып в 1860 году был присоединен к Глу- 
ховскому драгунскому полку, куда и поступили Ч.^р- 
нигоЕские боевые регалии. 

Следовательно, конными егерями Черниговцы про- 
были двадцать слишком лет (с 1812 по 1833). За это 
время они перебывали в четыре.ч' кампаниях (1813, 
1814, 1828-1829 и 1831 гг.) и заслужили серебря- 
ные трубы. Конно-егеря были любимым войском Им- 
ператора Александра 1„ который часто носил конно- 
егерский мундир. Это были лу^ппне полки русской ка- 
валерии; в полках служил двойной комплект офице- 
ров; это задерживало производство в чины, и многие 
офицеры пребывали в одном чине по 8-10 лет, но 
никто не желал расставаться с полком и уходить из 
его рядов. 

Прошло 63 года. Черниговского полка, как само- 
стоятельного, не существовало в Русской Армии и па- 
мять о славных деяниях пре;кних Черниговцев сохра- 
нялась в тех эскадронах, которые в 1833 году прVIда- 
ны были к другим полкам. 

Но 16 сентября 1896 года, царствующему Государи» 
Императору Николаю II благоугодно было возродить 
доблестный Чернпговскнй полк и повелеть сформиро- 
вать 51-ый драгунский Черниговский полк, включив 
его в состав 2-ой отдельной кавалерийской бригады. 
Началась новая жизнь для Черниговцев. Эскадроны 
Черниговского полка образовались: 1-ы й из 2-го зе к. 
-.Св1зерс кого полка^ 2-оц из 2-го эск. Александрийско- 
го полка, 3 -1X5^3 3-го эск. Елисаветградского полка, 
4-ый из 4-го эск. Белорусского полка, 5-ый из 5-го 
зек. Нарвского полка, б-ой из 6-го эск. Переяслав- 
ского полка, Вместе с тем, при сформировании полка 
в него были переданы простой штандарт и 7 серебря- 
ных труб, коими были "Награждены за отличие в вой- 
ну 1813 года прежние Черниговцы. Велика была ми- 
лость Верховного Вождя Русской Ар:>1ии, но Черни- 
говцы тосковали о герогиевском штандарте и об 
остальных 6 трубах, заслуженных на бранных полях 
их славными предками. Вскоре и этому горячему же- 



ланию молодых Черниговцев суждено было осущест- 
виться: 1-го апреля 1898 года последовал Высочай- 
ший приказ о присвоении молодому Черниговскому 
полку старшинства прежнего Черниговского полка, 
т. е. с 1668 года, и о передаче в полк старого геор- 
гиевского штандарта и 6 серебряных труб, хранимых 
до того времени в рядах Глуховского полка. Переда- 
ча этих боевых регалий совершилась 17 мая 1891И^о- 
да. Это был день большой радости для Черниговцев, 
получивших заветные регалии своих храбрых пред- 
ков. Старый георгиевский штандарт пусть напоми- 
нает каждому Черниговцу, что полк, удостоенный 
принять его Б свои ряды, должен быть храбрейшим 
из храбрых и всегда готовым на защиту Веры, Царя 
н Отечества. 

Недавно сформированный из разных эскадронон 
полк зажпл полною жизнью. >Ыного работы требова- 
лось, чтобы наладить трудное кавалерийское дело. 
Каждому пришлось много потрудиться. Больше-же 
всех работы выпало на долю первого командира пол- 
ка, полковника Цурнкова, впоследотвии генерал- 
лейтенанта и начальника 2-ой кавалер, дивизии. 

Милости Государя Императора к полку не прекра- 
щались. 19-го августа 1898 года Шефом полка была 
назначена Ее Императорское Высочество Великая 
Княгиня Елисавета Феодоровиа. Об этом радостном 
событ!1И Государь Император лично телеграфировал 
командиру полка в следующих высокомилостивых вы- 
ражениях: "Сегодня Я назначил Великую Княгиню 
Елисавету Феодоровну Шефом вверенного Вам полка: 
уверен, что Черниговцы оправдают своею службою 
новый знак Моего благоволения к полку. Николай". 
Кроме того и Великая Княгиня Елисавета Феодоров- 
нз осчастливила полк телеграммой; "Я счастлива объ- 
явить полку, 'гго Государь сегодня Меня назнатл 
Шефом Черниговских драгун. Горжусь шефством 
доблестного полка. Елисаве1а". 

С тех пор чины нолка неизменно пользсвалчеь ис- 
ключительным материнским попечением Высокого 
Шефа. 

В 1904 году возгорелась война с Японией. Черни- 
ювский полк был мобилизован и двинут на войну в 
июне месяце. Пр1Ш1лось совершить далекий и труд- 
ный переезд по ;келезной дороге, я зате:; полк принял 
участие в целом ряде битв при .1янь-дань-Сяне, Ляо- 
яне, Шахе, Пнкоу, Сандепу и Са нвайзой. и своей 
храбростью поддержал честь своего герогпевско- 
го штандарта и славу своих доблестных предков. 

Японская война показала, что доблесть прежних 
Черниговцев в полной мере присуща и молодым Чер- 
ниговцам, сумевшим и на Дальнем Востоке выказать 



свою исконнюю храорость и непоколеоимую реши- 
мость победить или умереть. Эта славная служба Чер- 
ниговцев пе осталась без пацзады. Приказом по Во- 
енному Ведомству 1909 года за № 474 эскадронам 
полка присвоены знаки отличия на парадные голов- 
ные уборы с надппсями: 2, 3 и 6 эскадронам — "За 
зело '18-го Июня 1905 года под Санвайзой", а для 
], 4 и 5 эскадронов — "За отличие в 1904-1905 гг.". 
Многие офицеры получили боевые награды, а нижним 
чинам были розданы знаки отличия Военного Ордена: 
4-ой степени — 213, 3-ей степени — 34 и 2-ой сте- 
пени — 5. -г -(и)1> уОем (^':г^ /^ ф ,и/^ц^ 

6 декабря 1907 года, в Русской /кавалерии, состо- 
явшей в то время из одних драгун, было возрождено 
наименование прежних улан и гусар, покрывших себя 
слаз^ою в предыдущие войны. Черннговпам было 
даровано наименование гусар, причем полк припял 
.№ 17-ый. 

Как известно, предки нынешних Черниговцев не 
раз меняли свои наименования за свое долголетнее 
существование, будучи сперва комнанейцами, т. е. 
охотными малороссийскими казаками, затем Чернигов- 
скими легко-концами, карабинерами, кирасирами, 
драгунами и, наконец, конно-егерями. Гусарами пред- 
ки Черниговцев никогда не были. Лпшь при сформи- 
рованпи полка в 1896 году в него влились эскадроны 
от 4 бывших гусарских полков. Таким образом с 6 
декабря 1907 года началась новая страница в жизни 
полка — гусарская. 

1 янпаря 1908 года Черниговцы, впервые в гусар- 
ской форме, радостно встретили Новый Год. Полк 
делал заметные успехи по своему строевому образо- 



1909 год — год исключительный для Черниговцев, 
которых поистине не оставляло "черниговское сча- 
стье": Высочайшим приказом по военному ведомству 
ст 16 Мая командиром Черниговского полка назначен 
Флигель-Адъютант Полковник Л.-Гв. Кирасирского Ее 
Величества Государыни Императрицы Марии Федо- 
ровны полка ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО 
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ. 
Впервые слухи об этом назначении достигли семьи 
Черниговцев еще в апреле месяце. Но подобное наз- 
начение считалось до того несбыточным, что походи- 
ло на пустые мечты и встречено было офицерами 
с недовернем, а командир полка кн. Урусот^ пре- 
дупреждал офицеров о недопустимости таких неосно- 
вательных предположений и об ответственности за 
распускание ложных слухов. Однако, разговоры, пре- 
кратившиеся в офицерской среде, получили большое 
распространение среди жителей г. Орла. И вот мечта 
осуществилась. Это назначение полковым командиром 
Августейшего Брата ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА пред- 
ставляет исключительную, выдающуюся милость Дер- 
жавного Вождя к Черниговскому полку. 

Своему командиру князю Урусову, пользовавше- 
муся в полку большой любовью, офицеры устроили 
сердечные проводы вместе с его семьею, причем в 
этих проводах приняли участие также полковые да- 



мы. Со дня Высочайшего приказа о назиачении Ве- 
ликого Князя протекло всего лишь три недели, как 
Черниговцы удостоились увидеть перед собою своего 
Августейшего Командира. 7-го июня состоялся при- 
езд Е. И. В. в полк. Ликовали не только Черниговцы. 
.4иковал весь многолюдный город Орел, переживший 
1! этот памятный день неизъяснимую радость. 

Почтовый поезд, с которым прибыл в Орел новый 
командир полка, подошел к станции железной дороги 
в 8 час. 23 мин. утра. Тотчас-же из Императорского 
вагона вышел Великий Князь, принявший почетный 
караул от 141 пех. Можайского полка со знаменем и 
музыкой, и рапорт Начальника гарнизона ген.-лейт. 
.'Гашкевича. Его Высочество, под звуки полкового мар- 
ша, обошел фронт и пропустил мгою себя караул це- 
ремониальным маршем, а затем, в сопровождении Ор- 
ловского губернатора С. С. Андреевского, обошел всех 
собравшихся для представления лиц и со всеми здо- 
ровался. Затем Его Высочество проследовал в кафе- 
дральный Собор, где был встречен двумя преосвящен- 
нымп с крестом, после чего. Великий Князь принял 
завтрак у губернатора, по окончании которого Авгу- 
стейший Командир Черниговцев посетил полковую цер- 
ковь, выслушал в- пей краткое молебствие и прибыл 
к полку, выстроенному на казарменном плацу. Спер- 
ва Его Высочеству были представлены офицеры пол- 
ка, а затем, когда офицеры заняли ^;^вои места 
в строю. Великий Князь направился к полку, принял 
рапорт от страшего шт. -офицера полковник Блохи- 
па и, обойдя полк, здоровался с эскадронами. Выйдя 
перед середину полка. Его Высочество обратился к 
Черпиговцам со следующими словами, навсегда вре- 
завшимися в память казкдого Черниговца: "ГОСУ- 
ДАРЬ ИМПЕРАТОР 16 мая назначил Меня Коман- 
диром Черниговских гусар. Считаю за честь командо- 
вать вашим боевым полком и надеюсь, что Чернигов- 
ские гусары, под Моей командой, будут так-же славно 
служить, как служили до сих пор — не за страх, а 
за совесть". Громовое "ура" Черниговцев было от- 
ветом на незабвенные слова Царственного Командира, 
пропустившего затем полк церемониальным маршем и 
благодарившего гусар за молодецкий вид. Полк был 
отпущен в казармы, а Великий Князь, в сопровож- 
дении офицеров, посетил все полковые помещения. В 
5 час, дня Его Высочество отправился в пехотный ла- 
герь, а в 7 час. вечера принял от офицеров полка 
обед, устроенный в полковом собрании. В 10 час. ве- 
чера Августепи1ий Командир отбыл из Орла. 

Великий Кпязь уехал, а Черниговцы долго-долго 
находились под впечатлением счастливого дня 7 ию- 
ня. Настроение всего полка было неописуемо, радост- 
ным беседам не было конца. 

18 нюня полк был осмотрен командиром бригады. 
О состоянии, в каком был найден полк, было донесено 
вр. командующим полком полковником Блохиным Ав- 
густейшему Командиру телеграммою в Гатчино: "Се- 
годня командир бригады делал смотр полкового уче- 
ния, пеоднократно благодарил полк во время постро- 
ений, выразил мне полное свое удовольствие состоя- 



пнем полка и ученьем, которое назвал блестящим. 
Счастлив донести о вышеизложенном Вашему Импе- 
раторскому Высочеству". В ответ от Великого Князя 
была получена телеграмма: "Благодарю за телегра:м- 
ыу. Получил также от ген. Стаховпча о блестящем 
смотре. Рад, что наш полк заслужил похвалу бригадно- 
го командира, передайте от Моего Ю1ени благодар- 
ность полку". 

5 июля полку была оказана новая высокая милость: 
Высочайшим приказом были пожалованы полку за 
отличпе в Японскую войну знаки па головные уборы. 
3 приказе по полку было объявлено: "Рад объявить 
новую милость пашего обожаемого Великого Госуда))Я, 
который оцепил наши труды, запечатленные кровью 
на нолях Маньчжурии, пожаловав нам боевую награду. 



Пусть это высокое внимание Державного Вождя, пусть 
Ето награда укрепят вас на новые подвиги во славу 
Царя, во славу Родины, во славу Русского оружия". 
(Черниговский полк был представлен к знакам на кп- 
]1ера за отлпчие в Польскую войну 1831 г., но, в виду 
предстоявшего расформирования полка, это представ- 
ление не было уважено Высочайшей властью). В вой- 
ну с Японпсй, Черниговцы проявили выдающиеся 
подвиги, которые и были отмечены пожалованием в 
]909 году знаков на шапки. Этою боевою регалиею 
молодые ЧерппгоБСкие гусары приобщились к былой 
славе своих доблестных предков — Черниговских дра- 
гуп и конпо-егерей. 

Сообщил Г. А. Еуторга. 
(Окончание следует). 



Картинки ипиой жизни лейб-гвордии Павловского полка 



КАРАУЛ в ЗИМНЕМ ДВОРЦЕ 




"Ваше высокоблагородие, так 
что дозволите доложить, развод 
готов", — доложил дежурный ве- 
стовой полковнику барону Клодт 
фоц ГОргепсбургу, дежурному пО' 
караулам 1-го отделения г. Пе- 
тербурга. "Хорошо, сейчас пду", 
и, взявши грепадерку, подошел 
к одному из окон биллиард- 
ной комнаты, выходившей на 
Константнновскую площадку, между Павловскими ка- 
зармами и Мраморным Дворцом Великого Князя Кон- 
сгантппа Константпновпча. 

Там, фронтом к Дворцу, стоял развод: в первой ли- 
нии — караулы Зимнего и Аничкова Дворцов, а во 
второй — домашний полковой наряд. 

Был теплый, солнечный день конца апреля и весь 
Га.звод в мундирах. Яркими бликами сверкали мед- 
ные щиты гренадерок, алые лопасти п белые околыши 
резко отличались от темных мундиров и серых стен 
Дворца. На правом фланге оркестр. Встреченный рун- 
дом, дежурный по карау^Iа.м обошел караулы, осмо- 
трел, все-ли в порядке, хотя все до него было осмо- 
трено и проверено и фельдфебелями, и кладшнмп офи- 
церами, и ротными командирами. 

Двпж'енне по улице было ирекращепо: извозчиков 
сворачивали в Мраморный переулок, для пешеходов 
проход был свободен. Собралась небольшая толпа, лю- 
бопытная ко всякому зрелищу: дамы и барышни с су- 
мочками и зонтиками, бабы-разносчицы, штатские с 
портфелями, мальчишки. 

Взглянув на часы, дежурный по караулам прика- 
зал: "Бей сбор". 

Затрещал барабан и после первого колена всту- 
пил оркестр игравший так называемый "Австрийский 
сбор", Бог заает с каких времен игранный на разво- 
дах. Вероятно со времен Александровских, когда на- 



ше русское "ура" заимствовали австрнпцы и герман- 
цы, когда полковой встречный марш 1-го Гвардейско- 
го Гренадерского Императора Александра 1-го прус- 
ского полка начал исполняться у нас, как "заря". 

Занавески окна нижнего этажа Мраморного Двор- 
ца, находящегося против стоящего караула, разд1шну- 
лись и в окно выглянуло такое милое, всем кадетам 
знакомое лицо Великого Князя Константина Констан- 
тиновича. Иногда выглядывали головки княжат и кня- 
л;ен. 

Первая часть сбора пробита. Опять забили бара- 
баны и снова вступил оркестр — караул вступил в 
подчинение дежурному по караулам. 

Сбор пробит: 

— Караульные начальники на середину, шагом 
марш. 

Дерзка руку у околыша гренадерки, начальники 
караулов идут на середину развода и останавливаются 
перед дежурным по караулам, который выдает им за- 
писки с паролшт: старым и новым. 

— "По своим местам, шагом марш", крутой пово- 
1)0т и расходятся по своим местам. 

— Караулы направо, ряды вздвой, на плечо, по 
караулам шагом марш. 

Сверкнули штыки взброшенных винтовок, которые 
легли па плечи и, с громом музыки, караул двпнулся 
по Миллионной улице к Зимнему Дворцу. Зеваки, гла- 
зевшие па развод, пошли по своим делам, только маль- 
чишки бегут, сопровождая музыку. 

Окна по Миллио1ШОй открываются и выглядывают 
юловы, смотрящих на идущий караул. Подходя к 
Мошкпву переулку, оркестр переставал играть, тогда 
вступали барабанщики и флейтисты, и грохотом бара- 
банов и свистом флейт ттаиолнялп всю улицу, по вот 
зиден горбатый мостик, за ним Эрмигаж со своими 
кариатидами, справа казармы Т-го батальона Л.-Гв. 
Преображенского полка. 



— 10 



Гремит ПрсобраисС'Нский марш: "Зиают туркп лас 
и шведы"... 

В полках Гвардии был старый обычай, проходя 
мимо другого полка или-я;е его казарм, играть марш 
.угого полка, приветствуя таким образо:»! полк. 

Прошли Эрмитаж и, с маршем, выходим ва Дворцо- 
вую площадь. От арки Главного штаба отдает эхо. 

Перед комендантским подъездом караул выстраи- 
чаегся. 

— Под знамя, шай — па краул. 

Из, медленно отворяющейся, двери выходит адъю- 
гант, а за ним показывается знамя, несомое знамен- 
ным унтер-офипером. 

Приняли знамя, повернули направо и, вздвопв ря- 
ды, через Главные ворота вошли во внутренний Двор. 

Входя в ворота, услыхали удар колокола на плат- 
форме. Ударил часовой у фронта, вызывая караул в 
ружье. 

Вошли, выстроились, подравнялись и отдали друг- 
другу честь, взявши "на караул". 

Комендантский адъютант с часами в руках следил 
за всем церемониалом. Взявши шашки "под высь", оба 
караз'льные начальники пошли друг-другу на- 
]!С1речу. Остановились у решетки, опустили шашки. 

— Пароль Варшава, капитан Сапожников, — ста- 
])ый караульный начальник говорил только свою фа- 
милию. 

В это время глухо бухнула пушка с верков Петро- 
павловской крепости, объявляя Петербургу, что было 
ровно 12 часов. 

Комендантский ад'ьютант спрятал часы; смена 
произошла точно, беда, если случалось запоздание: па- 
писал-бы комендант Петербурга командиру полка не- 
мало кислых слов. 

Нашему полку было близко, а вот полкам Л.-Гв. 
Московскому и .1.-ГВ. Фипляндскому было трудно, так- 
как прпходплось маршировать не меньше часа, а в пу- 
ти могли быть разные случайности, особенно зпмой: 
сугробы снега пли гололедица. 

— Часовой у фронта, вперед! — твердо отбивая 
шаг, отчетливо делая повороти, идет часовой па сме- 
ну. Подошел, стал рядом со старым часовым и прн- 
пял от него сдачу, осмотрел будку с постовой одеждой, 
повернулся к стене Дворца п зарядил винтовку, после 
Ертого старый часовой разрядил свою, повернулся и 
стал рядом. Новый ударпл в колокол — смена произо- 
шла и старый пошел на свое место в ст])ой старого ка- 
раула. 

Одповременно подается команда караульными на- 
чальниками ''караул, направо, шагом марш" п, под 
звуки музыки, оба караула идут — новый в карауль- 
ное помещение, а старый сходит с платфо))мы, вы- 
страивается рядом, составляет ружья в козлы и ста- 
рые разводящие идут за новым караулом в карауль- 
ное помещение. 

Новый караул, войдя в караульное помещение, вы- 
страивается, разводящие выводят часовых 1-п смены 
и вместе с разводящими старого караула плут сменять 
часовых с постов. 



Караул входит в свое помещение, где стоит в боль- 
пюм резном киоте икона с неугасимой лампадой в па- 
мять погибших здесь чииог, караула от Л.-Гв. Фин- 
ляндского полка при покушении на Императора Алек- 
сандра П. 

Офицеры идут в свое помещение — оно из двух 
комнат: первая большая столовая с двумя столами и 
стульями, вторая поменьше с диванами, камином, па 
котором стоят арестованные Императором Николаем 
Павловичем часы стиля ампир. Часы эти стояли рань- 
ше в кабинете Николая Павловича и как-то раз навра- 
ли, отстав па 1/4 часа. Государь, смеясь, приказал их 
арестовать, отправив в караульное помещение, где они 
и стояли до последнего времеии. 

Дежурный лакей принес карточку завтрака, рас- 
став.11яет приборы. 

Пришли разводящие со смененными часовыми ста- 
рого караула, караульные начальники подписали ка- 
раульную ведомость и старый караул ушел. 

"Ну чем, господа, будем завтракать? каждый-лп 
себе будет выбирать по вкусу нли-л;е все возмем одно 
и то-же?" 

Обыкновенно все соглашались на одно и то-же для 
всех. .Такой, получивший указание, какие блюда надо 
подавать, передавал это на кухню, а сам приносил и 
расставлял Дворцовое пиво, водку, красное и белое 
Удельное впно. На Рождество, Новый Год и Пасху 
полагалось и шампанское. 

Приносили завтрак: два мясных блюда, или зелень 
п дичь, сладкое, после завтрака кофе. Лакей спраши- 
вал, когда подавать обед и ужин. 

Обыкновенно обедали часов в 7, а ужинали в 
11-12. 

После завтрака офицеры, их было пять: дежурный 
по караулам, рупд, начальник караула и два младших 
офицера. Этим последним делатт, решительно было не- 
чего. Дежурный по караулам и рупд объезжали ка- 
раулы 1-го отделения по записке пз комендантского 
управления. 

Для этого и.т полка подавались им экипажи, ка- 
1>аульпый начальник выходил к каждой отправляемой 
смене, ну, а младшие офицеры сидели, писали письма, 
читали, болтали о всякой всячине или дремали в мяг- 
К1ГХ дворцовых креслах. 

Обыкновенно после завтрака, посыльный, снаб- / 
лсепный записками, шел в казармы, в собрание, там у 
библиотекаря получал книги, которые и заполняли * 
почти все время. 

К трем часам подавался самовар, посыльный шел 
на Большую Морскую за печением п иирозкнымп. 

В шесть или семь часов обеда.ли, к обеду возвра- 
щались ездившие по очереди дежурный по караулам 
и рунд. 

После обеда ждали вечерней зори. За 1/4 часа 
барабанщик бил повестку, а ровно в 9 караул вы- 
страивался на платформе. Били зорю, барабанщик 
чнтач "Отче наш" и "Спаси Господи, люди Твоя". 
Накрывался, бил отбой и караул возвращался. 

После зори появлялись иногда и гости: командир 



полка, И.1П баталионный командир, часов около 10-ти 
появлялся п комендант Петербурга ( ^впты Его Вели- 
1;ества генерал-лейтенант Троцкий. оыШий коренной 
офицер полка п~кШшцнр его, усаживался поудобнее 
в кресло и начиналпсь разговоры, воспоминания 
прошлого времени. После уяеппа расходились. 

Если никто не приходил, а находились любители 
винта, бриджа или пре(||ерапса, то играли вюс ночь на- 
пролет, до утренней зори, непграющие или читали, 
или лежали на дпванах в соседней комнате, куда ла- 
кей прпноспл чистые наволочки на диванные подуш- 
ки. Временамп. дежурный по караулам, возвращаясь 
с поверки караулов, выпивал стакан чая и опять уез- 
жал. 

В апреле рано светает и утренняя зоря бьется при 
полном свете. Чирикают воробьи, свод неба ясен, в 
Дсорповом садике пробились первые нежные лпсточ- 
ки. Дворцовые дворпики — татары в белых передни- 



ках с метлами расходятся по двору, садику, идут под- 
метать снаружи Дворца, шагает часовой по платфор- 
ме, доносится шум и гул просыпающегося Петербурга, 
с Невы доносятся свистки и гудки пароходиков фин- 
ляндского общества. В 9 часов чай и кофе со свежими 
булками, калачами, маслом и сыром. Чтение утренних 
газет, а в 11 Уз часов караульный начальник соберет 
сг' всех по рублю — это лакею за услуги, по 25 копе- 
ек вестовому-посыльному за его беготню и в собрание, 
и в конд1ггерские, и за газетами. Из Дворцовой конто- 
ры приносят караульные деньги караулу, которые тут- 
же п выдаются людям па руки. 

В 12 часов смепа, сменяют нас наши кумовья .!.- 
Гв. Финляндский полк, это с давних пор кумовья, 
покумплпсь еще с времен Наполеоновских войн, да так 
и остались кумовьями до сих пор. Смена и домой. 

Л. Редьтн 



2 й Кадетский Императора Петра Великого Корпус 



Петербургская сторона, Ждан:шская наоережпая. 
близ Тучкова моста... длинный фасад старинного зда- 
ния в стиле начала 19-го века, построенного боль- 
шим четыреугольником, внутри которого находплся 
громадный плац со старыми деревьями по краям. В 
5Т0М здании помещался 2-й Кадетский Императора 
Петра Великого корпус, старейшее; из сухопутных 
гоепно-учебных заведений Императорской России. 
Паш корпус называли "Ждановской академией", а 
нас "Ждановскимп китами"", а в семье российских 
кадет шла слава про суровую дисциплину нашего кор- 
пуса и про строгую оценку зланпй выпускных кадет. 

В этом году исполнилось 247 лет со дня основания 
нашего старого Петровского гнезда, давшего России 
столько доблестных и славных офицеров, полководцев 
и военных спецпалистов. 

По возвращенип из своего заграничного путешест- 
впя Петр Великий основал в Москве в 1701 году Шко- 
лу Математических и Навигацшгх наук (будущий 
Морской Корпус). 

Школа эта помешалась в Сухаревой башне. 16 ян- 
варя 1712 г. тоже в Москве, Петр основал Инженер- 
ную Школу. В указе Сенату было предписано набрать 
100-150 учеников, из коих две-трети дворянских не- 
дорослей, но на практике учеников было всегда мень- 
ше. В том же указе было сказано; "Для обучения "ци- 
фири" приискать мастера из русских, пли же посы- 
лать их па башпю. По окончаипп арифметики, учпть 
их геометрии, насколько нужпо для инженерства, а 
потом отдавать пн;кенрру учиться фортификации". 
Таким образом, в течении первых лет, обучение ча- 
стично шло в Сухаревой башне, где находилась и 
п1кола Математических, п Навигацких наук. 

17-го марта 1719 года Петр основал в С. Петербур- 
ге Инженерную роту, начальником которой был наз- 
начен инженер полковник де Кулон. В нее было пред- 



писа1И1 перевести из Москвы всю Инженерную ПГко- 
.|у. а в Москву ее закрыть. В 1722 году основывается 
в Петербурге другая Инженерная Школа, под началь- 
ством пнисенера капитана Гольцмана. Спустя некото- 
рое время, эта вторая школа, а так-же и другие, или 
упраздняются, или соединяются со школой (ротой) 
де Кулопа, которая продолжает свое существование 
без перерывов. 

Все ученики зачислялись рядовыми, а потом, по 
заслугам и после приобретения знаний, получали чи- 
пы и дальнейшее производство в инженерные офице- 
ры. Ученики ;кили на вольнонаемных квартирах, полу- 
чая 12 рублей жалования в год и казенную одежду- 
камзолы, башмакп, чулкп и т. д. Недоросли привози- 
ли с собой часто крепостных дядек, которых содер- 
жали на свой счет на этн-ж'О деньги. 

В 1724 году школа была переведена в построенный 
для нее казенный деревяный дом на Петербургской 
стороне, на берегу р. Ждановки. Ученики были по- 
селены там-же и им было отныне запрещено иметь с 
собой своих дворовых людей. 

Режим был устаповлеп очень строгий, ученики на- 
ходились на солдатском положении, несли караулы и 
всю солдатскую службу. Средств отпускалось мало, 
I дежду выдавали на долгие сроки, на 1-2 года. Был 
лишь один учитель для всех наук, которому помогали 
лучшие из старших учеников. Регулярных выпусков 
не было, выход из школы зависнл от успехов в уче- 
ипи. как и дальнейшее производство. Выпускали кон- 
дукторами в инженерные команды, пли сержантамп и 
1:апраламп в Минерную роту. Каждый инженерный 
офпдер, посылавшийся на работу в разные места Им- 
перии, требовал себе в помощь учеников 1нколы и 
многим приходилось таким образом проводить па этих 
практических работах иногда долгие месяцы. 

Что касается артиллерийского обучения, то по пе- 



12 



которым сведениям первая артиллерийская школа бы- 
ла основана в Москве в 1698 году, но о ней никаких 
данных не известно, как и о многих других в после- 
дующие годы царствования Петра Великого. Первые 
точные сведения появляются с 1712 года, когда 6-го 
и 9-го марта двумя Высочайшими указами Сенату 
ловелено было набрать 20 дворянских недорослей п 
отдать их генерал-майору от артиллерии Гинтеру в 
артиллерийскую науку. Повиднмому это и положило 
начало артиллерийской школы, 

1о-го марта 1722 года была основана Артиллерий- 
ская Школа при С. Петербургском Лабораторном До- 
ме. В течении нескольких следующих лет появились 
еще и другие подобные школы в Петербурге и в 'Мо- 
скве. Независимо от самостоятельного существования 
этих школ, часть учеников была прикомандирована к 
Инженерной Школе для обучения "пнлсенерству и 
артилле])ийским чертелсам". Но в течение всей первой 
половины 18-го века самостоятельные артиллерийские 
школы постепенно вливались в Инженерную плп-иге 
упразднялись. 

После смерти Петра Великого, при его преемниках 
к вплоть до 1758 года, Школа то хирела, то о пей 
вспоминали снова, но курс обучения не прогрессиро- 
вал, число учеников менялось, средства отпускались 
скупо, воспитательной работы не велось, ученики го- 
лодали и ходили часто в драной одежде, а некоторые 
и без башмаков, практиковались частые отпуска в 
деревню к родителям, сроки отпуска часто просрочи- 
вались и ученики отсутствовали иногда по году. 

В 1739 году было обнаружено, 1гго трое учеников 
женились, будучи в отпуску, и ето повело к запреще- 
нию вступать в брак, с угрозой отдать виновных на 
3 года в каторжные работы. 

Наказания за провинности были такие-зке, как и 
для нижних чинов, за небольшие проступки наказы- 
вали "фухтелем" (рапира обшитая сукном), за круп- 
ные — розги. Безнадежных к исправлению выписы- 
вали в артиллерию рядовыми или унтер-офпцерами. 

В течение всех этих лет Инженерная Школа нахо- 
дилась V. ведении канцелярии Главп. Артиллерии и 
Фортификации, а непосредственное начальство при- 
надлезкало геперал-фельдцейхместерам, которые ме- 
нялись после казкдого дворцового переворота и до- 
вольно мало занимались школой. Таковыми были граф 
Минпх с 1727 г. и по 1741, принц Гессенский с 
1741 по 1745, князь Репнин до 1749 г.. после чего 
никого не было назначено и лишь в 1756 году школа 
поступила под особое ведение генерал-нн;кеие])а А. П. 
Ганнибала. В том-зке 1756 году, 31-го мая граф 
П. И. Шувалов был назначен геперал-фельдцейхмей- 
'Стером с подчинением ему Инзр.'енерного ведомства. 
При нем генерал Ганнибал ведал Инзкеиерпой Шко- 
лой, а генерал-майор Шульц — артиллерийской 
("после него генерал-лейт. Глебов). Наконеп, 22-го 
августа 1758 года обе эти школы полностью и окон- 
чательно соединены вместе и Шувалов взял их под 
свое личное р'у'ководство. 

Главные реформы были намечены Шуваловым в 



1756 году, предполозкепо было переформировать шко- 
лы в кадетский корпус, поднять на долзкную высоту 
обучение, материальную часть и воспитание, увели- 
чить бюдзкет. Кончина Елнсаветы Петровны поме- 
шала осуществлению этого проекта, но частично не- 
которые из этих реформ удалось осуществить и при 
Петре III в 1758-59 г.г. полозкение было таково: 

Учебное заведение называлось "Дворянская Ар- 
тиллерийская и Ипзкенерная Школа", в которую при- 
нимали только русских и остзейских дворян. При ней 
было особое отделение "Соединенная Солдатская 
П1кола", для солдатских детей. Курс был расширен, 
бюдзкет увеличен, штаты и хозяйство тозке. 

В течении короткого царствования Петра III, в 

1761 году тем-зке графом Шуваловым был разрабо- 
тан проект о соединении г, одно у^юбное заведение 
Морского и Сухопутного корпусов, п Инзкенерной и 
Артиллерийской Школы, чтобы создать единый кадет- 
ский корпус на 900 кадет. Смерть Петра III, а вскоре 
и Шувалова (4 января 1762 г.) помешали проведе- 
нию этой реформы п Екатерина И повелела оставить 
все без перемен. Императрица утвердила 25 октября 

1762 года предложение генерал-фельдценхмейстера 
Вильбуа (в основу которого был положен первый проект 
Шувалова 1756 г.) и школа была переименована в 
Артиллерийский и Инж'енерный Шляхетный кадет- 
ский корпус, с ротой солдатских детей при нем. Обу- 
чение длилось 5 лет: 3 года в кадетских классах и 2 
года в офицерском. 

Несмотря на это, выпуски были все-зке не регу- 
лярны, а в зависимости от прохозкденпя наук.Выпу- 
скали штык-юнкерамп, ипзкенер-прапорщиками и под- 
поручиками, только в инженерные и артиллерийские 
части. Восиптанники офицерского класса и, главным 
образом капралы и унтер-офицеры, исиолняли учи- 
тельские и воспитательные обязанности в кадетских 
классах. 

23-го июня 1785 года были позкалованы корпусу и 
освящены 3 знамени, одно белое и два голубых. В 
1796 году позкалованы были новые 4 знамени, одно 
белое и три голубых. Все эти знамена были сданы в 
1806 году в арсенал, а в 1832 году одно из них было 
возвращено для хранения в корпусной церкви. 

После учрезкдения Павлом I особых юнкерских ко- 
манд в войсках артиллерии, корпус утратил свое зна- 
чение спепиального учебного заведения и 10-го мар- 
та 1800 года Император Павел I повелел корпусу 
именоваться 2-м кадетским корпусом. Одновременно 
Сухопутный корпус получил наименование Первого 
кадетского корпуса. 

2-й кадетский корпус, представляя собой баталпон 
4-ротного состава, имел одну гренадерскую и три 
мушкетерские роты. 

В 1811 году гренадерская рота была разделена на 
два взвода: гренадерский и стрелковый. В 1817 году 
к презкним четырем ротам была добавлена пятая ре- 
зервная. 

Император Александр I, 14-го марта 1807 года по- 
велел, чтобы молодых дворян от 16 лет и старше, зке- 



лающих вступить в впепную службу, не определять 
юнкерами в полкп, а присылать на счет казны в Пе- 
тербург в сухопутные кадетские корпуса. Вскоре по- 
сле этого, Государь устно повелел принимать их во 
2-1 кадетский корпус на тех-же осниванц>1х, на ко- 
торых к нему-же были прикомандированы с 1806 го- 
да кадеты Императорского Военно-Сиротского Дома 
и Горного корпуса. Число зтих дворян быстро возра- 
стало п достигло в 1808 году размера двух баталио- 
пов, первый из пяти, второй из шести сотен, носив- 
ших название Волонтерного Корпуса Дворян, а по- 
том • — Дворянского Полка. 

В дальнейшем, к Дворянскому полку были добавле- 
ны еще две гренадерские роты и кавалерийский эс- 
кадрон, в составе 215 человек позже превращенный в 
кадр для формирования Кавалерийского училища. 

В июле 1807 года, рота Военно-Снротского Дэма 
была выведена из 2-го кадетского корпуса, а Дворян- 
ский полк был от 2-го корпуса совершенно отделен 
1-го января 1832 года и дальнейшими этапами его 
жизни было переименование в Константнновский ка- 
детский корпус, во 2-е Константиновское Военное 
Училище (пехотное") и, наконец, в 1894 году — в Кон- 
стантиновское Артиллерийское Училище. 

После смерти Великого Князя Михаила Павловича, 
28 августа 1849 г., бывшего Шефом 2-го кадетского 
корпуса, Император Николай I повеле.1 присвоить, на 
вечные времена, гренадерской роте 2 кадетского кор- 
пуса имя своего усопшего Шефа. С 1907 г. до послед- 
них дней существования корпуса 1-я рота именова- 
лась ротой Его Высочества и имела на погонах на- 
кладные серебряные вензеля — буква "М" с короной. 
2-я рота также именовалась ротой Его Высочества, 
змея своим Шефом Великого Князя Михаила Нико- 
лаевича, 'бывшего с 1860 года Главным Начальником 
Военно-Учебкых заведений и Шефом. 2-я рота так- 
же носпла на погонах серебряные вензеля с буквой 
"М" немного иной формы — это был единственный 
случай среди кадетских корпусов, чтобы 2-я рота но- 
сила накладные вензеля. 

В эпоху Мплютипских реформ, при Императоре 
Александре II все кадетские корпуса былп переиме- 
нованы в Военные Гимназии п 2 калетскпй корпус 
стал 2-й С. Петербургской Военной Гимназией. 

С 1882 года всем корпусам были возвращены 
их прежние паименования и 2-й кадетский Корпус 
снова получил старое имя. 

Высочайишм приказом от 13 октября 1907 года 
корпус получил наименование 2-го кадетского Е.И.В. 
Великого Князя Михаила Николаевича Корпуса. На- 
конец, 31-го января 1П10 года Государь Император 
повелел отдать 2-му Кадетскому корпусу старшинство 
СП дня учреждения Петром Великим 16 января 1712 
года Ин;1,-еперноГ[ школы в Москве, вследствие чего 
последовало Высочайшее соизволРпие на празднова- 
ние корпусом 200-летнго юбилея в январе 1912 г. 



В день этого юбилея, прошедшего в исключительно 
торжественной обстановке, Государь Император цо- 
жаловал корпусу новое знамя и повелел именоваться 
2-м Кадетским Императора Петра Великого корпуса. 

Корпус получпл на погоны кадет и эполеты офице- 
ров тра||)аретные вензеля своего Державного Шефа и 
Основателя, поверх которых 1-я и 2-я роты носили 
свои накладные серебряные непззля, о которых било 
сказано выше. 3-я рота имела своим шефом Фельд- 
маршала Св. Князя М. И. Голенищева-Кутузова. В 
4-й роте шефа не было. До 1856 года цвет погон 2-го 
Кадетского корпуса был белый, а с 1856 г. и до конца 
— сцний с алым кантом. 

Отмеченный неизменным благоволением наших Го- 
сударей, 2-п Кадетский корпус дал России много вер- 
ных и преданных слуг Родине и Престолу. Во главе 
их стоит имя светлейшего князя М. И. Голенищева- 
Кутузова, будущего фельдмаршала. 

ПЛсле преобразования школы в корпус, окончили 
его в составе первых выпусков будущие генералы: 
Тотлебен, Буксгевдсн, А. Й. Корсаков (впоследствии 
директор корпуса, а потом инспектор артиллерии), 
П. И. Меллер (буд. инспектор арт.) и др. В 1787 го- 
ду окончил корпус А. А. Аракчеев, будущий граф п 
всесильный временьщик при Императорах Алексан- 
дре I и Николае I, за успехи в науках оставленный 
вначале при корпусе учителем артиллерии, затем 
большая часть артиллерийских генералов войны 1812 
года и славные партизаны Дорохов, Фигнер н Сесла- 
вин. Выпуска 1803 г. генерал-адъютант артиллерии 
И. 0. Сухозанет и многие другие. 2-ю С. П. Военпую 
1нмпазпю окончил поэт Падсон, а в войну 1914 г. про- 
славились воспитанники корпуса генерал Н. И. Ива- 
иов и братья герои Панаевы, .Яев, Гз'РП'"! " Борис, 
все трое погибшие на поле брани и посмертно на- 
гражденные Орденами Святого Георгия. 

К этому краткому перечню можно бы прибавить еше 
много имен, но размеры этой исторической справки не 
позволяют это сделать. 

Хочу лишь отметить, что в книге по нсторпи корпу- 
са, изданной в 1862 году и охватывающей первые 150 
лет со дня основания Московской Инженерной Шко- 
лы, имеются подробные именные списки окончивших, 
начиная с 1765 года. Внимание останавливается на 
том, 'гго с незапамятных времен одни и те-же фами- 
лии встречаются в списках разных выпусков. Из это- 
го видно, что старые дворянские семьи были верны 
однажды избранному учебному заведению п там, где 
учился прадед, туда-же отдавали и сына, и внука. Не 
в этом-лп заключалась крепость традиций и неизмен- 
ная любовь к родному гнезду, которая горит и в нас, 
несмотря на то, что уже 41 год тому назад навсегда 
закрылись двери здания, с которым связшы лушше 
чоспомииання юности. 

А. Росоелевич 



Александрийцы у г. Святой Крест 12 января 1920 г. 



Изданный Б 1957 году в Москве "Сборник доку- 
ментов", озаглавленныЁ "Боевые подвиги частей 
красной армии (1918 — 1922 г. г.)" и случайно по- 
павший в мои руки, заставил меня взяться за перо, 
чтобы опровергнуть непростительный вымысел п со- 
вершенную неправду, напечатанную на странице 
89-й, в документе № 44, этого сборника. Этот вымы- 
сел гласит: "В первых числах февраля 1920 года 

белые оставили ему (т. е. 1 кавалерийскому полку 28 
стрелковой дивизии. С. Т.) трп горных орудия, 72 
пулемета, массу военного имуш,ества, снаряжения, 
обозы, более 1500 пленных, причем целиком был взят 
г плен 5 гусарский Александрийский полк"'. 

На основании имеюпщхся в моем распоряжении 
воспоминаний, дневников п переписки участников 
этого события, я позволю себе вкратце описать, что 
произошло у города Святой Крест 12-го января 1920 
года. Из нижеследующего, читатель увидит, насколько 
указанный сборник опрометчиво, без всяких доказа- 
тельств, приписывает Александрийцам то, чего нико- 
гда не было и не могло быть. Я буду подтверждать 
все факты указаниями на соответвующпе источники. 

С 24 октября 1919 по 9 января 1920 года Алек- 
сандрийский гусарский полк, шести-эскадронного со- 
става, с конно-пулеметной командой и при трех штаб- 
офицерах, шести ротмистрах и 21 обер-офицерах, по- 
бедоносно прошел Чечню и половину Дагестана, не 
зная ни одного неудачного боя. Действия полка, сов- 
местпо с доблестными Апшеронцами, неоднократно 
были отмечены похвалами. Полк в это время был 
укомплектпрован так Лз 1 и Лг 2 эскадроны, а также 
пулеметная команда — русскюти бывшими стражни- 
ками и солдатами из больших и зажиточных сел, рас- 
положенных главным образом вблизи г. Святой Крест. 
Для укомплектования остальных эскадронов были ис- 
пользованы инородцы, населявшие Ставропольскую 
губернию: № 3 эскадрой — нагайцы, № 4 эскадрон 
— каранагайцы, а № 5 и № О эскадроны — калмы- 
ки. Во всех инородческих эскадронах унтер-офнцер- 
ские должности занимали русские. 

31 декабря, поздно вечером, было получено прика- 
зание полку, в полном составе, идти походным поряд- 
ком пз г. Темир-Хан-Шура в Петровск п грузиться 
там в вагоны. Дальнейший марш^т известен не был. 
Хозяйственная часть полка должна была грузиться в 
Шуре и следовать на ст. Минеральные Воды. 

"Командующий полком, полковник Доможпров. со- 
звал командиров эскадронов для обсуждения вопро- 
сов, связанных с погрузкой. Обсуждался вопрос так- 
же о настроениях и о боеспособности гусар". (Руко- 
пись полк. Вахрушева). 

К этому его принуждало общее положение, создав- 
шееся к началу января 1920 года. 

События ра.звпвались быстро. 

"На главном Ростовском направлении отходили от 
г. Ростова на юг. Кавказская армия совершала отход 
от г. Царицына". "Между трактом Царицын — Ставро- 



поль и Каспийским морем фронт имел прерывчатый 
характер, кроме нескольких местных очагов зелено- 
армейского восстания, в этом районе обозначилось 
наступление частей 11-й советской армии в трех на- 
правлениях — на с. Дивное, Святой Крест и Кизляр". 
(Ген. Деникин, т. 1", стр. 260 и 315). 

Вскоре красными была захвачена линия р. Кумы: 
села Величавое, Урожайное, Владпмпровка и Лево- 
кумское. Их части подходили уже к Святому Кресту. 

Таким образом район укомплектования Алексан- 
дрийского гусарского полка большей своей частью 
был в руках красных. Некоторые гусары уже не воз- 
вращались из командировок и отпусков в эти места; 
в результате отпуска были прекращены. 

Учитывая общее полонсение п возмолсность неустой- 
чивости нижних чинив полка, уроженцев Свято-Кре- 
стовского района, и взятых в плен красноармейцев, 
командиры эскадронов обратились к командующему 
полком, полковнику Доможирову, с единодушной прось- 
бой довести до сведения штаба войск Северного Кав- 
каза, что район укомплектования полка прочно зах- 
вачен красными и что поэтому за боеспособность пол- 
ка можно поручиться при действии его на всех па- 
правлениях, кроме Свято-Крестовского. Депеша бы- 
ла отправлена. Из штаба пришел ответ с извещением, 
что "полк на Свято-Крестовском направлении ис- 
пользован не будет". 

"Пройдя рано утром 7-го января станпию Иро- 
хладную. в 1 час дня полк прибыл в Георгпевск. 
откуда шла ветка железной дороги на Святой Крест, 
и каково наше было удпвленпе. разочарование п огор- 
чение, когда наши эшелоны были от ст. Георгпевск 
повернуты на север, именно в сторону Святого Креста. 
Однако, долг остался долгом" (рукопись полк. Вах- 
рушева "Суханов", стр. 12). 

"Штаб войск Северного Кавказа вполне сознавал 
всю рискованность, в какую ставплся наш полк, но 
как мы узнали впоследствии, другого выбора у штаба 
не было" (Дневник корн. Иванова). 

Последствия прихода полка в те места, где была 
произвелена мобплпзапия, сказались тотчас-же. По- 
ка красные частично занимали город и окрестности, 
— все гало отпосительио хорошо, наши гусары отлич- 
но дрались, выбивая красных из родных сел. но, как- 
только появилась возм051Шость пойти домой из-за от- 
хода красных, как началась тяга по домам. Один про- 
сился съезд1ггь часа на два в село Покойное, другой 
7; Прасковею или к себе на хутор. Удержать их не 
было возможно. Всем, конечно, отказывали в отпуске, 
но уследить было трудно и за первую ночь дезертп- 
;)0БП10 много гусар. Некоторые к утру явились, а 
большинства мы больше и не видели. Кроме того, ко- 
гда полк вечером стоял по улицам Святого Креста, 
ло-.кпдаясь отвода квартир, то появились разговоры о 
том, что красные теперь стали совсем другимп: рек- 
ризинии у них отменены, что они хорошо одеты и т. д. 
Передавалось это, якобы, со слов местных жгггелей. 



15 



но, поскольку молгно было заметить, большинстпо гу- 
сар отпоснлось к этому недоверчиво! Конечно, все ото 
имело свои последствия, сказавшиеся на следующий 
день — 12-го января 1920 года. 

В своем "Дневнике" полк. Вахрушев отмечаег: "12 
января, с 6 часов утра началась сильная ружейная и 
пулеметная стрельба со стороны с. Покойное. Мы 
продол5кали спокойно стоять по своим квартирам, не 
выводя лошадей. Наш Л'» 1-й эскадрон оставался все 
время на месте, потому что от него оставалось не бо- 
лее взвода. Его полуэскадрон с корнетом Позерн был 
ьыслап в разведку и много гусар было в расходе: ор- 
динарцы и связь. Поэтому, Бвпду его малочпслепио- 
сти, остаток эскадрона находился при штабе полка, 
который занимал станцию железной дороги". Половина 
Л'г б эскадрона, которым командовал ротм. Вахрушев, 
занявший накануне с. Чернолесское, утром присоеди- 
нилась к иолку в Святом Кресте. 

К этому времени, по приказанию командуюш,его пол- 
ком, все эскадроны, кроме ДЬ 1-го, были выдвинуты па 
восток к с. Покойному. Корнет Иванов, бывший в это 
время в самом Святом Кресте с частью .№ 1-го эска- 
дрона при штабе полка, заносит в свой дневник сле- 
дующее : 

"Стоя в городе, мы долгое время не зпали, что наши 
части отступают от с. Покойного. Совершенно неожи- 
данно, около 8 часов угра, мы заметили, что по улице 
лоспешно отходят кубанские пластуны. Спросили их, в 
чем дело? и они сказали, что с. Покойное сдано, и что 
красные уже входят в город. Мы вывели коней. Сюда 
стали подходить отступавший паиг Л1! 5 эскадрон и ча- 
сти других эскадронов, которым было приказано при- 
быть к штабу полка. Станция лселезной дороги находит- 
ся несколько на отлете, западнее города. От нее жел.- 
дорожная линия почти прямиком тянется па юг и при- 
близительно в версте восточнее ее, так-же почти прямо 
па юг, тянется река Кума, вытекающая из предгорья 
Кавказа. Таким образом железная дорога и река Кума 
образуют коррпдор, в котором и разыгралась драма. 
Прибывшие к штабу полка эскадроны передавали, что 
паше положение становится серьезным, и что в Л» 4-м 
эскадроне нолуоскадрон каранагайцсв перешел на сто- 
рону красных. Это известие, конечно, неприятно было 
воспринято всеми". 

Обозам было приказано отходить па юг, па станцию 
Воронцово-Александровское. "Эскадроны вышли на 
площадь", продолжает корн. Иванов: "и увидели па- 
шу пехоту, которая, сбившись в группы, стояла у до- 
мов. Сразу бросилась в глаза какая-то нерешитель- 
ность п даже растерянность". 

"Общая обстановка", вспоминает полк. Вахрушев: 
"характеризовалась отсутствием каких-либо сведе- 
ний о противнике; даже обычных слухов среди насе- 
ления о передвижении красных не было. Это лишнее 
доказательство сочувствия населения нашему врагу. 
Мы действовали как-бы вслепую. Из штаба Северно- 
го Кавказа ориентировки не было". 

Между тем в самом городе уже была слишна стрель- 
ба и огонь артиллерии красных был открыт по стан- 
ции, где стоял наш бронепоезд. На нашем левом флан- 



ге, слева от станции, были Кабардинцы, лава которых 
ясно нам была видна, а через некоторое время эта ла- 
ва повернула назад и стала отходшъ по другой стороне 
железной дороги; этим отходом сразу был оголен наш 
левый фланг. За отходящими. Кабардинцами появилась 
лава красных п старалась зайти нам в тыл и перере- 
зать линию железной дороги. 

Небольшая часть Л» 1-го, 2-го и взвода № 5-го 
:^|Скадронов и одна конная батарея пошли вдоль по- 
лотна, стараясь помешать красным зайти нам в тыл. 
Батарея открыла огонь но лаве красных и со стороны 
станции вышел наш бронепоезд, но красные в подав- 
ляющем большинстве так упорно наступалп, что пе- 
;'ешлн через полотно и, дойдя до р. Кумы, отрезали 
нам путь отступления. 

Положение становилось критическим, оставалось 
два выхода: идти пробиваться через лаву красных 
пли-же отходить в заросли камыша, который тянется 
вдоль р. Кумы. Полковник Винокуров собрал все быв- 
шие здесь эскадроны, развернул их и повел на крас- 
ных. Но едва эскадроны успелп развернуться и не- 
много прошли вперед, как от пашей лавы почти ни- 
чего не осталось. Многие гусары, несмотря на коман- 
ду и угрозы, поворачивали своих лошадей и уходили 
в сады, прилегавшие к городу, а отч-уда по своим до- 
мам. В лаве остались офицеры, вольноопределяющие- 
ся и около 50 старых верных гусар. 

"В полуверсте впереди", ппшет полк. Вахр}'1пев: 
"мы увидели, как справа по одному в поводу наш 
Л» 2 эскадрон поднялся перед нами на бугор ^1, прой- 
дя мимо группы красны.х, с красным флагом, медлен- 
но стал вливаться в ряды наступавшей па нас лавы. 
Момент был тяжелый. Сердце рвалось на части от со- 
знания своего бессилия. Показательно то, что гуса- 
ры, прежде чем перейти к красным, предлозп1ли офи- 
церам и унтер-офицерам уехать". 

Красные упорно приближались и прижимали нас к 
камышам. Нам оставался последний выход — ухо- 
Д1ггь через р. Куму. Красные уже появились на бе- 
регу, когда наши части спустились вниз и переходи- 
ли изгороди, заборы садов и бесчисленные рукава и 
притоки Кумы. В некоторых местах приходилось идти 
чуть не вплавь. Мороз был 15 градусов без снега. 
Шинели замерзали, лошади увязали в топи и падали. 
Наконец, выбрались на дорогу среди камышей и т^т 
стали присоединяться отставшие гусары, артиллери- 
сты и пластуны. 

Л° 6-й э,скадрон, часть № 4-го с ротмистром Кп- 
лениным, пулеметная команда, вместе с пластунами, 
при поддержке бронепоезда, прорвались вдоль линии 
жел. дороги и загнали в камыши часть лавы красных. 
Что касается Лз Зго эскадрона (ротмистр Яп'1в) и 
другой части № 4-го эскадрона, то им удалось прор- 
ваться в юго-восточном направлении на е. Праска- 
вею. Весь наш обоз, конечно, погиб. 

В полку в этот день был убит лишь один офицер — 
корнет Кушковский и ранен в голову корнет Карпов. 
Тело Кушковскою было вывезено. 

Командир Л'2 2-го эскадрона ротмистр Гейне пи- 
шет: "Артиллеристы, уже накануне державшие себя 



ненадежно, перешли к красным, крича: "Товарищи, 
не стреляйте". Мои гусары таюке сочли этот выход 
из положения наилучшим. Я иыскочил оттуда только 
благодаря тому, что мой вестовой, подавая эше ло- 
шадь, сказал: "Уезжайте, господин ротмистр". Я по- 
скакал к берегу Кумы. Льда не было, только корочка. 
На берегу реки я нашел своих и присоединился к 
ним". 

Наконец, с большим трудом, переправились по на- 
половину разрушенному мосту через главное русло 
Кумы и вышли к селу Орловка и, не останавливаясь, 
пошли в село Архангельское, а оттуда на станцию 
жел. дороги Плакетка. 

Со станции Плакетка мы перешли в Стародубовку 
и заночевали, а штаб отряда перешел на станцию 
Маслов Кут. 

Отход по камышам возможен был только небольши- 
ми группами, и красные не преследовали 

13 января в с. Воронцово-Александровское подош- 
ли и другие части, оторвавшиеся от полка. Пришел 
ротмистр Янов с частью людей его Л^° 3-го эскадрона, 
присоединился взвод № 1-го эскадрона с корнетом 
Позерн. В № 1-м эскадроне осталось лишь 36 гусар, 
остальные или разошлись по домам, или перешли к 
красным. 

Весь полк тотчас-же был сведен в два эскадрона: 
№ 1-й составлен и,з остатков 1-го, 4-го и 6-го эскад- 
ронов, а 2-й — из 2-го, 3-го п 6-го. Офицерский со- 
став почти не изменился — был убпт один корнет 
]{ушковский. Ко>1андуюш,ий полком, все штаб-офицеры, 
шесть ротмистров, эскадронных командиров, 21обер- 
офицеров, 36 унтер-офицеров и до 300 гусар теперь 
составили дпвпзпон, приведенный в полный порядок 
и уже "16-го января попытки красных наступать со 
стороны Святого Креста Александрийцами успешно 
ликвидированы, а 19-го у;ке высланы разъезды — ло- 
вили дезертиров" (Дневщпг прапорщика Гринченко). 

О каком-же пленении "целиком Александрийского 



гусарского полка" повествует "Сборник докузиштов" 
советской армии? 

Позлее, уже в феврале того-же года, полк, снова в 
шестнэскадронном составе, расположенный в казар- 
мах Апшеронского пехотного полка в Владикавказе, 
принимает участие в усмирении восстания кермели- 
стов, местных большевиков осетин. 

5-го марта командование решило оставить Влади- 
кавказ без боя и все понимали, что другого выхода 
не было, как отходить по Военно-Грузинской дороге в 
Грузию. Так и случилось. 

Привожу выписку из "Записок" ротмистра Аваки- 
мова: "Своим гусарам мы, офицеры, объявили, что 
уходим в Грузию. Кто хочет идти с нами — пусть 
идет, кто не хочет — мозкет идти на все четыре сто- 
роны. Многие гусары ушли, но все-таки от полка у 
нас осталось человек 400, считая и всех офицеров. 
Офицеры не бывшие на командных должностях стали 
в ряды эскадронов". 

Далее — Грузия, лагерь у г. Поти, а 10 апреля 
того-же года Александрийский дивизион уже был по- 
гружен на французский транспорт "Дедерер-Сандор" 
и 11-го вечером пришел в Феодосию и вновь влился 
для дальнейшей борьбы в ряды Добровольческой ао- 
мии. 

Где-л{е иленение полка? И мозкно-ли назвать доб- 
ровольно перешедших па сторону противника и дезер- 
тиров взятыми в плен ? Я не стал-бы возра- 
жать, если-бы в "Сборнике документов" было-бы ска- 
зано, что красная конница Буденного разбила Алек- 
сандрийский гусарский полк, по, повторяю, фраза — 
"полк целиком был взят в плен" — не только не- 
правда, но и несторожный вымысел. 

Буду признателен, если эту заметку мою перепеча- 
тают другие журналы. 

Александрийского гусарского полка 

Полковник Топорков 



ВОСПОМИНАНИЯ СТАРОГО КАВАЛЕРИСТА 



По просьбе моих многих друзей постараюсь напи- 
сать несколько воспоминаний из моей долгой полко- 
вой и спортивной жизни. 

Много лет прошло с того време1П1, о конором я буду 
писать, и поэтому прошу моих читателей отнестись 
снисходительно к возможным неточностям и даже не- 
гольным ошибкам в хронологии моих Босноминаннй. 

Начну с дальних времен, когда я был кадетом, а 
потом юнкером Николаевского Кавалерийского Учи- 
лища. 

Уже с малых лет у меня было какое-то особое обо- 
жание к лошадям и, когда мне приходилось близко 
видеть скаковых лошадей и их ездоков, меня охваты- 
вало неописуемое волнение и восхищение. 

Я ездил, сколько мог, смотреть скачки и имел не- 
ожиданное счасть? и честь быть представленным 
штабс-ротмистру 39 драгунского Нарвского полка 



(ныне 13-го гусарского Нарвского) барону Ренне, 
блестящему ездоку и владельцу знаменитого стиплера 
"Веракса", серого жеребца Яновского Государствен- 
ного завода. 

В этот достопамятный для меня день барон Ренне 
повел меня к себе на конюшню, чтобы показать своих 
лошадей, в том числе, конечно, Веракса. 

Мы вошли в конюшню. Шла уборка, и, когда мы по- 
дошли к деннику Веракса и я его увидел тут-же 
близко, непреодолимое чувство волнения и оболсапия 
схватило меня. 

Барон Рещне это заметил и, пололап; руку на мое 
плечо, сказал: "Войдите, он спокойный и умный, вы 
меняете его погладить". 

Я вошел п с восторгом стал его гладить. Беракс 
повернул свою голову и стал нюхать мое плечо, а по- 
том моэ лицо. Я обнял его морду и стал ее целовать. 



— 17 — 



я был в восторге. Первый раз в моей жизни я имел 
честь п счастье погладпгь п даже поцеловать такой, 
казалось, недостягаеыын лредмет зюпх мечтаний. 

Весь вечер я о нем думал п т: мечтаниях видел себя 
гордым, верхом, на скаковой лошади. 

Теперь прошло много, много лет, но я ничего не за- 
был пз этих моих переживаний, оставивших след на 
гсей моей долгой скаковой жизни. 

Я знаю, что многие меня не поймут, но я также 
8паю, что многие истые любители лошади не только 
меня поймут, но п вспомнят свои такие-же пережива- 
ния в счастливые годы своей молодости. 

Приблизительно через год после этого я поехал в 
Царское на скачки. Я был юнкером. Было воскресе- 
нье. Большой стипль-чез, на котроый были записаны 
лучшие стиплера и наши лупппе ездоки-охотники и, 
конечно, барон Ренне на Вераксе. 

С волнением я смотрел, как эти чудньве лошади п 
11Х ездоки прокентпровали мпмо меня на старт на ту 
сторону круга. 

Гтартер опустил флаг. "Пошел", — п скачка на- 
чалась сначала тесной группой, разбираясь в местах, 
затем посл!е поворота они вышли на прямую большо- 
го стипль-чеза. 

Каменная стенка. Ренне шел с правой стороны. 
Чудный прыжок... Ирландский банкет... Все как-бы 



насторожились, немного сбавив пэс. Прылсок наверх, 
прыжок вниз. Веракс все с правой стороны, но, ввиду 
близости поворота, Ренне берет немного влево ближе 
к веревке... Косая канава... Лошади по веревке пры- 
гают. 

На мгновенье я теряю из вида Веракса. Где он? В 
волненпп я вижу и чувствую, что что-то ужасное про- 
изошло... Беракс падает. Ренне падает рядом с ним 
в траву, но сейчас-зке вскакивает и кидается к Ве- 
раксу. 

В одно мгновение он с ужасом угадывает все не- 
счастье... Веракс лежит без двпжеппя с согнутой 
шеей, уткнув морду в край канапы... Он мертвый. 

Бедный Ренне, как-бы не веря глазам, наклоняет- 
ся над ним, садится около него, гладит 'его, и вдруг 
1[рячет свое липо с гриву и я вижу плачет, П1)одол- 
лсая ласкать рукою своего верного, дорогого друга, на- 
всегда покинувшего его. 

Как в тумане, со слезами на глазах, я скорее по- 
дпел на вокзал, :ел в поезд и с горем в сердце поехал 
домой. 

я вам написал о Вераксе и о барои? Ренне. Это 
было давно, давно, .но след этих моих переживаппй 
остался во мне на всю мою жизнь. 

Эрик Гримм 



СПОРТИВНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ 



Стоверстные пробеги, обычно, показывают сп.ту и 
стойкость лошади, а равно и тренировку ездока. Осен- 
ний стоверстный пробег, на юге Россип, в 1903 году, 
ь страшную грязь п непогоду, выиграл Кубанского 
Казачьего Войска есаул фон-Озаровскнй, на чисто- 
кровном, но мало-классном жеребце "Вига-Бревис", 
очень тягучем. Пробег этот он выиграл, придя к стол- 
бу чуть-лп не шагом. "Вита-Бревпс" был куплен Го- 
сударственным коннозаводством или-же обменен на 
чистокровную кобылу "Эсфирь". Еще раньше, дваж- 
ды выиграл этот трудный пробег Н. А. Лисаневич на 
"Русалке" и "Здене, нов 1910-11 году его выиг- 
рал, на чистокровпом "Коньяке", корнет лейб-гвар- 
дии Уланского Ее Ве.1пчества полка Д. Малама. Внос- 
ледствии, он погиб в конной атаке, в Гражданскую 
войну, на юге России. 

В моем письме в редакцию вкрались две ошибки: 
"Тарок", а не "Терек" и "Май-Хоп, а не "Ай-Хоп". 
Кстати, эту лошадь посоветовал Гурию Панаеву ку- 
пить Э. И. Гримм и он-же, после выигрыша Гурием 
Панаевым РЬшераторского приза в Красном Селе, тре- 
нировал в напрыгпвал лошадей Панаевых на Коло- 
мяжском ипподроме, для скачек 19М года. Война 
смешала все карты. Гурий Панаев спешно отбыл с 
лошадью в свой полк (Ахтырскпй гусарский), на 
ъ-ойну, где вскоре-же и погиб героем. 

Припоминается случай, когда гвардейской конной 
артиллерии полковник фон-Гилленшмидт выиграл в 



П.мператорскнй приз в Красном Селе, на чпстокровпой 
кобыле "Эфиопиан" и большой стипль-чез там-же, 
проскакав один, ибо все его боялись и отказались с 
н'им соперничать. Такой-лсе случай произошел с кон- 
110-гренадером ротмистром Ершовым. После этого его 
кровный жеребец "Герцог Альба" был несколько лет 
непобедим на стппль-чезах в Коломягах. 

Недавно скончавшийся в Париже А. А. Губпн, то- 
гда штабс-ротмистр, был вторым на Императорской 
скачке, на кобыле "Карнаквале". В Поставах, во вре- 
мя проездок .тпшадей, он давал мне ее иногда, па про- 
ездку, и я прыгал на ней. Эти проездки следовали 
между парфорсньпш охотами и являлись отдыхом как 
офицерам, так и лошадям. 

В лейб-гвардии Кирасирском Ее Величества полку 
отличался, особенно по гладким скачкам, которые 
труднее всех других видов, штабс-ротмистр Соколов. 
Не нужно забывать, что на гладкой скачке от ездока 
требуется понимание резвости скачки (пейса), а от 
лошади — напряжение всех сил на фиппше. В Харби- 
не, Соколов организовал скачки на "монголках", за 
покупкой которых он сам ездил в Монголию. После 
революции, он уехал в Америку. 

Вспоминаю два трудных стипль-чеза, выигранных 
Э. И. Грпммом. Я сам был очевидцем второго. Па 
"Габданке", принадлежавшем папу Гпопнскому. вла- 
дельцу чистокровного завода в Гродненской губернии, и 
1909 г., на "Тароке", завода Вел. Кн. Николая Ни- 



18 — 



колаевича. Прекрасный ездок Э. И. Гримм, в Михай- 
ловском манерке, выиграл много сгипль-чезов. Особен- 
но удачны были его выступления на вороной кобыле 
завода Еатеринича, "Княгине", принадлежавшей кон- 
но-гренадеру К. Скуратову. 18 лет от роду, она выдер- 
жала всю Великую войну, питаясь, нередко сухой со- 
ломой. Она была очень трудна в езде и скакала удач- 
но не под всеми ездоками. Одназкды, в Михайловском 
ыанеже, она разнервничалась, рассердилась и, в^хесто 
карьера, прыгнула в паддок, через входные ворота, вы- 
шиной больше 21/2 аршина! Видимо, всадник и она 
не поняли друг-друга. Бывает!!! 

Из старшего поколения ездоков, следует упомянуть: 
лейб-гусара Павлова, Вулатовпча (впоследствии ушед- 
шего в монастырь, на Афон), Маркозова, нарвских 
драгун барона Ренэ, князя Чавчавадзе, Ростовцева и 
других. Скаковая джентльменская конюшня Нарвско- 
го полка славилась такими "кракаяи", как "Веракс", 
"Обертынь", "Трокадеро" и др. Был я очевидцем, 
как, на гладкой скачке, в Коломягах, разбился пан 
Гноинскпй на "Трптоныче", принадлежавшем одному 
из трех братьев Екнмовых, прозванных в своем Кар- 
гопольско51 полку "цептаврами", за исключительную 
любовь к лошади и езду. 

Я уже вкратце упоминал о Л. А. Бобошко, полков- 
нике лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка и 
известном спортсмене. Мы с ним окончили в 1900 го- 
ду Киевский кадетский корпус в одном отделении, но 
затем дороги паши разошлись. Он блестяш,е, с зане- 
сением на мраморную доску, окончил Николаевское 
кавалерийское училпш,е. Е1го отец был крупнейшпй 
помещик степных губерний юга России и имел завод 
чистокровных лошадей, где Лева с детства привык 
изучать и любить лошадь и конский спорт. Лошади их 
завода получали отличное чисто-степное воспитание, 
резвясь на целинных землях и, порою, встречаясь с 
волками, следы когтей и зубов которых оставались на 
конских крупах. Лошади эти приходили на скачки не 
вполне готовыми, но вскоре приобретали форму и одна 
за другой проходили все семь групп, попадая зача- 
стую в высшую категорию, "вне групп". Большей ча- 
стью, это были сильные, могучие жеребцы. Перед вой- 
ной, конюшня Бобошко по сумме выигрыша, стояла 
третьей, после Лазарева и Манташева. В 1913 году, 
Лева первым окончил Офицерскую Кавалерийскую 
Школу и лишь война помешала дальнейшим успехам 
на "турфе" этого любите.чя, знатока и фанатика спор- 
та. Дальше была эмиграция и работа в скаковых ко- 



нюшнях Венгрии и Греции, где, конечно, знали Л. А. 
Бобошко, по скаковым журналам. 

Я постараюсь по памяги вкратце проследить его 
9-легнюю скаковую карьеру. Заранее прошу меня из- 
винить за неточности, прошло свыше сорока лет... 
Благодаря своему весу, Л. А. Бобошко участвовал, 
главным образом, в военных и джентльменских скач- 
ках с препятствиями и пробегах. В 1908 году он 
выиграл Окружную скачку Петербургского Военного 
Округа и Императорский приз в Красном Селе, на 
гпедом зкеребце "Габданк" завода Гноинского. Имея 
па обоих ногах "брокдауны", ;керебец берег перед- 
ние ноги и прыгал не как другие лошади, опускаясь 
после прыжка на землю сразу на все четыре ноги, а, 
опираясь больше на задние (умная лошадь). Прыгал 
он всегда удачно. В день празднования столетнего 
юбилея полка, .Зева выиграл полковую скачку на ко- 
не своего однополчанина Ильенко. В 1908 году, он 
выиграл стоверстный пробег (Приз Михайловского 
манелса) на жеребце завода своего отца "Фанданго", 
на котором он уже в 1905 году выиграл в Краспом 
Селе окрузкную скачку. В том-же, кажется, году, 
на брате "Фанданго" — "Динамите" он выиграл сто- 
верстный пробег и на другой день трехверстную глад- 
кую скачку. Вторым пришел его однополчанин Сма- 
гин. Участники растянулись почти на версту. Еще 
раз он выиграл окружную скачку в Красном Селе и 
Императорский приз на "Кейстуте". В 1909 году, на 
стоверстном пробеге, был вторым на "Динамите". В 
этом году, Л. А. Бобошко был на первом месте по чис- 
лу выигранных на Коломяжском ипподро-ме ткачек, 
используя 4-месячный отпуск за окошшние Акаде- 
мии Генерального Штаба и проведя его полностью на 
Епподроме п заводе отца. 

На Всероссийской выставке в Харькове, в 1903 
году, лошади его завода по.тучпли призы, а на тако- 
вой-ЖР в 1912 году, в Киеве, первый приз был при- 
сужден лсеребцу его завида "Минин". Не только лю- 
дей, но и лошадей постигают превратности судьбы. 
Будучи в Северо-Западпой армии, .Тева увидел свою 
первую строевую лошадь, кобылу "Тамара", покорно 
влачившую тележку зелевьпц1ча. В 1911 году, уже 
хромой, старик "Динамит" получил первый приз на 
выставке в Ростове. Ныне, .1. А. Бобошко живет с 
семьей в Америке, делясь воспоминаниями славного 
прошлого в письмах со ^гаою и Э. И. Гриммом. 

Ж. Гавликовстй 



Китайцы пол-столетия тому назад 



Один мой приятель спросил меня; отчеп! ты не на- 
пишешь о китайцах, ведь ты два года провел в Ман- 
члсурии? — Да, что-же о них писать? — Да, что хо- 
чешь, ведь никто о них не пишет, а это интересно. 
— Ну, так и быть, напишу и назову. "Китайцы пол-сто- 
летпя тому назад". 

Надо предварительно сказать, что в августе 1903 



года я был выпущен подпоручиком из Константинов- 
ского артиллерийского училища в одну из артилле- 
рийских бригад Х-го Армейского корпуса. В сентя- 
бре я прибыл к месту своего служения. Настроение 
было совершенно мирное и никто о войне не говорил. 
Но в январе 1904 года японцы внезапно напали на 
Порт-Артурскую эскадру и вспыхнула война. В апре- 



— 19 



ле была объявлена мобилизация, а в ма.е весь X Ар- 
мейский корпус был отправлен на Дальний Восток. 

Громадный воинский эшелон в 45 вагонов п плат- 
форм поднял всю батарею (8 орудий и 12 зарядных 
ящиков со всеми упряжками и орудийной прислугой). 
Невместившпйся обоз и остальные солдаты ехали в 
дополнительном эшелоне. 

Весь этот путь мы проделали в течение 30 суток, 
сделав за это время 2-3 дневки. А, ведь, это' расстоя- 
ние было около 10.000 в. 

С китайцами мы встретились только переплыв на 
пароходе Байкал. На пароход вкатился полностью 
весь наш эшелон, людей поместили на палубе. В те 
ьремена китайцы, как рабочие, на западную сторону 
Байкальского озера не допускались. 

Переплыв Байкал, мы сразу увидели большие груи- 
пы китайцев, работающих на ж.-дорожных путях. 

Первое впечатление было такое, что все они одина- 
ковые, как муравьи в муравейнике. Все в синих ру- 
бахах, блузах и штанах (недаром Китай называют 
"Небесной Империей"). Все с косами, но их волосы 
по своей жесткости напоминают конские хвосты, все 
;келтолицые и косоглазые. Просто на удивление, как 
они различают друг друга? 

Наши солдаты очень быстро ознакомились с китай- 
цами и сразу усвоили то, что неприятно китайцам, а 
именно: показывать им мизинец, обращенный к зем- 
ле и говорить "пухао", это означает — маленький, 
ничтожный, на сжатый кулак одной руки наложить 
сверху ладонь другой и, обратив обе руки ногтями 
вниз, показать китайцу, это изображение отдаленно на- 
поминает черепаху, по-китайски "вамба", у них это 
эмблема смерти. На больших кладбищах можно ви- 
деть на могилах памятники, изваянные из камня, они 
представляют из себя черепаху, а на ее спине постав- 
лена вертикально каменная доска с китайской над- 
писью. И, наконеп, подняв указательный и средний 
пальцы вверх и прппсав остальные к ладони, изобра- 
жать голову зайца с подвижными ушами. Заяц по-ки- 
тайски "тхуза" — эмблема трусости и слабости. Все 
эти жесты солдаты очень быстро изучили и показыва- 
ли их китайцам, что вызывало с их стороны неудо- 
вольствие, ругательство и даже плевки. А солдаты, 
повидимому, были довольны, что они уже могут изъ- 
ясняться по-китайски. 

Конечный пункт нашего путешествия был Ляо-Ян. 
Неприятно он нас встретил... Тропической жарой и не- 
вылазною грязью размытой ливнями лесной, желто- 
зеленой почвы. 

Для нашего бивуака нам была указана на окраине 
города довольно грязная площадка и на ней мы поста- 
вили свой орудийный парк, разбили коновязи и поста- 
вили палатки. С большою благодарностью пришлось 
вспомнить наше Управление бригады, заранее оза- 
ботившееся приобретением походных кроватей систе- 
мы Гинтера для всех гфпцеров бригады. Не будь кро- 
ватей, пришлось-бы спать прямо на соломе, положен- 
ной на грязь. 

Утром я был разбу;кеп каким-то чисто ослиным 



храпом, отчасти напоминающим русские слова па- 
леба". Выскочив из палатки, я увидел китайца с боль- 
шою корзиною хлеба за плечами. Это был булочник, 
предлагавший свой товар. Я послал депьпщка за де- 
журным по батарее п распорядился, чтобы ни одного 
китайца не допускали в расположение бивуака. В это 
время уже были слухи, что японцы под видом китай- 
цев оставляют в тылу русской армии шпионов. 

На другой день было получено распоряжение о на- 
1пем выступлении вместе с 1-й бригадой нашей ди- 
визии. Та-же жара и грязь. Двигаться было трудно, 
;'есколько лошадей пало от солнечных ударов. По до- 
роге нам встретился небольшой холм. Для облегчения 
подъема на него китайцами была сделана в нем вы- 
емка, ог ливней, с боков туда стекала вода и дорога 
к выемке превратилась в болото. Чтобы преодолеть 
этот перевал, пришлось оставить только одну коренную 
запряжку, а к дышловому крюку привязать коновяз- 
ный канат, за его другой конец, по верхнему краю 
];ыемкп его тянула целая рота солдат, составивших 
свои ружья в козлы. Так орудие за орудием, ящик за 
ящиком мы преодолели этот перевал. По-китайски он 
называ.тся Вамбатайский (по-китайски "вамба" — 
черепа.ха). 

Несколько дней мы простояли "бивуаком. Жара бы- 
ла все-же значительна и многие из офицеров приоб- 
рели себе китайские красные зонтики для предохра- 
нения от солнца, материя была пропитана бобовым 
маслом против дождя. 

В предвиденьи сильной л;ары в Манчжурии, по'гги 
все офицеры заказали себе еще в России фуражки из 
люфы с красрымп назатыльниками, но после первого 
дождя они превратили в ощетинившихся елсей и их 
пришлось выбросить. 

По общепринятому мнению китайский язык счи- 
пался очень трудным. За все двухлетнее пребывание 
в .Манчжурии никто не освоился с этим языком. Хоть 
мне и говорили, что один солдат, шустрый еврейчик, 
мог разговаривать с китайцами по-китайски, но мне 
с этим доморощенным лингвистом встречаться не при- 
:;однлось. Но на практике люди всегда легче выходят 
из затруднения. И на всеобщее удивление в обиходе 
появился какой-го новый язык, в который вон1ли слова 
не существующие ли в русском, ни в китайском язы- 
ках. Но их все-же хорошо понимали и русские, и ки- 
тайцы, и на этом диалекте могли кое-как объясняп.ся. 
Как пример могу привести: машинка и сопи-сопи — 
первое означало обманьщпк, а второе — умер. 

В пути в Манчжурию всем г.г. офицерам были вы- 
даны кнпжки-справочники, издание Института Восточ- 
ных Языков. В этих книжках по-русски были состав- 
лены нужнейшие фразы для обихода, а напротив но- 
русски-же написано, как они произносятся по-китай- 
ски. К сожалению, китайский язык, как и все восточ- 
ные, гортанного произношения, кроме того имеет боль- 
шое значение п степень тональности. Напр.: "лотуза" 
означает человек, а "лотууза" — старик, почтенный 
человек. На этой почве быти большие недоразумения 
и был даже забавный анекдот. 



20 — 



Прибыл в штаб дивизии юный генштабист, ему 
сразу было поручено проехать по указанному вайону 
и нанести на карту 10 в., недостающие в ней селе- 
ния. Как пособие, ему дали справочную книзкку. 

Встретив на пути селение не нанесннное на кар- 
ту, он обратился к первому встречному китайцу с 
кпизкпым вопросом, как называется эта деревня. По- 
китайски это звучит "'чега пуза шемомниза", на что 
тот быстро и уверенно ответил "бутундия". Геншта- 
бист записал это название. И тут-лее нашел в книлс- 
ке следующую фразу, как называется та деревня: 
"Чего пуза нага минза" и указал китайцу на следу- 
ющее блпз-лежащее селение, на что китаец с уве- 
ренностью ответил: "б}тундия". Странное дело, ■ — 
подумал генштабист и записал на планшете бутун- 



дия № 2. В дальнейшем ему попадались более по- 
нятливые китайцы и на его вопрос давали разные 
названия деревень, что он и записывал у себя на 
планшете. 

В конечном результате, приехав в штаб, геншта- 
бист передал начальнику штаба свой планшет. На 
кем значились селения: Бутундия № 1, Бутундия 
.№ 2 и Бутундия № 3. Начальник, штаба, просмот- 
рев планшет, только покачал головой и сказал: "Эх, 
вы бутундия". Раскрыв справочную книжку па той 
странице, где черным по белому, против китайского 
слова "бутундия", было напечатано "не понимаю", 
он показал ее сконфуженному генштабисту. 

А. В. Л. 



Страницы из книги войны 1914 — 1919 гг. 

КАК МЕНЯ ХОТЕЛИ ОТДАТЬ ПОД СУД 



Все нижеописанное происходило в Галиции, в 
Карпатах. Мы прошли Львов, осаждали Перемышль. 
Затем осада перешла в другие руки, а нас направи- 
ли к реке Санок. Во время этого движ1ения, я полу- 
чил приказание, с 4-мя орудиями 1-ой батареи 60-ой 
артиллерийской бригады, в которой я состоял стар- 
шим офицером, оказать поддержку соседнему участку, 
где наша пехота задержалась перед окопами против- 
ника. Я должен был поступить в распоряжение к-ра 
полка этого участка. Прибыв с рассветом, я явился 
к-ру полка получить от него сведения о расположении 
противника и о наших силах. 

Это был период войны, 1шгда наша артиллерия 
■снабжалась самым ограниченным количеством снаря- 
дов. Я имел в своем распоряжении всего 20 снарядов 
НЕ 4 орудия и получил приказ их расходовать только 
в крайнем случае. Делая вывод отсюда, было ясно, что 
моя помощь пехоте сводилась к нулю. Но приказ — 
приказом. Я выбрал наблюдательный пункт и поста- 
вил батарею совсем близко, из предосторожности. С 
наблюдательного пункта, я увидел местносгъ понижа- 
^:^щуюся от меня, с повышением к окопам противни- 
ка, которые были перед деревней и имели ходы со- 
общения, идущие к деревне. Окон прямо предо мной 
мне казался странным. Окоп имел левую часть отде- 
ленную от правой перемычкой. Слева — сидели авст- 
рийцы, я их видел, справа — я не видел никого, но 
там окоп спускался к домику, в котором по словам 
к-ра полка, была наша застава. Я наблюдал и заме- 
тил, что австрийцы по ходам сообщения редко, по од- 
ном}', из деревни заполняют левый окоп. Я сейчас-же 
по телефону доложил об этом к-ру полка. Ответом бы- 
ло, что они видят противника, что в домике впереди 
сидит с заставой прапорщик, который донесет, если 
'ло будет важное. 

К 12 час. дня австрийский окоп был полон. Я на- 
нравил батарею на перемычку окопа, которая делила 
окоп на две части ; взяв дистанцию и направление по 



карте, я снова доложил к-ру полка, что надо ждать 
атаки австрийцев из этого окопа. К-р полка возразил, 
что нич)его этого нет, я волнуюсь напрасно. Меня ох- 
ьатила досада, за недоверие, и тревога за батарею. Я 
приказал ей быть готовой к огню. 

Прошло 12 час. дня п я внезапно увидел, что авст- 
рийцы выскакивают из этого окопа на перемычку, от- 
деляюш;ую их окон от продолж|ения его в нашу сторо- 
ну, и, стоя во весь рост, стреляют в правую половину 
окопа. Я понял, что там наши. Спешно дололшл к-ру 
полка, но распоряжения никакого не получил. В ото 
время замечаю, что из правой части окопа появляют- 
ся по одиночке наши пехотинцы, бросают винтовки и 
бегут мпмо австрийцев в их окоп. Сомнения не было 
— наша пехота сдавалась, т. к. попала под фланго- 
вый огонь и не могла сопротивляться. 

Я думал: австрийцы потом бросятся по нашему 
скопу, возьмут в плен заставу, потом штаб полка и 
над батареей повиснет угроза уничтолсения. Надо бы- 
ло на что-то решиться: пли снять батарею с позиции 
и отойти, или стрелять. 

Я скомандовал: — 1 орудие гранатой огонь! — С 
сердечным трепетом я ждал разрыва. Первая грана- 
та разорвалась на перемыч»?, разделив австрийцев 
от сдающихся в плен наших. Присутствие батареи на 
э':ом участке было так неолшданно для австрийцев, 
что они не попьиались повторять свой маневр, и сда- 
ча в плен прекратилась. Я послал 2-ю гранату, сделав 
поворот в сторону австрийского окопа. 2-я граната 
разорвалась в австрийском окопе, где началась па- 
ппка, и австрийцы стали по ходам сообщения убегать 
и деревню, и их окоп опустел. После 2-ой гранагы те- 
лефон к-ра полка: — прекратить огонь, стреляете по 
своим, я отдам к-ра батареи под суд. 

На это реплику отвечаю: — ваша пехота, на мопх 
глазах, сдавалась в плен, п была угроза штабу полка 
и батарее. Я стрелял, ибо это был мой долг. На мои 
неоднократные предупреждения Вы никак не реаги- 



— 21 



ровалп, оказывая недоверие моим наблюдениям. Я го- 
тов отвечать на суде. — На участке все стихло, до 
сумерек, и ночью было полная тишина. 

Телефон: — К-ра батареи к к-ру полка. Вызывая 
к(Ля, я еду в пиаб полка. Являюсь к-ру полка и до- 
кладываю обо всем происшедшем. К-р полка был со- 
вершепно растерян п извинялся передо •мной. Его 
прапорщик в заставе ничего не знал п не видал. К-р 
1'олка просил меня остаться у него до рассвета. С 
рассветом он вызвал разведчиков и предложил мне с 
ним идти на разведку, за ними. Разведчики шли впе- 
реди, а мы сзади, по сопершенно открытому месту. 
Был туман. Мы шли к окопу, в котором все происхо- 
дило. Со стороны австрийцев ни одного выстрела. Раз- 
гсдчики уже прошли окоп и входили Б деревню. Мы 
с к-ром полка подошли к месту взрыва 1-оГ1 гранаты. 
Оказалось правдой то, что окоп делился перемычкой 
на ДВР части, и в одпой сидели австрийцы, а в другой 
наган. Около воронки справа п слева были убитые 
австрийцы. В нашем окопе тела наших солдат, а в ав- 
стрийском тела австрийцев и несколько убгггых на- 
ших солдат. Последние были из тех, которые сдались 
в плен п не успели убежать в тыл. 

В части нашего окопа были убитые австрийцами, 



когда они взяли окоп под фланговый огонь. При ос- 
мотре окопов оказалось, что моя стрельба была дейст- 
вительно по противнику, и несчастие нескольких на- 
ших солдат, что они сдавшись в плен, не удалились 
сейчас-же в деревню. После осмотра окопа, к-р полка 
г нова меня благодарил, жал руку, был рад и смущен. 
Разведчики были уже в деревне, и мы входили в нее. 
Вдруг из домов выскочило несколько австрийцев и 
стали стрелять в нас. Разведчики открыли огонь и те 
подняли руки, бросив оружие. 

Оказалось австрийцы еще ночью оставили окопы и 
деревню. Т. к. появление батареи против них било 
толпой для них неожиданностью, то они наверно ре- 
шили, что с рассветом, батарея откроет огонь ура- 
ганный и Русская пехота пх атакует. Не имея при 
слюе батареи, они решили оставить позицию и отойти. 

Моя задача была выполнена, и я, сняв батарею, с 
18-ю оставшимися снарядами при шей, присоединился 
к своей батарее, которая все двигалась вперед па Са- 
1'ок. Мое счастье, что обстоятельства позволили мне 
доказать наглядно свою правоту и подтвердить, что 
П11тиллеристы умели наблюдать и проявляли ипицпа- 
тину, когда это требовалось. 

Капитан .У. А. Беляев 



ОБЗОР ВОЕННОЙ ПЕЧАТИ 



ГБ. ПО.ШОВНИК Е. .1. ЯНКОВСКИП — '-А.ЗЕК- 

САНДРОВЕЦ". ВОСПОМИНАНИЯ ПОРТ^ТГЕИ- 

ЮНКЕРА 1905—1007 ГГ. (Чикаго 1958 г.) 

Воспоминания Е. Л. Янковского относятся к одной 
из наиболее насыщенных эпох жизни нашей Родины 
и, в частпости, ее первопрестольной столицы — Моск- 
вы. Особенно памятен 1905 год, когда, после Русско- 
Японской войны, революционно настроенные элементы 
пытались подорвать вековые устои Русской монархии. 
В Москве, как в одном из культурнейших центров 
России, было немало средних и высших учебных за- 
ведеппй, и вся эта молодежь была, в большей пли 
меньшей степени, заражена революционными идеями. 
Вопнскпе части затронул,! были сравнительно мало, 
по, как оазисы среди пустыни, остались непоколеби- 
мыми два военные училпща — Александровское и 
Алексеевское и три кадетских корпуса. Инцидент с 
юнкером М., о котором автор упоминает в своих вос- 
поминаниях, является единственным темным пятном 
на безупречно белом поле воинской чести. 

Автор, в нескольких местах, отмечает особенности 
вопнского воспптания в Александровском военном 
училище. Без излишней муштры и цука. внушали' 
будущтпт офицерам сознание их долга перед Царем и 
Родиной. Дпсппплппа в училище было строгая, но 
справедливая. Ни один проступок не проходил безна- 
казанным, но никто из юнкеров не мог пожаловаться 
на превышение власти, со стороны училищного на- 
чальства. Вопрос преподавания различных наук был 



ииставлен на исключительную высоту, что автпр от- 
мечает и подчеркивает. 

Строевая подготовка находилась в руках полко1;нп- 
ка Омельяновича, замечательного психолога п опыт- 
ного педагога. До сих пор, звучит в ушах его люби- 
мое выражение: "не смущайтесь, господа юнкера, лпшь 
было бы лгелание, уменье само придет..." Его спо- 
койное, без всяких вспышек, ровное отношение к юн- 
керам готпоиировало в такой степепи, ото вся!;пй 
промах, всякая оплошность заставляла юнкера крас- 
неть от стыда и от сознания своей неловкости. .1нхая 
]:ыправкя юнкеров Александровцев обращала па се- 
бя всеобщее внимание и, конечно, каждый юпгсер 
юрдился своими белыми погонами с инициалами Дер- 
;'савного Шефа. 

Некоторые картины из внутренней жизни У'шлища 
переданы автором настолько красочно и живо, что 
читатель, без всякого труда, легко их себе представ- 
ляет. Как редко кто, писатель несколькими яркими 
1ит1шхами умеет показать все. Ничего не выдтаано. 
Ничто не притянуто. Е. Л. Янковский описывает все 
так, как оно было в действительности, без всяких при- 
крас. Его труд, безусловно, является ценным вкладом 
в пашу военную лптературу, незаменимым памятником 
славного прошлого и нужно пожалеть, что он издан 
только в небо.тьшом количестве экземпляров, на ро- 
таторе. От всей души, желаем ему самого широкого 
распространения. Его, с одинаковым интересом, про- 
чтут и старые, и молодые. 

В. Скряб/т 



М. КАРАТЕВВ — ЯРЛЫК ВЕЛИКОГО ХАНА. 

Буэнос-Айрес, 1958 г. 



Признаюсь откровенно, я начал читать роман "Яр- 
лык Великого Хана" с некоторым предубеждением. 
Все время лезла в голову шутливая фраза проф. Клю- 
чевского, сказанная студентам, на одной из лекпий: 
•'Русские исторические романисты, в большинстве 
случаев, плохо знали Русскую историю, за исключе- 
нием одного, графа Салнаса, который ее совершенно 
не знал". 

Что мог написать, в изгнании, русский эмигрант 
без возможностей доступа к архивам, за почти пол- 
ным отсутствием в эмиграции таковых?.. И вот — 
приятное разочарование. 

О большой серьезносхью, я-бы сказал, с большой 
осторожностью, автор переносит нас в Х1У, ХТ века, 
р мало освеш,енную в истории и почти совсем нераз- 
работанную, :!,-пзпь небольших Русских кня;кеств той 
эпохи. Автор пишет, что материал, послуживший для 
палечатания его романа, собирался им "по крупин- 
кам", втечении всей его лшзнп. Читая главу за гла- 
вой! этого романа, как-то, инстинктивно, внутреннго! 
чутьем, чувствуешь, что то, что пишет автор близко- 
близко подходит к настоящей правде, нет странпд, 
при чтении которых прнходилось-бы морщиться, 
чувствуя их фальшь и натянутость. А это, людям 
нашего возраста, часто приходится делать при чте- 
нии многих "исторических" романов, как эмигрант- 
ских, так и выходящих в СССР. 

Читая этот роман, в голову, невольно, приходит 
мысль довольно парадоксальная: не блпже-ли к исто- 
рической правде та, так папываемая, "сусаль)шя 
Русь", чем писания многих историков? Не чувство- 
вали-ли, интуптивно, наши художники Билибин, Вас- 
нецов, Нестеров — НАСТОЯЩУЮ правду сларой Ру- 
си? Много интересного, с этой точки зрения, есть в 
книге Ы. Каратеева (мне удалось проверить несколь- 
ко из сообщаемых ил фактов, п все они блистательно 
псдтве1)днлись). На Руси ХП' и ХУ веков не было 
рабов, не было смертной казни и, переводя на со- 
временный язык, игногне княжества были своеобраз- 
}1ыми "братствами". В короткой заметке нельзя ра- 
ьобрать весь роман, заслуживаюпщй гораздо более глу- 
бокой внутренней оценки, хочется просто поблагода- 



ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВОЕННАЯ БЫЛЬ». 
Поступкли в продажу открытки с изобра- 
жением полковых знаков полков лейб- 
гвардии Измайловского, Егерского, Мо- 
сковского, Санкт-Петербургского, Кира- 
сирского Его Величества и Гвардейского 
Экипажа. На открытках изображены, фо- 
тографическим путем, оба фаса знака. 
Цена — 1 NР. Выписывать из Конторы 
Из.дательства. 



рлть автора за те минуты наслаждения, которые ис- 
пытываешь при чтении его страниц. 

В маленький упрек автору моасно поставить неко- 
торую нагруженность княжескими родословными, кото- 
рые излишне отвлекают вниман1е читателя. 

Б заоючепне хочется высказать пожелание как- 
будто-бы недостижимое; как было-бы хорошо, если- 
бы этот роман "докати.лся" до нашей молодежи, ув- 
/.еченпой чтением всякой иностранной белиберды, 
бульварного характера. 

П. В. 

Почтовый ящик 

в "ВОЕННОЙ БЫЛИ" (№ 40 — январь 1960 г.) 
помещена статья "Вой Финляндских стрелков 19 сен- 
тября 1914 г.", в которой сказано, что генерал 
Стельнппкий был Георгиевским кавалером Русско- 
Эурецкой войны. На самом деле, генерал-майор Сга- 
нислаг, СТЕЛЬНИЦКИП был награжден Орденом 
Святого Георгия 4-й ст. Высочайшим Приказом от 
7 ню.ля 1907 г., за занятие сопки с деревом па р. Ша- 
Х5, в 1904 г., когда он был командиром 11 Сибирско- 
го пехотного Семипалатинского полка. Н. Н. Р. 

Чит'ая литературные произведения авторов не при- 
частных к военной среде, я, поневоле, мирюсь со сло- 
ьом "козырять", применяемым ими к военным, при- 
ветствующим друг друга. Но, мне совершенно непоят- 
по, почему это слово, из лексикона карточных игроков, 
применяется, на страницах эмигрантских В0ЕН1П)1Х 
изданий к выполнению Высочайше утвержденного 
припетстгпя, носившего название — "отдание чести". 
В. Хоромансгий. 



Буду Вам очень благодарен, если Вы исправите 
некоторые досадные опечатки, вкравшиеся в мою ста- 
тно "Ночь после Каутиенского боя", помещенную в 
Л'!; 42 журнала "ВОЕННАЯ БЫЛЬ". 

1) Страд. 6, строка 10 сверху — вместо "исполь- 
поваина.я" — "неиспользованпая". 

2) Стран. 8, строка 15-ая снизу, вместо "развед- 
ку" — "развязку". 

3) Стран. 9, строка 9-ая сверху, между "прика- 
зом" и "сегоднешней" вставить — "после". 

4) Стран. 5, строка 2-ая снизу, не "постепенно", а 
"поспешно". 

Василий Кочубгй 

^. Литературно-пол1ггическ11е тетради 

„ВОЗРОЖДЕНИЕ" 

Независимый орган национальной мысли. 

34 -н год издания. 

Адрес редакции: 

73, ауепие йвз СЬатр5-Е1увёе8, Раг15-8. 



23 — 



Систематический указатель журнала ,, Военная Быль'' 



№№ 1—30 (Продолжение) 



Гренадерский корпус 

О гренадерской форме — № 18, стр. 24. 
Гренадеры под Ллевной — № 28, стр. 1. 

1-й лейо-гренадерский Екатеринославский полк 

Гренадеры — Х» 18, май 1956 г., стр. 1. 

6-й гренадерский Таврический полк 

Гренадеры — № 18, май 1956 г., стр. 1. 

10-й гренадерский Малороссийский полк 

Суворовская страница — № 4, январь 1953 г., 
стр. 40. 

Малороссийские гренадеры — № 7, октябрь 1953 
год, стр. 46. 

10 гренадерский Малороссийский Генерал-фельд- 
маршала Графа Румянцева-Задунайского полк — 
№ 18, май 1956 г., стр. 18. 

Гренадеры — № 18, май 1956 г., стр. 1. 

12-й гренадерский Астраханский полк 

Неизвестный гренадер — № 7, октябрь 1953 г., 
стр. 39. 

Пасхальный караул в (Кремле — № Г8, май 
1956 г., стр. 2. 

13-й лейб-гренадерский Эриванский полк 

Воспоминания участника о боях под Асхабадом 
— № 30, май 1958 г„ стр. 24. 

16-й гренадерский Мингрельский полк 

Из книги «Мингрельские гернадеры» — № 18, 
май 1956 г., стр. 24. 

1-й пехотный Невский полк 

Из воспоминаний о первой Великой войне — 
№ 26, сентябрь 1956 г., стр. 20. 
Почтовый Ящик — № 18, стр. 25. 

2-й пехотный Софийский полк 

Почтовый Ящик — № 18, стр. 25. 

23-й пехотный Низовский полк 

Происшествие в 23-м пехотном Низовском пол- 
ку — № 25, июль 1957 г., стр. 23. 
Почтовый Ящик — № 18, стр. 25. 

57-й пехотный Модлинский полк 

Боевые подвиги 57-го пехотного Модлинского 
Генерал-Адъютанта Корнилова полка — № 13. ап- 
рель 1955 г., стр. 12. 



Еще о модлинцах — № 15, октябрь 1955 г., 
стр. 27. 

Из жизни киевских кадет — № 21, ноябрь 1956 г., 
стр. 21. 

58-й пехотный Прагский полк 

Из жизни киевских кадет — № 21, ноябрь 1956 г., 
стр. 21. 

60-й пехотный Замосцкий полк 

Из жизни киевских кадет — № 21, ноябрь 1956 г., 
стр. 21. 

55-й пехотный Подольский полк 

Из жизни киевских кадет — № 21, ноябрь 1956 г., 
стр. 21. 

56-й пехотный Житомирский полк 

Из жизни киевских кадет — № 21, ноябрь 1956 г., 
стр. 21. 

61-й пехотный Владимирский полк 

Памятник на полях Альминского сражения — 
№ 15, октябрь 1955 г., стр. 27. 

68-й лейб-пехотный Бородинский полк 

Из прошлого Русской армии и флота — - № 12, 
января 1955 г., стр. 24. 

81-й пехотный Атперонский полк 

Почтовый Ящик — № 18, стр. 25. 

97-й пехотный Лифляндский полк 

Царский смотр — № 30. май 1958 г., стр. 23. 
Хроника «ВОЕННОЙ БЫЛИ» — № 30, май 1958 
год. стр. 29. 

269-й пехотный Новоржевский полк 

Сморгонь — № 1, март 1952 г., стр. 35. 

Наступление германцев на Литву и Курляндию в 
1915 г. — № 23, март 1957 г., стр. 21. ' 

Наступление 1-й бригады 68-й пехотно11 дивизии 
и марте 1915 г. — № 28, стр. 21. 

270-й пехотный Гатчинский полк 

Наступление германцев на .Питву и Курляндию в 
1915 г. — № 23, март 1957 г.. стр. 21, ' 

Наступление 1-й бригады 68-й пехотной дивизии 
в марте 1915 г. — № 28. стр. 21. 

Е. Л. Янковский. 

(Продолжение следует). 



ХРОНИКА „ВОЕННОЙ БЫЛИ ' 



из г 

4 



из ГРЕНАДЕРСКОЙ ЛЕТОПИСИ 

В настоящелМ 1960 году, в день 
своего полкового праздника, Св. Апо- 
столов Петра и Павла, 29 июня, 
3 гренадерский Перновский, Короля 
Фридрпха-Впльгельма 1У полк отме- 
тит 2оО-л1-гн1(п юбилей своего осно- 
гання. (Старшинство полка счита- 
ется с 29 июня 1710 г. Пр. по В. В. 
Л!; 111). 

В 1807 г., в войне с Наплле: ном. 
полк получпл георгиевское знамя "Уа пзятие у фран- 
цузов двух знамен, в сраж-ении при Гейзьоерге 29 таи 
и при Фридланде 2 июня". (Высоч. Пр. 31-Х-1807 г.). 
Высочайшим Приказом от 29 ноября 1878 г. при- 
бавлена надпись: "и за взятие Карса 0-Х1-1877 г.". 
За 1812 г. полк получил знаки на шапки во все че- 
1Ы])е батальона, с надписью "За Отличие", за под- 
виги при обратном взятии штурмом г. Вязьмы 22-Х- 
1812 г. (Вые. Пр. 13-1-1813 г.). 

В 1877 г. полк получил 2 георгиевские трубы с 
надписью "За взятие Карса 6 ноября 1877 г." (Вые. 
Пр. З-Х-1878 г.). СооГ)ЩИл .1. Волков. 

СЛУЧАЙ С ГЕНЕРАЛОМ ИВАНОВЫМ 

Во время одного пз ииспекторскпх объездов распо- 
ложения частей 11 Кавалернйской дивизии, Коман- 
дующий Киевским Военным Округом Генерал Н. И- 
Р1ванов производил смотр 12 Донскому Казачьему 
полку, в местечке Радзивиллов. 
, Шло ученье. Генерал Иванов, окрул:енный группой 
генералов и старших офицеров, стоял неподалеку от 
того места, где находились полковые дамы с детьми 
и прочие приглашенные. Около своей матери сильно 
капризничал пятилетний Жоржик Брызгалин, сын 
офицера 12 казачьего полка. Делсурный по полку, 
подъесаул К-в подошел к нему и, чтобы отвлечь вни- 
мание ребенка, стал над ним подтрунивать: "если ты 
будешь продолжать свои капризы и не успокоишься, 
я сейчас-же отведу тебя к этому дедушке". К-в ука- 
зал Жоржику на генерала Иванова, "а оп сердитый 
и страшный". "Я его не боюсь", ответил, падув гу- 
бы, маленький Брызгалин. "Тогда, докажи это и дер- 
пи его за бороду..." 

Мальчик, после короткого колебания, твердо напра- 
вился к группе генералов и, не обращая никакого 
внимания на их оживленный разговор, приблизился 
к генералу Иванову, дотянулся до его длинной бороды 
и весьма энергично дернул ее... Командующий войска- 
ми Округа смолк... Окрушавшие его офицеры, види- 
мо, опешили, но генерал Иванов быстро нашелся. Он 
нагнул голову к Жоржику Брызгалипу и, с улыбкой, 
спокойно сказал ему: "а, тебе нравится моя борода? 
Ну, дерни тогда еще". Мальчик, мгновенно, покрас- 
нел и бросился бегом на^ад к матери, за спиной кото- 
рой немрдлеипо и разревелся. 

Подъесаул К-в, буквально, замер от ужаса, наблю- 
дая- эту сцену. К счастью, никому из старших офице- 



ров не пришло в голову поинтересоваться почему 
пмеппо Жорл;ик дернул Командующего за бороду. 

Сообщил Пеан Сашцкий. 
ПОЧЕТНЫЙ ГРАЖДА1НИН ГОРОДА БРЕСТА 

Вернувшемуся со с1;оим отрядом из Срелиземного 
моря, контр-адмиралу Бирилеву. П1' да.т билета для 
входа в Успенский Собор, на кирищиипо Императора 
Николая II, за неимением сг.общпигп мпта. 

П|1лучпвп1пй пер I т! м :;1и111!1е почетного гралсданп- 
па Ф11а11цу.чског() 1Ы1П|:| Г.рс! га, адмирал Бирилев об- 
рсги.ка. т-гд!. к |||||;ч111\.;г1а1\;у послу в Петербурге, 
с просьбой да1ь ему киачи-лашсть быть в Соборе,' как 
-ингстраниу", по гаучаю прюплтия его в Россию из 
'1'рппцпи. где оп (сскап --ц. четным гралсдапином го- 
1уОда Бреста''. Билет, соответствующий этому званию, 
А. А. Бирилев получил. 

Из носпоминапий В. Н. ^авидовича-Епщинскою 
МЫ С БАРИНОМ... 

Особый лексикон был у наших денщиков и весто- 
1ых: наши сапоги, наш чемодан, наш копь п т. д. 

Говоря про какие-нибудь события, не пначе, как: 
мы с барином или .мы с Их Высокоблагородием, но 
непременно всегда и всюду "мы". Это было трога- 
тельно и показательно, насколько, в действительности, 
ь полку мы близки со своими людьми, деля вместе го- 
ре и радости походной жизни. 

В октябре 1916 года, во время боев на Стоходе, 
убит был мой большой друг, скромный и храбрый офи- 
иер моего эскадрона корнет фон-Брецель 2-й (по- 
смертно награльденный Георгиевским крестом), доб- 
р(|Вольно перешедший в гвардейскую пехоту для по- 
полнения офицерской убыли. 

Тело его привезли в Петроград и отпевали в Измай- 
ловском соборе. ,й'иСе^а^] 

В Петрограде в это иремя лечи.11ся после рапеипя 
штабс-ротмистр К.-^и, встретив около собора .ГеПб- 
Д1)агуна, который обрадованный, увидев своего о41П- 
цера, стал "во фронт". "Ты что здесь делаешь?", по- 
здоровавшись, спросил его штабс-ротмистр. 

"Так что. Ваше Высокоблагородие, вчера мы с ба- 
рином приехать изволили". — А где лее твой барин? 
"Они здесь будут", — указав на собор, сказал день- 
щик. — "их изволят теперь отпевать". 

Д. Д? Вшит 



ОТ РЕДАКЦИИ. 

К настоящему номеру журнала «ВОЕННАЯ 
БЫЛЬ» приложен лист фигурок оловянных 
солдатиков, работы Г. Иванова в Стокгольме 
(см. объявление е № 41 журнала «ВОЕННАЯ 
БЫЛЬ»). 



Ье В1гес(:еиг: М' А. Оиепп§;. 



СБОРНИК ПАМЯТИ 

Ш Ш[ТАи1й1Д КОН[ 

ЦАРСТВЕННОГО ПОЭТА К. Р. 

ИЗДАНИЕ СОВЕТА ОБЩЕ-КАДЕТСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ. 

Предварительная подписка принимается в редакции «ВЕСТНИКА» 
()1, г11€ С11а11ч1оп-Ьа1>ас11е, Раг18-16 . — 

Цена по подписке: зона франка — 20 нов. фр., зона фунта — 1 англ. фунт 10 шил., 
страны заокеанские — 5 америк. дол. 



ПОКУПАЮ 

Роенные книги, полковые знаки, погоны, 
эполеты, принадлежности форм обмунди- 
рования, военные гравюры и литографии, 
листы Висковатова, Пиратского и других. 
Предложения на адрес Издательства 
для № 1. 



МШ1 ШШ1ШШ. ИПРШИ" 

Новая грамофонная пластинка. Хор тру- 
бачей (26 чел.), под управлением А. А. 
Скрябина. Марши: Лейб-гвардии 3 Стрел- 
кового, КонноТрекадерского, Гусарского 
Его Величества, 1 лейб-драгунского 
Московского, 17 драгунск. Нижегород- 
ского, 1 гусар. Сумского, 9 гусар. Киев- 
ского, 14 гусар. Митавского, 15 гусар. 
Украинского полков и Встречный марш 
Военно-Учебных заведений. 

Продается во всех музыкальных магази- 
нах Парижа и в редакции «ВЕСТНИКА». 
Цена — 9 нов. фр. В странах заокеанских 
— 2 ам. дол. 



Журнал «ВОЕННАЯ БЫЛЬ» можно получать: 

Париж — в Конторе журнала — 61, те С11аг- 

йоп-Ьа^^асИе, Раг13 (КЗ") и и Русских 

книжных магазинах. 

Брюссель — у И. Н. Звездкина — 1, СЬет1п 

Оиса1, Тегуигеп. ВгихеИек. 
Лондон — а) у В. В. Барачевского — 23, ЛИег 

Огоуе, Ьопс1оп N. \У. 2, б) у Д. К. 

Краснопольского — 49, Репу\уегп Коай, ' 

Ьопс1оп 5. \У. 5. 
Германия — у И. Н. Горяйнова — НатЬиг^» 

Ро^иии* 42 РовМ'айсппх!. 
Копенгаген — у Г. П. Понсмарева — Вгеи- 

йас1е 53, СорепИа^ые. 
Тунис — у Н. Ф. Гапенбергер — Вои1еуаг11 

дс Р1апс1ге Медппе. 
Италия — у В. Н. Дюкина — У1а Кето1'еп8С I 

86, Воша. 
Сев. Ам. С.Ш. — в Обще-Кадетском Объедн- 
неиим у В. А. Высоцкого 410, К!- 

уегс1с1е Ог1уе Ар. 103 А. Келу-Тогк 25. 
Калифорния — в Обще-Кадетском Объединении 

у Г. А. Куторга — 272, 2 ауепие 5ап- 

Ргапс1ксо 18. 
Канада V Б. Л. Орещкенича — 167, СЫзЬоЬп 

Ауо ТогопШо 13, ОХТ. 
Австралия — а) у В. Ю.Степанова, 57, те Вгисс, 

'>1аптог "(X. 8. \У.); б) у Н. А. Косач, 
16, Уа1п1а1 аус. К!п§'5 Рагк. А(1е1а1(1ео 

5ои111 Аи51га1!а. 
Венецуэла — у К. А. Келльнера — 24, ау. 

5агг1а, Сагасаз. 
Аргентина — у Б. Н. Ряснянского — СЬИ^а- ' 

(1о 2130, Виепоз-АУгез. 



№ 44 



СЕНТЯБРЬ 1960 г. 

год ИЗДАНИЯ 9-й 




1Е РА55Ё МШТАЖЕ 




ИЗДАНИЕ 

ОБЩЕ-КАДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ 

ПАРИЖ 



СОДЕРЖАНИЕ: 

Стр. 

Новороссийская трагедия — Контр-адмирал Тихменев 1 

Смерть генерала Р. И. Кондратенко — Н. Максимов 3 

Картинки мирной жизни Лейб-Гвардии Павловского полка — 

А. Редькин 4 

Наш первый бронепоезд (окончание) — В. Белов 7 

Черниговские гусары (окончание) Г. А. Куторга 11 

Учреждение орденов в Российском Государстве — Е. Молло. . 14 
Русские второочердные дивизии в войну 1914 — 1917 г. г. — 

В. Кочубей 15 

Памяти 'Командующего Сибирской флотилией ко«тр-ад1шрала 

Старк — В. Федуленко 17 

Зося — Влад. Цимбалюк 19 

Особый отряд — В. Хороманский 20 

Последний отпуск — А. Арсеньев 22 

Систематический указатель журнала «Военная Быль» №№ 1 — 30 

(продолжение) Е. Л. Янковашй 24 

Хроника «Военной Были» П1 



ПОДПИСНАЯ ЦЕНА НА 1960 ГОД — ШЕСТЬ НОМЕРОВ: во Франции и Северной Африке — 15 
нов. фр. с пересылкой; в Германии — 12 марок; в Англии и Австралии — 25 шил.; в странах заоке- 
анских— 4 дол. 50 ц. ОТДЕЛЬНЫЕ НОМЕРА: во Фра>ции и Северной Африке — 2 нов. фр. 50 сант., в Гер- 
мании — 2 и., в Англии и Австралии — 5 шил., в странах заокеанских — 80 ам. цент. 

Всю переписку и денежные переводы по ИЗДАТЕЛЬСТВУ, направлять по адресу РЕДАКЦИИ: 
61, гие СНаЫоп-Ьадаске, Раш {Ш). Тс1.: М1К 72-55. 

Для Франции и Северной Африки можно пфеводить на Почтовый Счет: С. Р. 2881-89 РаП5, 
А. Оиеппд. 



ВОЕННАЯ БЫЛЬ 

ИЗДАНИЕ ОБЩЕ-КАДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ИОД РЕДАКЦИЕЙ А. А. ГЕРИНГА. 
Адрес Редакции и Конторы — 61, кхге снаквох-ьаоасне рашз (1б«). М1к. 72-55 



9-й год издания 



№ 44 СЕНТЯБРЬ 1960 Г. 



В|те51:г!е1. Р^х — 2,50 х.г. 



Новороссийская трагедия 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ 

(Но воспоминаниям Командующею Флотом ко-нтр-аОми^ниа А. И. Тихменева) 




Что привело (||.10т в Новорос- 
спйскУ Сумбур полного безвла- 
стия в Севастополе, обозначив- 
шееся наступленне немцев на 
Крым подействовали самым от- 
резвляющим образом на психику 
матресов, которые поняли, что 
без офицеров и без твердой 
власти Командующего им не 
[):! схлебать кашу. Обратились ко >гае с ирось- 
б й принять власть, на дореволюционных нача- 
лах. Я отклонил предлол;енне и указал па В1ще-адми- 
рала Саблина, как па законного Командующего Фло- 
том, никем не смененного, причем объявил им, что 
только в том случае позволю себе поехать к адмиралу 
и буду просить его вернуться на свой пест, если ко- 
манды будут оказывать полное повиновение во всех 
случаях слу;кбы и жизни на кораблях. Получив такое 
обещание, мне нетрудно было уговорить адмирала 
Оаблина вернуться на сноп пост. 

Морское командование предвидело возможность на- 
ступления немцев и оставление флотом Севастополя, 
для чего, много загодя, была создана смешанная ко- 
миссия из чинов Флота и сухопутного ведомства. Пред- 
седателем ее был, еслп я не ошибаюсь кап. 1 ранга 
Лебединский, а от сухопутного ведомства входил в нее 
генерал Тарачков. Комиссия эта была отправлена в 
Поворосепйск, на предмет изучения па месте вопроса 
о том, как скоро можно его оборудовать под базу фло- 
та и как ыоиаю организовать оборону его с суши. 
Пришедший в Новороссийск флот, застал комиссию за 
работой. Насколько помню, ее заключение было, что 
И'вороссийск, как база для флота, так и в смысле 
его обороны с сухопутного фронта, более чем неудовле- 
творителен. 

Почему флот ушел из Севастополя? Психологию 
офицерства понять легко. Привыкшее рассматривать 
'■немца", как врага, воспитанное на "верности к со- 
юзникам", оно в массе своей (в том числе и я) оптп- 
кпстнческп смотрело на конец войны, то-есть, счи- 



тало, что немцы будут побеждены. Психология судо- 
вых команд ц сухопутных частей, конечно, не была 
так однородна. Лойяльные и лучшие части команды, по 
своим взг.тядам, подходили близко к офицерству, на- 
строенные революционно — боялись прихода "пмпе- 
риаднстов" немцев, те-же элементы, которые прпнп- 
..\али участие в грабежах и убийствах, естественно 
ллдали жестокой расправы, если не со стороны немцев, 
то со стороны русских, могущих на немцев опереться. 
Так или иначе, по тем или иным причинам но ВСЕ 
ПУТИ сходились: уходить во ^гго бы то ни стало из 
Севастополя, а путь был только один — па Поворос- 
сийск. 

Чаша переполнилась по возвращенн делегации, от- 
правленной Командующим Флотом к немецкому ко- 
мандованию. Делегация ата, во главе с контр-адмира- 
лом Клочковским не была принята немецким командо- 
ванием или, вернее, была принята совершЕнно нено- 
добающш! образом и была далее попытка искусствен- 
но задержать ее в Снмфе1>оподе, чтобы дать возмож- 
ность немцам войти в Севастополь. В то же время, дру- 
гая делегация от демократических элементов Севасто- 
поля была обласкана и отпущена со 1!севозм11Жными 
лучшими обещаниями. 

Через несколько часов по возкращгнп делг:'гацпи, 
флот ушел в Новороссийск. 

"Обстановка повелевает", говорил Наполеон. На- 
чинаю, как всегда, с обстановки. 

Флот в Новороссийске, с восстановленной дпецпплп- 
ной, корабли в относ1ггельнгм порядке, идут учения, за- 
}[ятия, все спокойро, но... это "спокойствие на Шипке". 
Командование отдает себе ясный отчет в том, что флот 
отрезан от внешнего мира. Он без запасов, без мате- 
риалов, без топливап. т. п. — что-же делать дальше? 
Из Москвы, в специальном поезде, с соотиетствующей 
охраной, приезжает товарищ Вахрамеев и привозит 
г;риказ Троцкого: "Потопить флот в Новороссийске". 
Я имел этот документ, но, в числе многих, он пропал 
V меня в Севастополе. 



И игиивг ИТОГО 1Ц)11к;|;;а .\г,к\ч дик.шдиая записка 

I инф-адмирала Е1;г. Аидр. 11 'реис, Начальника Геие- 
^'альноги Штаба, на имя [роцкого, в коей он обрисо- 
вывает пололсенис Черноморского Флота, в связи с об- 
хцим положением, создавшимся на фронтах и прихо- 
дит к заключению, что единственное решение — зто 
летопгоь флот, дабы но дать возможностп немцам за- 
хватить его и иснользовагь в своих целях. Заниска 
пропитана симпатией к союзникам, то-есть к Фран- 
ции н Англии и наннсана в таком тоне, какбудто-бы 
Госсия еще ведет войну с немцами и дол;кна быть вер- 
на своим обязательствам по отношенпю к, Антанте. На 
этой докладной записке — резолюция Троцкого. 
Смысл тот, что, представляя ее товарищу Ленину, он 
согласен с излолсенным и не видит другого решения, 
'■как потопить флот". И, на этой-зке записке, резолю- 
ция Ленина, где, выражая свою скорбь, он не видит 
другого выхода и приходит к тязкелому решению — 
1!1)пказать потопить флот. 

Получивши это приказание, адмирал Саблин ре- 
шает ехать в Москву с личным докладом к товарищу 
Т|1оцкому. Командование Флотом передается мне. 
Ипчтн вслед за этим, получаю шифрованную телеграм- 
.•му Троцкого: "с получением ОТКРЫТОЙ телег^заммы, 
г приказанием флоту перейти в Севастополь, на усло- 
]'!1ях, поставленных немецким командованием, немед- 
.и'нно нотонить флот в Новороссийске". 

После получения этой "шифрованной" телеграм- 
.>п>1, не прошло и часа, как наш флот и город знал ее 
(ч удержание. Затем, я получаю открытую телеграмму, 
что, в связи с переговорами, кон вел Совет Народных 
Комиссаров с Германским Правительством, флоту 
надлежит перейти в Севастополь, на условиях постав- 
ленных Германским командованием в Черном море. Я 
собираю совет флагманов и капитансв, в составе На- 
чальника моего ПТтаба кап. 1 р. Лебединского, На- 
чальника Лини и Бригады, которого заместил стар- 
ший 113 командиров миноносцев, кап. 1 р. Гутан, ко- 
>!андпра "Свободной России" ("Императрппа Екате- 
рина Великая") кап. 1 р. Терентьев. Как-будто ни- 
кого больше не было. После оглашения двух теле- 
г;)амм, я поставил на обсуждение два вопроса: 
1; должны-лн мы исполнить беспрекословно прпказа- 
ит' о нотопленпи судов? или 2) должны-ли мы прп- 

II а п. собственное решение и привести его в исполпе- 
иие? 

По первому вопросу, единогласно (конечно, кроме 
двух присутствовавших большевиков - комиссаров) 
■пришли к заключению, что 1ш военное, ни политиче- 
ское полозкение России не позволяет нам выполнить 
приказ Правительства, которое мы не считаем за на- 
циональное правительство, стоящее на страже нацио- 
1:альных интересов России. 

Комиссар Черноморского Флота Глебов-Авилов 
( трастно настаивал на выполнении приказа потопитъ 
флот — я ему возразкал, наконец, видя, что он оста- 
ется в единственном числе, так-как Вахрамеев все 
время молчал, он мне задает вопрос: "ну, хо])ппт. а 
ес.т-бы зтот 1111иказ был подппгап Императором Пи- 



К(маем II, что-бы вы сделалиУ" ОтиеМаю: "пра:;,и1Ы11 
вопрос. Патура.1ьно вынолнил-бы его". 

По П'сшвленцому мною второму вопросу опредс- 
лепиого решепия не было вынесено и пришли к за- 
ключению, что нузкно будет действовать в зависимо- 
сти от обстоятельств и обстановки. В таком-зке туман- 
ном смысле была составлена телеграмма па имя Троц- 
кого. Я, нрезкде всего, глубоко презирал большеви- 
ков и никак не верил в их долговечность. Всеми 
фибрами моей души я ощущал, что интересы государ- 
ства Российского им чужды, а Россия нузша толь- 
ко, как средство, как плацдарм для развития их ком- 
мунистических идей. Если они требовали потоплеиия 
флота, то я в атом усматривал скорее, благовидный 
предлог избавиться от флота, как очага возможной 
контр-революции. Исходя из всего зто го, я не 
мог взять иа себя отвегствснность и уиичтозкить все 
то, что с таким трудом и веками создавалось. 

Не мог я и стать на точку зрения Евг. Лндр. Ве- 
ренса. Вся его докладная заппска, как я узке упоми- 
нал, была построена на защите интересов союзников, 
но, фактически, война с немцами была кончена и ка- 
кие сейчас могли быть интересы, кроме интересов и 
пользы России? В худшем случае, немцы захватыва- 
ют флот и ставят его против союзников, — что им да- 
дут два корабля и дюзкнпа миноносцев? На черномор- 
ском театре войны — ничего, решптелыю инчего. 
Прибавляю ко всему этому мои оитимизм, в смысле 
];еры в конечную победу союзников, и я вновь подхо- 
пу к тому, что не имею права топить флот. 

Не одну ночь прогулял я по палубе "Императ(|ра 
х^.'амссандра ИГ' (тогда "Воля") с мучителыилм в(1- 
просом "топить или не топить?" Сколько раз я думал 
"а, действительно, не потонить-ли — и вся недолга?"" 
по тут сейчас-зке рисовалась ка1)тина: надеине боль- 
Н1евнков, Национальная Русская Власть... Я отлично 
понимал, что, в тот -момент, при самой архи-тыр той 
и национальной власти, мы, все-таки, воевать не 
.дчтли, что нам нузкно время отряхнуться, подумать п 
собраться с силами, но... все-зке мы будем иметь под 
собою палубу. Нет, нузкно идти дазке на унизкеип:', но 
тсппть флота — нельзя. Самое тязкелое, что не с кем 
было, дазке посоветоваться и поговоритъ. Все мои по- 
пытки связаться с Добровольческой армией, были 
тщетны. Дон был и недалеко, но добраться до него, до 
(го атамана генерала Краснова было нелегко. Уже 
после перехода флота в Севастополь, я узнал, что ге- 
нерал Краснов высказывался в том смысле, что дру- 
гого решения для флота не имогло и быть. 

Итак, я пришел к решению: дерзкаться в Новорос- 
шйске сколько возмозкно, а затем — иду на уни;кение, 
но сохраняю флот. Все те, кто имели несчастье, тесно 
( опрпкасаться с немцамп в аналогичн(1п обстановке, 
]';шмут сколько нузкно было выдерзкки и хладнокро- 
1п:я, чтобы выносить их, далеко не "версальское" 
обращение. 

Был еще один вопрос, смущанпшй п продолзкаю- 
шип смуи1,ать некоторых. Это в(И11)нс - немп,ы л Ска- 
||а-<[)лоу и 1'усекпе у себя в Поворосспйске. 



Прппграппля война, бегство юшератора, револю- 
ция, капитуляция флота и переход в Скапа-Флоу, в 
паи га-мого исконного и жестокого врага всего, пла- 
вавшего по морям и океанам под германским военным 
флагом... Какое другое решение мог принять немец- 
кий адмирал? На кого он мог расчитывать? На что 
кщеятъся? Его решение достойно со всЬх точек зре- 



ния, но, в то ;ке время, оно показывает оезысходност1> 
ко.южения. полное отчаяние. 

Полоисепне нашего флота в Н'1вороссийск.е, никоим 
образом не может идти в с1шпнсние. 

Решение пыло принять — ценою унижения, я ре- 
шил спасти флог. 

К'оптр-адмирал Тихмтсв 



Смерть генерала Р. И. Кондратенко 

НА ФОРТУ № 2, В ПОРТ-АРТУРЕ 2-ГО ДЕКАБРЯ 1904 ГОДА 




В декабре снег покрыл горы вокруг 
крепости и стало холодно. 

Японские батареи, распололсенные на 
Волчьих Горах усиленно обстреливали 
форт Л» 2 и соседние с ним укрепле- 
ния. 
Иересветская рота матросов расположилась вдоль 
Китайского Вала, высокой земляной пасыпн, остав- 
шейся еще с времен Японско-Китайской войны. 

Для себя и моих двух офицеров я нашел небольшой 
блиндажик. 

Это была глубокая даш, покрытая бревнами, п 
сверху мешками с землей. В ней мы сидели в свобод- 
ное время и грелись вокруг керосиновой лампы, сла- 
бо освещавшей это тесное и примитивное убежище. 

Мне, командиру роты, было поручено держать один 
взвод Б составе 75 человек на форту № 2 и выпол- 
нять текущие работы по исправлению повре-лгдений. 
Кроме того, приготовить форт к его взрыву и полному 
уничтожению, после занятия его неприятелем. 

Для этой цели надо было зарывать под фортом, в 
подземных галлереях, наши морские мины загражде- 
ния, имеющие заряд 8 пудов трин1ГГ1)Отолуола. 
Японцы нам мешалп, накачивали удушливый, зе- 
леновато-желтый газ шимозы .ч нашу галлерею. Люди 
начинали кашлять до крови и свет свечи пропадал. 
Для защиты, матросы делали траверсы из мешков с 
песком и отстреливались через них. Таким образом 
иод зем.тей происходила настоящая борьба. 

Форт № 2 обстреливался снарядами в 5 и И дюй- 
мов. 

11 -дюймовые гаубицы выбрасывали громадные 
снаряды и давали угол падения в 33 градуса. Но отой 
причине они проникали очень глубоко. Например, по- 
падая в броненосец "Нересвет", 11-дюймовый снаряд 
пробивал 7 препятствий из мостиков н палуб, разры- 
ваясь на броневой палубе внутри корабля. 

На форту этп снаряды разрывались глубоко пот 
землей, пробивая бетон. 

Положение форта >& 2 было безнадежным: японцы 
•лалолсили под левым бруслвером форта заряд в 130 
пудов пороха. Забивка его была окончена. 
Но этой причине, было доложено генералу Кондра- 



тенко, что взрыв форта неприятелем — вопрос ис- 
сколъкпх дней. 

Японцы проникли у5ке в ров с трех сторон и кри- 
чали нам по-русски разные фразы: "Эй, вы, русские 
быки, это вам не штыки", и бросали ручные бомбы. 

Иногда они вызывали коменданта форта, очень ио- 
пулярного н храброго поручика Фролова: "Эй, Фро-г 
лов, покажись". Бравый комендант выходпл на сред-1 
ПИЙ бруствер и прохаживался взад и вперед перечу 
японцами, сидящими во рву. Они не стреляли, но кри/ 
ча.ти: "Браво, Фролов! браво, Фро.тов!" ] 

В общем, на форту № 2 сменилось 14 комендантов(^ 
и один из них. капптап Резников застрелился, не вы-^ 
держав ужасной обстановки. / 

Генерал Кондратейго, получив доклад о положении 
дел на форту № 2 пожелал лично, на месте, убедить- 
ся в состоянии этого ва;кного бетонного форта долго- 
времеп]10й обороны крепости. 

Он решил посетить форт вечером 2 декабря 1901 
года. 

Было холодно. Светила лупа, когда по военной до- 
роге проехала группа офицеров верхом п останови- 
лась у Куропаткинското люнета. 

Мой ординарец матрос Неделька, запыханшпсь. 
крикнул мне Б блиндажик: "Ваше Благородие, так 
что Начальник Обороны генерал Кондратенко изво- 
лили пойтп через люнет на форт Хз 2". 

Дежурным по форту, от моей морской роты, был 
мичман Вптгефт. 

В это самое время, около 9 часов вечера, мы трое 
в блнпдазкике доедали свой скромный обед: конину и 
"отчаянный кисель", т. е. кисель из спитого чая. 

— Ну, Вовка, ты дезкурнып. бегп на форт и доло- 
жп, когда надо будет, что под фортом уже заложено 
16 наших морских мин. 

— Есть. — ответил Вптгефт и побежал на форт. 

Я и прапорщик Семенов вышлп из землянки п при- 
слушивались к падению очередных "чемоданов". Так 
прозвали мы 11-дюймовые снаряды, которые со сво- 
им характерном тарахтеньем падалп на форт и лю- 
нет. 

— Ишь, как они здорово пристре.тялись, — сказал 
я Семенову, — кажется попали в форт, пойду посмо- 
трю. 



Когда я вошел на форг, мне навстречу четыре сол- 
дата нослп носилки. 

-— Кого несете? — епроспл я. 
- Начальник 7-й дивизии генерала Киндратеик!!. 
последовал ответ. 

Носилки поло;кили на землю. Я откинул край паль- 
то и увпдел бледное, освещенное лупою, лицо гене- 
рала. 

— Да молсет-быть оп :кнв еще, — воскликнул я и 
€тал на колени около носи.юк. 

— Никак нет, убит, — отвечали солдаты. 

Я убедился, что генерал не дышал и был мертп. 
Ноатому я снял с пего бумажник, записную книжку, 
часы и мелочь, и, завязав его вещи в платок, отпра- 
вил их с доверенным унтер-офицером на квартиру к 
генерал-адъютанту Стесселю, Начальнику Квантун- 
СК11Г11 укрепленного района. 

До плпзкайшего госпиталя было 8 верст. Мало-ли 
что могло случиться по дороге? С тяжелым чувством 
незаменимой утраты, я приказал нести тСло генерала 
Кондратенко в госпиталь 1,'ра1-пого Креста. 

Подошел -мичман Вптгефт п долоигн.!, как произош- 
ла эта ужасная катастрофа. 

Прибыв на форт Лз 2, генерал Кондратенко спу- 
стился к нижний каземат форта и пригласил всех 
своих спутников сесть за стол. Сам генерал сел в го- 
лове стола, а остальные 14 офицеров сели по бо- 
К.1М. По обе стороны генерала поместнлпсь военные 
ння.енеры полковник Рашевскпй и капитан Зе^бппд- 
зе. Дальше сндслн коменданты и офицеры окрестных 
укреплений и фортов 3-го боевого участка. На столе 
лежали карта участка и план форта. Началось об- 
суждение. 

Вдруг, над столом ст]1ан1нып взрын. Это разорвался 



П-дюймоБый снаряд, пробивший верхний каземат и 
разорвавшийся в нижнем. 

Генерала Кондратенко, газами разрыва, бриснл*! об . 
1-тену с такой силой, что он был убит на месте, без 
гдиноП раны или наружного повреждения. Лицо его ( 
сохраняло выражение глубокой задумчивости. 

Из остальных 14 офицеров 8 было убито и •) тил,!'- 
ло рапен.1. Среди убитых были оба инженера — Га- 
пкч'.ский и Зегеиидзе. /Ч-е^ и/^у^^'^^^ > 

В 3-й участок вхоДплп: форт № 2, 3-е бетонное у 
укрепление, форт литера В, Орлиное Г'нездо п Куро- 
наткинскин .1юнет. 

Одним снарядом японцы лишили ати укреплениа их 
(!фицеров и оборону крепости — ее руководителя. 

Генерал Кондратенко погпб на свое^г посту н ]!ме- 
сге с ним исчезла моральная сила сопротивления. 

После этой уисасной катастрофы, на весь 3-й б' е- 
воН участок осталось только 3 морских офипера Пе- 
ресветской дессантпой роты. 

Я побежал в штаб 3-го участка к телефону, чтабы 
доложить обо всем генералам Горбатовскому п Стессе- 
лю п просить их прислать возмояшо скорее новых ко- 
мендантов п сухопутных офицеров на место погибших. 

Тяжелое предчувствие охватило меня п многих дру- 
гих: душа Порт- Артура отлетела и ничто не могло ее 
замен1ггь. 

Конец крепости приближался: 5 декабря япоипы 
взорвали форт № 2, 15 декабря взлетело Укрепление 
№ 'з. Корабли Порт-Артурской эскадры потоплены в 
гавани. 19 декабря — капитулящш. 

Порт-Артур пал после восьмимесячной тесной оса- 
ды, отрезанный от всего мира. 

II. Максимов. 



Кошинки мирной жизни Лейб-Гвордйи Повловского полка 



ПОЛКОВОЙ ПРАЗДНИК 1910 Г. 



Уже в октябре начиналась под- 
готовка к полковому празднику 
23-го ноября — день Александра 
Невского. По утрам, до обеда, а 
бьгвало и после него полк шел в 
Лихайловскни манеж. Тускло го- 
рели фонари в огромном манеже, 
пахло конюшней н сырыми опил- 
ка:ии, снаружи моросил осенний 
дождь. 
К" чеырем часам дня уже слюркалось, а полк, вы- 
танувтпсь во впо тлииу манежа, своими почти по- 
лутора тысячью лшц'й. 1;;1Ч11иал репетицию. Сначала 
шли равнение, пот 'М прпхо.кдепне развернутыми ро- 
тами н взводными колоннами. И не один раз ирнходи- 
.юсь маршировать, добиваясь широкого и мощного 1иа- 
га. Ча1'а по 2 и по 3 уходило па это занятпе. Возвра- 
щались в ь-азармы, когда было совернюнпо темно. 




только на Марсовом поле поблескнва.1п лужи ор про- 
ходящих трамваев. 

Дня за 3-4 до праздника, бывала генеральная'" ре- 
г^етпцня п полк шел на нее не в парадной, а в ка- 
]-аульной форме, в гренадерках. Обращали особенпос 
1-.:!1П1анне на одновременное снимание гренадерок но 
команде "шапки долой", па однообразие их держания, 
1га выход одновременно командиров рот па середину 
перед ротой. Словом готовились не за страх, а за со- 
весть. 

С утра, 23 ноября, все блестело в каоармах. по.1ы, 
которые были вымыты с вечера, печи и стены начн- 
ет, перетерты, портреты, картины и таблицы в рот- 
1;ых помещениях начищены в совернкм1стве. нигде ни 
оятиьппкп. пи пылинки. 

Еп1,е с вечера, кумовья-финляндцы зпсч'упнлп нант 
домашний караул, чтобы дать возмо:киость всем людям 
быть на пара,де, а мы, Павловцы, в свою очередь на 



их полковой праздник, па 12 декабря, на Сппрпдона 
Поворота, посылали к пп.м свой караул. Заведено бы- 
ло эти караулы угощать цраздничным обедом п ужи- 
ном. 

За иол-часа до выхада из казарм, в роты прихо- 
дили офицеры п тщательно осматривали людей, подтя- 
гивалп пояса, поправляли лацкапа и помпоны на гре- 
надерках. Все было 1 срока и не всегда барьгп1ни, 
собираясь на бал, так тщательно нарязкались, как при- 
хорашивались нашп полки к Царскому параду. 

В баталионных колоннах выстроился полк на Мар- 
совом поле. Оркестр в полном составе до 60 человек 
со взводом Царевой роты ушел за знаменем к Зимне- 
т.у Дворцу. 

Шинели в какидку, с.тегка морозит и порха- 
ют редкпя снежинки, блестят гренадерки, из-под па- 
кпиутых шинелей вндыа алая полоса лацкапов, густая 
щетина штыков. Вот слышен марш приближающегося 
знаменного взвода. 

— Полк, под знамя, шай на краул, — и командпр 
полка, на своем '"Шантеклере", становится впереди 
полка. 

Вот и знамя на месте, на правом фланге роты Его 
Величества. С громом оркестра, под грохот барабанов 
и свист флейт потянулась колонна полка чсре? Марсо- 
во поле на Р1тальянскую улицу, в Михайловский ма- 
неж. Извозчики и трамваи останови.шсь, пропуская 
полк. Остановились и прохожие. Вот :.:альчишк]1, ые- 
сущие из обойной мастерской диван, кресла и стулья 
остановились, разселись на диване и креслах любуют- 
ся редким зрелищем. Баба с боченком сельдей за спи- 
ной, мужпк разносчик тоже останавливаются. Проко- 
сят знамя, мул;ик снимает шапку и крестится, видно 
старый солдат. Барышни в тонких ботинках топчут 
ногами, холодно, но им уходить не хочется. Чиновни- 
ки с портфелями тоже терислийо ждут. Их пропускают 
•>!Ожду ротами, но они, проскочив, все-же останавли- 
гаются и, пока полк не пройдет, стоят- и смотрят. С 
площадок трамваев, где теснится молодежь, часто бы- 
ли слышны приветствия и поздравлення, па чт1> флан- 
говые унтер-офпцеры нензмецно отвечали: "покор- 
нейше благодарим, барышня", или "сударь", если 
поздравлял мужчина. 

Вот нак1:нец п манеж, там уже стоят голубые Ата- 
манцы. Гремят полкоиые марши: полки приветствуют 
друг друга. 

Пока складывают по-ротно шинели, подчищаются 
сапоги щетками, .захваченными нредусмотрительньпш 
каптенармусами, мы, офицеры, успеваем перекинуть- 
ся парой слов со знакомыми Атаманцамп. И по сей час 
помню высокую красивую фигуру их командира 
Евреинова. Наконец полки выстраиваются и равня- 
ются по шнуру. Начинается съезд начальства. 

Приехал командпр бригады генера.т-.майор Иели- 
та-фон-Вольский. начальник диглгзнп генерал Флуг, 
командир Гвардейского корпуса генерал-адъютант Да- 
нилов, в обиходе называемый "Пе1])ушка". Затем 
появилась маленькая фигура с большой бородой в мун- 
дире За1кн№зан»*птй§-казачьего войска, это помощник 



командующею войсками Гвардии п Петербургского 
|:оенного округа генерал Газснкамп()). Только и слыш- 
ны поздраилепия с пр;13днпком п громовые ответы пол- 
ков. Но вот появляется и н.нп Царственный однопол- 
чанин Великий Князь Николай Николаевич, гренадер- 
ка еще более увеличивает его и без того огромный 
рост. Теп1-рь с .минуты на минуту надо ждать Госу- 
ла1)я. 

Действительно, не прошло и 2-3 мин5'т, как разда- 
лась команда "смирно". Точно электрический ток про- 
бежал по полкам: встрепенулись, вздрогнули и не- 
подвижно замерли. 

— "Полки, шай на краул!" Загремел гва])дейскпй 
поход и гром полкового встречного марша. .^ ^*^-'А' 

В полку у нас было два полковых марша : один ■&(^Лx^^^^ 
лопный, под звуки котор'опТ ■ пб.Тк' ходи л колоннами в*'''**'* 
штыки под Бергеном в 1799 г., под 11р1'йсиш-Эйлау, 
под Фридлапдом, Бородиным и до Пари-жа включи- 
тельно, другой только встречный. Оба марша были да-Т 
иы полку Императором Павлом 1-м и оба голп1тимско-| 
го происхождения. 

Медленно склоняется знамя на встречу идущему 
Императору и так-же медленно поднимается. Госуда1)ь 
в форме полка в гренадерке. Многочисленная свита 
с.'провождает Государя. Видна фигура в мундире 
Уланского Его Величества полка — это генерал Ман- 
Нс-ргейм; дежурство в белых барашковых шапках. 

— Здорово, Павловцы! 

— Здравия желаем Ваше Императорское Величе- 
гт1;о! 

— Поздравляю вас с праздником! 

— Покорнейше благодарим Ваше Императорское 
Величество ! Ура ! — растет по мере прохолгдеиия Го- 
сударем баталионов. 

Вот прошел Государь 1-й баталион и 4 ротных ко- 
мандира, держа шашки "под высь", одновременно 
];ышли и стали перед серединой своих рот, кимандир 
баталиоиа впереди них. 

За 1-м баталионом то-же самое проделали И-й, 
И1-Й и ТУ-й. Государь шел медленно, всматриваясь в 
липа стоящих солдат. Вот затрубили Атамапцы и до- 
несся их рев "ура". 

Обход полков окончен: Государь вышел на середи- 
ну и стал перед ложей, где сидела Императрица. Вы- 
1-.0СЯТ аналой, выходит наш полковой священник о. 
1 ладимир Зайпев и хор певчих в парадных кафтанах. 
К аналою подносят знамена. Слулсптся молебен с мно- 
гг'летнем. 

Молебен окончен, аналои унесли, уходят певчие, 
;1 вдоль мапеж'а уже стоят линейные. 

"К церемониальному маршу, ип-р;.тно, на одно- 
го линейного дистанцию первый баталион прямо, про- 
чие на право, на плечо, равнение на право, шагом 
марш". Заиграли горны сигнал атаки, подхватили 
барабаны и 1-й баталион, имея впереди знамя при 
д;'.ух высоченных ассистентах-офицерах, отбивая М'"|Щ- 
иый шаг, двинулся вперед. "На ру-ку". — Мгновенно 
пал стеной лес штыков и в ритм шагу повалился па 
руку. 



Под зпукп ^колшиюго марша, прерываемого сигна- 
лами ""атаки"',' отойстгТПиирокпй п твердый шаг, как 
ц|: Липецке, выравненные роты дроходнлп ыпмо Царя 
11 каждая рота, получив похвалу Государя, ревела вот-, 
вет '"Рады стараться Вашэ Илператорское Величе- 
сттю". Прошлп батальоны, иротараггела колесами пу- 
леметная команда, прошла нестроевая команда и, на- 
конец, последней прошла школа солдатских детей. 
Мальчуганы отчетливо шагали п звонко ответили 
Царю. 

Полились голубые сотни Атаманцев, а пока они 
'11110ХОДНЛП, наш полк свернулся и, во взводных колон- 
нах, вторично прошел перед Государем. 

Прошли и выстроили фронт на старом месте. Госу- 
дарь и Государыня отбыли в Зимний Дворец, разъеха- 
лись п начальство. Командир полка поблагодарил за 
от.тчный парад. 

Разобрав и накин)Б шннелп, потянулпсь из мане- 
л,'а в казармы. Пока полк переходил рельсы трамвая 
па Садовой улице, набралось по несколько трамваев с 
каждой стороны и с площадок опять поздравляли нас 
с полковым праздником. 

Пришли в казармы, надо зайти домой: снять 
боевую аммунпцию, переменить пальто на Николаев- 
спую шинель и отправляться в Зимний Дворец на о^^е^ 
1^в Высочайшем присутствии. В это время роты тоже 
\ переодеваются: мундиры 1-го срока, лацкана и шаро- 
ва1)ы сдаются в цейхгауз. Надев верблюжьи куртки, 
(■т]юем идут в столовыя, где их ждет чарка водки, пиво 
1! весьма улучшенный обед, а от 4-х ча:ов развлечение 
в манеже Мраморного Дворца. Пмеюш;не родных, зна- 
комых, да и вообще зк'елающпх прогулоться, увольня- 
ют до поздних часов. 

Дома встречает меня депьщик. Рожа веселая — 
видел Царя. Как правило, все деньщики отпрашива- 
лись у своих офицеров на этот день г. строй, чтобы 
увидеть Царя и пройти перед ним. По Миллионпой 
Ы1ДНЫ идущие и едущие наши офицеры в гренадер- 
ках, кто в пальто в рукава, кто в пшнели в накидку. 

Поднимаемся па Бе1)х, оставив пальто и шинели 
внизу у лакеев. Большой зал, столы поставлены поко- 
ем, серебро, цветы, вазы с фруктами п конфектами. 
Толпятся офицеры, мешая алый цвет лацканов с го- 
лубыми мундирами Атаманцев: маки и васильки. Двор- 
цовые лакеи, в большинстве старые гвардейские сол- 
даты с полковыми нагрудными знаками, медалямп, 
крестами, у некоторых вндг'ы и нностт)анные ордена. 
т Лакеи во ф^ф^Ь-х, коропшх штанах, белые чулки и 
башмаки с пряжками. 

Все стояли и тихо разговаривали, но вот вошел 
Государь, сопровождаемый Государыней, сделав об- 
!ций поклон, пригласил садпп.ся. Сразу заиграла ау- 
зыка, оба оркестра, наш и Атаманский. Около Госу- 
даря с Государыней сидело начальство, остальные 
0])1щеры перемешались с голубыми Атаманцамп. 

Лакеи разносят горячее. У каждого прибора пара 
ьеболъшпх булочек, белая и пеклеванная, если пона- 
д'.'бится еще, то лакей принесет на тарелке. Подали 



гюрое. Поднимается Государь и пьет здоровпе обоих 
шмков. Командиры полков отБечают, гремит "ура"'. С 
суЬ^'*^ подходит к концу, пьют кофе с коньяком, ли- , 
-Мерами, разбирают вазы с конфектамп и фруктами. 
1ао из старых летербур;кцев, особепио из военной 
среды, не помнит, как ценились коифекш с Царского 
стола? А ведь это были самые простые леденцы, но 
особенно славились своим вкусом малиновые, завер- 
нутые в белые бра^шш с бахромкой. И дав- 
ным-давно повелось привоз1ггь домой конфекты и 
фрукты с Царского стола. Государь, сам слу- 
н;пвший в Преображенском полку, равно, как 
Его отец Император Александр Ш-й, дед Алек- 
сандр И-й, прадед Николай 1-й, знали этот обычай. 
Паши гренадерские шанкп были очень удобными б'-н- 
боБьерками и па этот раз в уоей шапке оказалась 
добрая пригоршня леденцов, именно малиновых, 2-3 
яблока, груша и апельсин. 

После обеда Высочайший обход выстроившн.хся 
офицеров. Так-как из года в год для разговора с Г«- 
сударем выдвигались одни п те-же офицеры, участ- 
ники Яионской войны, то при необыкновенной памя- 
ти Государя, он легко запомнил каждого. П на этот 
раз, подойдя ко мне, между прочими вопросами, спро- 
сил, не слишком-ли давит грепадерка мне на лоб и 
как она вообще тязкела? Я, дерлса гренадерку по уста- 
г.у в левой руке, отвечал, что она меня не бесспоконт. 
Тогда Государь протянул руку, чтобы лично убедиться 
в ее тяжести, а я гренадерку потянул назад. По- 
смотрел Государь на гренадерку и, увпдав, что она 
изрядно нагружена и благодаря этому весьма тяжела, 
у.1ыбнулся, а стоявшие позади него Великий Князь 
Николай Николаевич и командир полка улыбались во 
весь рот. Государь накленпл голову, еще раз взгля- 
нул на гренадерку, потом на меня, еще шире улыбнул- - 
ся и пришел к следующему, левее меня стоящему, 
штабс-капитану Льву Адамовичу. 

После Высочайшего обхода мы отправлялись по 
домам. Надо было отдохнуть, приготовиться к 1гарад- 
1и)му ужину, на который всегда съезжалось много го- 
стей, проимуществеино бывшие офицеры полка. К'ро- 
ме того с ротой надо было пойти па развлечение в ма- 
неж Мраморного Дворца. 

Манеж был битком набит: на первых скамьях 
офицеры, фельдфебеля и старшие унтер-офицоры. 
а сзади, как арбузы на ярмарке, солдатские г - 
лоъы. Все веселы, с удовольствием смотрят на сцену, 
где им показывают разные фокусы, поют частушки, 
рассказывают незамысловатые анекдоты и шутки. 
Взрывы хохота прерывают рассказчика, потом идет 
кинематограф — • так незаметно промелькнули 11--- 
часа и веселая, и оживленная толпа расходится но рп- 
там. Поужинают, а потом бесконечно пьют чай у п;»- 
пх коек пли отправляются в полковую лавочку, гдг 
?;ожно выпить чая, пива, дешевого удельного вина, а 
также получить котлеты, битки, жареную колбасу с 
картофелем и кислой капустой, малороссийское сало, 
дешевую карамель, пастилу и все это буквально за^ 



_ С — 



в 10 часов наше офицерское собрание залито све- 
том. На биллиарде шаров не катают, в мундирах 
играть неудобно, да и не время. Небольшие круглые 
столики накрыты на 4 персоны, все серебро, накоплен- 
ное полком за сотню лет, на столах, везде цветы. 
После ужина все это уберут и поставят тяжелые се- 
р(оряные братины, тогда и пойдет пнтье. 

Съезжаются гости, их встречают офицеры. Из ста- 
рейших Навловцев елсегодно бывал старик майор 
Вормс, от служилы полку свыше 55 лет тому назад — 
V. 1853-56 г.г. п в отставку вышел прп Императоре 
Александре П-м до Турецкой кампании 1877-78 г.г., 
сохранив отставную форму того времени — купи и по- 
лусаблю. Были участники' войны 1877-78 г.г., один из 
них Березовскнй, раненный под Горным Дубняком 11 
октября 1877 года в грудь навылет. После войны вы- 
пгел в отставку ц открыл военно-книжное дело. Он из- 
давал всем известный журнал "Разведчпк". Бывали 
старые однополчане — Федя Нордман из Департамен- 
та Герольднп, Александр Александроьпч Леман пз 
Главного управления Красного Креста. Он в бою под 
Ляойяном вывез меня пз-под Гелиографной горы, бз'- 
ду^1П начальником санитарной летучки. 

Наконец появилась высокая фигура Великого Кня- 
?я Николая Николаевича, который, случайно увидев 
меля рядом, лукаво подмигнул, вспомнив тяжелую гре- 
надерку. 

Появилась собранская прислуга с подносами — у 
•одного поднос с замороженными разными водками, у 
другого поднос с разнообразнейшими сапдвичамп, ма- 
ленькими, не больше медного пятака. Так и ходпли они 



попарно. После закуски шли к столам и рассажпва- 
лпсь СВ01ПШ компаниями. Играли два оркестра, духо- 
ыйп струнный. Одно блкцо сменялось другим: дичь, 
рыба, зелень, еще и еще смены. Все обильно залива- 
лось мадерой, хересом, марсалой, портвейном. После 
жаркого начинались тосты и лилось вино в тяжелые 
серебряные полковые кубки. Кроме традиционного 
полкового, от дедов "вдовы Клико", каждый еще т))е- С 
бовал то, что ему нравилось: Мумм, Кордон Вэр. Кор- 
дон-Руж, Кристаль, Мозель Мускатель — сладкое ду- ■ 
шпстое шипучее вино. 

Около часа ночи, Великий Князь уезжал, прово- 
;1;аемый всемп офицерами, нос;;е чего начинали разъ- 
езигаться более по;[;илые гости, а оставшиеся чины 
'(])едних лет и молпдол.ь продолж-ала веселиться, по по- 
степенно таяли п\ ряды, некоторые, сраженные Ба- /? 
хусом, мирно спали па диванах дежурной комнаты д / 
зеленой гостияной, другие с трудом добирались до сво- * 
их квартир в казармах. Но крепкие бойцы оставались 
и твердо сидели до утра, дополнительно ужинали 2, а 
то п 3 раза. Оставшаяся собранская прислуга тоже 
бивала не без греха. 

К 8 часам утра в собрании не оставалось уже ни 
души. Только деж'урный по полку и его помопщик с 
тоской ждали смены, чтобы пойти' домой и лечь спать. 

Все чисто прибрано, проветрено. Все серебро п 
хрусталь перемыты п в ящиках отнесены в полковой 
■музей. Но этот депь еще день отдыха, а на следуюи|ий 
— к 8-мп часам утра всем надлежит быть в ротах на 
занятиях. 

А. Ргдькгт. 



Нап! первый бронепоезд 



из ВОСПОМИНАНИЙ 1914 ГОДА 

(Окончание; 



На фронте было тихо. Пз тыла подходили резервы, 
пополнения. Готовились к наступлению на Слаппс 
лавов. Наконец, день наступил. Но телефону меня 
вызвали в штаб дпвнзпи. Начальник дивизии, генер. 
Банков и нач. штаба помещались в небольшой 
хатке. Когда я вошел в штаб и адъютант доложил обо 
мне, меня сейчас-же принял сам начальник дивизии, 
доблестный генерал, Георгиевский кавалер, улсе в го- 
дах, с седоватыми усами. Принял меня оп по-домаш- 
пему, усадил, приказал принести чаю. Здесь же сидел 
и его начальник штаба Подполк. Дестрем. Он все 
время подшучивал над моей молодостью, но и похва- 
лил за боевую службу с "карликом", как он называл 
наш бронепоезд. 

— А где-лсе ваш лихой капитан? — спросил ге- 
нерал. Я ответил: 

— Вы вызвали. Ваше Превосходительство, только 
меня. 

— Нет, нет. Вызвать и его — приказал он. 
Когда явился Иван Степанович, то генерал, уже 

серьезно, заявил, что на нас возлагается очень ответ 



ственная задача дебушировать переправу через мост 
па Станиславов. Наступление назначалось на завтра 
с рассветом. Разлол^или карты п начальник штаба 
ориентировал нас в иололсепип на нашем участке. 
Нехота должна была частью пройти по мосту, когда 
мы с бронепоездом очистим путь для пехоты. Указа. г, 
где именно будут переправляться другие части, кого 
и как мы должны поддерлшвать огнем. 

— Много будет зависеть и от вашей инициативы — 
сказал нач. штаба. Ген. ])айков добавил: 

— Все-же берегите поезд, по возмолсности. Помни- 
те, что он у нас пока один. 

— Это, уж. Ваше Превосходительство, нулсно по- 
просить артиллерию противника — сказал Иван Сте 
панович. 

— Да, да! Здорово они злы на вас. Итак, еще до 
рассвета подведете поезд к мосту, а чуть рассветет, 
не ожидая сигнала, с Богом, дебушируйте переправу. 

Вернувшись на бронепоезд, я объяснил задачу ко- 
манде, Иван Степан! 1ВИЧ — ^ артиллеристам. Осмотре- 



.111 поезд, про]!ерил11 все патроны и отпустили людей 
спать, приказав подъе:и в 2 ч. ночи. 

Мы еще посидели с Иваио.^ Степановичем, пог"во- 
ри.ш. Он, мея;ду прочим, дельно заметил, что зря нас 
.ло время трепали, что противник теперь великолепно 
зеает при наш ориненоезд и мог прнготонпть какпе- 
ниГ)у;1,ь с1орп1)изы вроде мии на мосту, а вот, если-бы 
]'ас дер;|,-али скрыто, то успех был-бы на 100%. 
Я был согласен с Иваном Степановичем, но надеялся, 
что, во-первых противник не знает о нашем наступ- 
лении, а во-вторых — русское "авось" выручит. В 
общем, к рассвету, мы тихонько подъехали к са'мому 
мосту, а как чуть-чуть забрез1кило и контур броне- 
поезда мог быть замечен часовыми противника, пол 
]1ым х(1Д0.м помчались по мосту, да;ке прошлп его и 
открыли бешеный огонь из всех 12 пулеметов и пуш- 
г'и ВДОЛЬ окопов австрийцев, почти в упор. 

В ото В1)емя, пехота наша быстро пробежала по мо- 
сту и без выстрела заняла окопы противника. Между 
тем уже рассвело. Остальные наши войска также пе- 
р- 1111а1;11 |псь на другой берег. Гремела наша артилле- 
11ПЯ и артиллерия противника. Цепи двигались к горо- 
ду- 

Бронепоезд бил по окраине города, где располага- 
лись резервы противника. Стало улсе хорошо видно, и 
артиллерия противника сосредоточила по бронепое.зду 
ураганный огонь. С окраины города били пулеметы. 

Задержись я еще хоть немного, бронепоезд был-бы 
разбит. Задачу свою мы выполнили и я дал полный 
М'д назад. Преследуемые артиллерией, мы благополуч- 
но проскочили мост и достигли мертвого пространсгва, 
где я остановил бронепоезд. Дым прекратился, но ар- 
тиллерия продол;к-ала нас нащупывать. 

Сзади граната испортила железно-доролсное полотно. 
Ре.монтная команда бросилась исправлять путь, а пока 
- пи взад, ни вперед. Смотрю в бинокль. Видны наши 
цепи уже под городом. Артиллерия противника умолка- 
гт. Ну. думаю, значит, конец. Сейчас возьмут город. 

Пиан Стопапппич с площадки говорит: "поедем впе- 
])ед преследовать противника". Я дал сигнал и проеха- 
ли мост. Наши уже были в Станиславове. Артиллерия 
била но отступающему противнику. Стал туде-же стре- 
лять и бронепоезд. 

Я продвинул поезд к самому городу. Пути были ис- 
по])чепы. Отсюда было близке и виднее. Открыли огонь. 
На самую станцию проехать было трудно из-за нагро- 
мозднпшихся там составов. 

Смотрю, едет к нам какой-то офицер с ординарцем. 
Т1одъез;кает бли-же. Ага! — Начальник штаба дивизии 
П!'дпол1;. Дестрем. Я вышел из бронепоезда, отрапор- 
товал ему: 

— Ну — говорит — дебушировали -мост велиоколеп- 
П1>. Генерал все знает. Много, много нам помогли. Сей- 
час штаб переходит в Станиславов. Да, вот, кстати, де- 
.|:!ть вам теперь здесь нечего. Отвезите группу плен- 
пых офицеров в тыл, пока в Тарпополь, а там дальше 
их направят куда надо. 

— Слушаюсь — говорю. 

Полковник приказал привести пленных офицеров. 
Ординарец ускакал. 



— 'Гго-л: — спрашивает — потери есть у вас? Кры- 
лп-то по вас здорово! 

Я отвечаю: — потерь, слава Богу, нег. Пулп и иски.1- 
ьп пе берут, а попал-бы снаряд, так всех-бы положил. 

— Это правда — говорит полковник. — Так, зна- 
чит, пленных отвезете и вернетесь в Станиславов. 

Я погрузил пленных офицеров в пулеметный вашп. 
Их было человек 12. Капитаны, молодые лейтенанты и 
два уже пожилых майора. 

— А, что • — спрашиваю полковника — пленных, 
как будто, мало? 

• — Пленпых-то очень много, и офицеры еще есть. 
Ыу, что ж — всех к вам не погрузишь. Ну, до свида- 
ния. Так, возвращайтесь в Станиславов. 

Я вошел в вагон, поздоровался, как можно любезнее, 
с офицерами, рассадил их на патронные ящики, дал 
сигнал и двинулся на Тарнополь, куда благополучно и 
прибыл. На станции нас встретили: сам командир Оа- 
гальона, его помощник и все бывшие при штабе офи- 
церы. О действиях поезда они уже зпали по телефону. 

Командир батальона очень был доволен, благодарил 
меня и Ивана Степановича. "Спасибо, мы псадержали 
честь батальона". Я представил ему пленных офице- 
ров. Он с ними ласково поздоровался. 

— Ну, что-ж. Ведите их в собрание. Пленные уже 
пе враги. 

И мы веселой кампанией, захватив недоумевающих 
пленных 0({)ицеров, пошли в наше собрание. 

Вообще должен сказать, что отношение к пленным у 
пас в армии было исключительно гуманным, как со сто- 
роны офицеров, так и со стороны солдат. Распропа- 
гандированные солдачы немецкой и австрийской армии, 
коим внушали, что русские грубы, лсестоки, чуть-лн 
не убивают пленных, подвергают нх всяким мукам, 
голоду и т. д., создали такую атмосферу, что сдающие- 
ся немцы и австрийцы были в страхе и дрожали за 
свою лсизнь, и их поражала совершенно иная карун- 
на, картина самого трогательного п чисто от души ис- 
ходящего доброго и великодушного отношения к ним 
наших солдат. 

Сколько раз на моих глазах после жестокого боя, 
1;])и больших потерях с нашей стороны убитыми и ра- 
неными, даже после штыковой атаки, когда паши сол- 
даты неслись, как буря на врага — атаки их никогда 
не могли выдерлсать 1шши противники и сдавались в 
плен, трясясь от страха, представляя себе всякие 
ужасы, — вдруг видели тех-же солдат, ласково пид- 
ходящих к ним. Подходит такой наш земляк к авст- 
рийцу с доброй улыбкой, похлопает его по плечу, что- 
то говорит, видимо, подбодряющее, да еще снимет 
сумку, угощает хлебом, ну и пленные ожинают, начи- 
нается обоюдное похлопывание по плечам, разговоры 
па каком-то особом языке, который понимают больше 
сердцем, чем умо'м. 

Бывший враг совершенно успокаипается, сразу де- 
лается веселым и уже без 1Юякого страха отправля- 
ется в тыл, где его и накормят сьггно, по-русски, и 
поговорят с ним, и уис никогда не обидят. 

Уже будучи в змиграции, сколько я видел ино- 
странцев, побыиавшпх в русским плену. И вот, .^•тп но- 



бывавшие оказывались всегда пстпннымп нашими 
друзьями. 

В собрании сейчас-лсе мы уселись за обш,ий стол. 
Появился коньячек, жптнивка, старка п т. д., хоро- 
шая закуска. Пленные офицеры, видимо, не ожидав- 
шие иичего подобного, сразу оживились, развесели- 
лись, пошли разговоры чисто военные, как у нас в 
полках, как у них. Много, конечно, было общего: 
офицер — есть офицер. 

Подали сытный обед, за обедом — виио и. т. д. и 
подвыпивших гостей уложили отдохнуть в комна1е 
для приезжих офицеров, Я-же распростился с плен- 
пымп офицерами и поспешил к бронепоезду, и мы дви- 
иу.шсь обратно в Станиславов, где я расположил 
свою базу. 

Противник отходил к Карпатам, задерживаясь на 
рубелсах, но наш броневой поезд все время требовали 
па позицию. Базу пришлось опять переменить в сооту 
]:етствни с движением вперед наших войск. Таким об- 
разом моя база опять находилась на малом полустаике 
на линии обоза 1-го разряда Венгровского полка, ки- 
лометрах в 20 от Стапиславова. 

Уже через несколько дней после взятия Стаписла- 
вова, меня вызвали вместе с бронепоездом и моими 
командами: пулеметной, ремонтной и арти.мерийской в 
штаб батальона, который вместе со штабом корпуса 
перешел в Станиславов. Штаб-же дивизии продвинул- 
ся за Станиславов. 

Я позвонил по телефону в штаб дивизии. Подошел 
подполк. Дестрем. Я сообщ,ил ему о моем вызове, он 
:.ше ответил, что им это известно, добавив, чтоб по 
приезде обратно я немедленно явился к начальн. ди- 
визии, вместе с артиллерийским офицером. 

В 10 час. утра я улсе был в Станиславове. На стан- 
ции бил командир батальона с офицерами штаба. Ко- 
мандир приказал мне выстроить на перроне мои ко- 
манды, объявив, что сейчас доложит по телефону в 
штаб корпуса, и, вероятно, прибудет командир XXX 
корпуса ген. шт. генерал-лейтенант Вебель. 

Быстро выстроив команды я осмотрев солдат, я 
встал на правом фланге, слева отмени 11ван-Степапо- 
вич. Вскоре, на автомобиле, подъехал командир корпу- 
са, еще не старый, представительный генерал. Ко- 
мандир батальона встретил его рапортом. Генерал по- 
здоровался с командами, поблагодарил за геройское 
дело, как он назвал дебушированье переправы, под- 
виг, который много способствовал взятию г. Стапис- 
лавова, и сохранил многим солдатам пх ценные д.ля 
Царя и России лшзнп. Затем в сопровождении адъю- 
танта, пошел вдоль фронта и собственноручно роздал 
Георгиевские кресты всем без исключения солдатам. 
Минута была торжественная. .Тица солдат сияли сча- 
стьем. 

Командир корпуса поблагодарил командира бата- 
льона за соорулсенный им броневой поезд. 

— А вас, господа офпцеры — обратился он ко мне 
и капитану — благодарю особенно за доблесть вашу 
и ргелое командование в столь валуном и ответствен 
ном для нас деле. Уверен, что начальник дивизии, в 
1>айоне коего вы действовали, оценит по заслугам ва- 



шу лихую работу. Поздравляю вас, Георгиевские ка- 
галеры, еще раз — обратился он к командам. 

— Покорнейше благодарим, — Ваш-дит «тво'! 
Командир корпуса уехал. Затем благодарил ком1:н- 

дпр батальона, п солдат, и пас, офицеров. 

— Задерлшвать зтс не могу — сказал оп — т. к. 
на фронте броневой поезд в настоящее время мол(ет 
понадобиться кал;дую минуту, а потому отп1)авляй- 
тесь сейчас-лсе и, да хранит вас Бог! 

Командир батальона попрощался. Я скомандовал 
по вагонам п поезд двинулся к позициям. 

Приехав па свою базу, я сразу-же с Иваном Сп- 
панпвичем отправились в штаб дивизии. Принял нас 
йог начальник дивизии, генерал Байков. Принял 
опять по домашнему, просто, усадил нас, похвалил за 
блестящее выполнение боевой задачи. Затем взял не- 
большую книжечку, вроде по.тевого устава, оказав- 
шуюся Георгиевским статутом, полистал его и, обра- 
тившись ко мне, заявил, что представляет меня к ор- 
дену Св. Великомученпика и Победоносца Георгия. 

— • Вот — сказал он мне — прочитайте эту статью. 

Я прочитал. В статье этой было сказано, что за 
дебушированье переправы под огнем проти1Шика П(>- 
лагается орден Св. Георгия. Точного текста пе помню. 

— Так вот — продолжал генерал — тут сомненья 
быть пе мол.ет. Ваш подвиг как-раз подходит под 
статут. Мне остается точно его переписать, ну, ко 
нечно, добавить от себя, что я найду нулевым, а там 
уж, как решит Георгиевская Дума в Петрограде. Ду- 
маю, что причин для отказа нет никаких. 

— • Вас-лсе, капитан, — сказал он Ивану Степано- 
вичу, — представляю к Георгиевскому оружию. 

^1ы. действительно, от туши псблагодарили генера- 
ла и .напутствуемые лучшими пожеланиями, и чувст- 
вуя себя на седьмом небе, отправились обратно к на- 
шему дорогому "карлику" (бронепоезду). 

Действительно, орден Св. Георгия — это была меч- 
та, очень редко сбывающаяся для офицера. Это ве- 
ликая 11естъ на всю л;изнь, к тому-лее обеспеченная 
карьера. Георгпевский кавалер пмел право потребо- 
вать себе производства в следующий чин, конечно, 
один раз за всю службу, когда он полгелает, но до пол- 
ковника включительно. Полковпик-лее колсет потребо- 
вать производства в генерал-майоры, только проко- 
мандовав 2 года полком. И еще много, много преи- 
муществ. Награлсдение Георгиевским оружием такл;е 
п])0водилось через Георгиевскою Думу и давало офи- 
церу ту-же честь на всю лшзнь, но, правда, с правами 
меньшими, чем награжденным Георгиевским Крестом. 

Боевая слулеба наша понадобилась в тот-исе день, 
а еще через несколько дней п у австрийцев оказался 
бронированный поезд, который ул:е начал обстрели- 
вать наши позиции. Мой бронепоезд пока еще с пим 
не встречался, по рано или поздно дуэль наша дол- 
лша была ироизойти. И этот день настал. 

Выехали мы на позицию днем и на одном из пово- 
]|Отов, в расстоянпп километра, как-раз наскочили на 
броневой поезд противника. Для него, конечно, это 
толсе было неожиданность. Весь вопрос, кто первый 
выстрелит прямой наводкой. Но я не успел подумать, 



как наша пушка уже заработала. Куда цопали — не 
;;яаю, но только было видно, как бронепоезд ок}талоя 
черным дымом п скрылся за углом. Мы помчались за 
ним, но в это время на нас набросились батареи про- 
тивника п я дал сигнал назад. 

Больше, сколько 31Ы не выезнсалп на позиции, бро- 
невого поезда противника не встречали, и, во- 
I бще, он больше не показывался, и позиции наши не 
обстрелпвал. 

Я поблагодарил артиллеристов за блестящую бое- 
вую работу, доложил в штаб корпуса, штаб батальона 
и Иван Степанович был представлен к очередной па- 
граде. 

Так мы работали долгое время благополучно, но, од- 
нажды, мы уж очень зарвалпсь, заехалп далеко, даже 
за паши позиции. Видимо, нас нарочно заманивали, 
т. к. артиллерия их не ст1)еляла и в одном месте бро- 
непоезд только-что выскочил из-за поворота, как нар- 
вался на 6-орудийпую батарею, поставлеппую непо- 
с])едственпо перед железно-доролсноп лппне'й специ- 
ально, чтобы уничтожить поезд, по, видимо, орудий- 
ная прислуга прозевала п, когда брпсплась к оруди- 
ям, моментально заработали и наши пулеметы и вся 
их прислуга была перебита. Я хотел было приказать 
снятъ замки, но сейчас-же по мое:«у броневику был 
открьгг такой ураганный огонь другой батареей, что 
ул; тут не было времени снимать замки. Мы понеслись 
полным ходом к нашим позициям. По дороге опять 
ь-арвалнсь на приготовленный сюрприз. Что это было 
— не знаю, но в одном месте сзади нас раздался 
страшный взрыв, рельсы полетели вверх. Но, видимо, 
:»1ы успелп и тут как-то удачно проскочить. 

О всех выездах моих и боевых действиях броне- 
поезда я должен был сообш;ать в штаб корпуса и в 
пггаб батальона, что я и делал ежедневно. 

Последний зюй рейс, вероятно, их напугал и ко- 
мандиром бронированного поезда был назначен уже 
не подпоручик, а приехавший из Петрограда военный 
пнл.тпер. полковник .1ьвов, чп'ь-ли не придворный, 
г, боях не бьгвавшпй никогда. Я-лсе был назначен на- 
чальником пулеметной команды бронепоезда, а Иван 
Степанович остался начальником нашей пушки. 

Назначение этого полковника начальником броне- 
вого поезда мне командир батальона объяснил в очень 
лестном сшлсле: 

— -Вы — говорит — с вашим артиллеристом, в 
]мице-колцов, расшибете мне бронепоезд. Вы храбры 
оба, представлены к Георгию и Георгиевскоэту ору- 
жию, но вам необходимо сдерживающее начало. Вот 
оно у вас и будет. 

Сдерживающее начало как-раз и был полковник 
Львов, но он оказался таким милым человеком, беско- 
нечно добрым, простым и на вид симпатичным, что 
сразу завоевал паши сердца. Меня уже со второго 
дня на.зьгвал Володей на "ты", с Иваном Степанови- 
чем тоже по-дружргки, по ул;е не так, все-л.-е Иван Сте- 
панович был почти на 7 лет старше меня. 

Привез Львов с собой какую-то особенную, чуть-ли 
не 16-струнпую гитару, па которой он прекрасно иг- 
рал и аккомпанировал. Я -же имел тогда хороший го- 



лос, т. ч. у нас , в офицерском вагоне, стало веселее. 
Воевали мы теперь уже реже п не потому, что пол- 
ковник наш был трус, нет, он, конечно, был достаточ- 
но храбрый офицер, но осторожным был очень — 
это несомненно. 

На крыше бронепоезда он велел приделать для 
маскировки поезда топенькие деревца и украсил его 
также и по бокам. Получилось что-то вроде двп:куще- 
гося сада, и пехота прозвала наш бронепоезд "крас- 
иорядппа". Уж не знаю лучше- ли ото было, но ст11е- 
ляли по нас значительно меньше. 

Полковник Львов очень недолго командовал броне- 
вым поездом. Он получил другое крупное назначенпе. 
Рассга.тся с нами очень трогательно и отбыл к месту 
]1овой службы, я-же опять принял поезд, а вскоре 
мне представилась возможность на 20 дней поехать в 
отпуск в Петроград, к моей матери. 

День моего отъезда в этот отпуск на всю жизнь со- 
хранился в памяти, по одному трапгческому случаю 
и странному совпадению происшедшим па моих глазах, 

В этот день я должен был прибыть в штаб бата- 
льона,, получить нужные бумаги и отправиться далее 
1! отпуск. Бронепоезд принял Иван Степановичи, как- 
раз в" это время он получил сообщение по телефону, 
что к нему из России приехала жена и ждет его на 
станцпп Станиславов, куда мы, спросив, конечно, раз- 
решеппе в штабе дивизии, моментально и выехали. 

На перроне в Станпславове, действтельно. его 
встретила жена. Радость, конечно, бол1ьшая, трога- 
тельная встреча. Жена — очень симпатичная, инте- 
ресная барынька. Иван Степанович представил меня 
п. пока что, мы прошли в буфет 1-го класса и усе- 
лись там. Остановилась она в отеле и теперь ему 
нужно было как-то устраивать, чтобы хоть несколько 
дней пробыть в Станпславове. Но вопрос, как устро- 
ить? 

Единственный выход — это поговорить мне с ко- 
мандиром батальона и задержать мой отпуск на не- 
сколько дней. Я был готов и на ото, если согласится 
командир. Ведь фактически, я с момента приезда в 
Станиславов, уже начинал свой отпуск. 

В общем так и порешили: идти сейчас-же к коман- 
диру батальона и все урегулировать. Только-что мы 
вышли на перрон, как "из телеграфного отделения по- 
дошел к нам солдат. 

Так что, В. Благ-пе, броневой поезд спешно тре- 
буют на позицию. 

Что-ж? Ничего не поделаешь! Жена Ивана Степа- 
новича побледнела, забеспокоилась, заволновалась. 
Мы, как могли, ее успокаивали: опасности, мол. пет, 
поезд бропированный, вызовы такие каждый дет, бы- 
вают .Через по.тгора-два часа, а то и раньше броне- 
поезд будет обратно в Станпславове. 

Мы проводили капитана. Он всклчил не на орудий- 
ную площадку, а сел уже в вагоне на моем месте в 
башне. Бронепоезд отошел, а я с псепой Ивана Сте- 
папоБича пошел обратно в буфет, усадив ее там. Она 
немного \ч-по1;оплась и мы решили, что я, не теряя 
гремепи. пойду в штаб батальона и попрошу коман- 



— 10 



дира на несколько дней задержать мой отпуск, чтобы 
я мог заменить капитана. 

Я так п сделал. Командир батальона согласился, 
спросив где-же сейчас жена капитана? 

— Нужно-ж в-се-такн ее приветствовать — сказал 
он. 

Я ответил, что она ожидает в буфете 1 класса, и 
мы пошли на перрон. Скоро подошел и бронепоезд. 
Открылся люк, выскочили пулеметчики и вынесли 
мертвое тело Ивана Степановича. Граната попала как- 
раз в самую башню и разнесла ему голову. Жена бро- 



силась к трупу. Сцена ужасная... Она упала на труп, 
страшно закричала н потеряла сознание. Мы отнесли 
ее пока в штаб батальона. Больше я ничем помочь ей 
не мог. Тут уж была Божья воля. Заменять мне те- 
перь никого не пу;кно было, все равно назначение 
врем, псполп. должности командира бронепоезда дол- 
л;но было состояться немедленно и я, взяв в штабе 
нужные бршгп, отправился па вокзал. 

Через несколько дней я уже был в Петрограде в 
( бъятиях матушки. 

В. Белов. 



ЧЕРНИГОВСКИЕ ГУСАРЫ 



(Окончание) 



Летом 1909 года два эскадрона Черниговцев, 2-ой 
и б-ой были приданы к 1-ой пехотной дивизии для 
отбытия с нею лагерного сбора при г. Смоленске. По 
окончании лагерного сбора, начальник такового ген.- 
лепт. Зуев благодарил ротм. Пантелеева и эскадроны 
за их умелую н дружную работу. 1-ый, З-пй и ^-ый 
эскадроны, приданные к 36-ой пехотной дивизии, 
также вызвали похвалу начальника этой бригады. 
Полковые учения прошли без участия Великого Кня- 
гя, который прибыл к полку 29 августа в Клеиентье- 
БО, на кавалерийский сбор. Здесь Его Высочество пе- 
укоснтельно выезжал на все учения, подавая собою 
пример добросовестностной и аккуратной службы. 
Всегда ласковый, внимательный и обш,ительный, Цар- 
ственный Чернпговец приобрел в пилку такую 
всеобщую и пламенную любовь, что каждый чин полка 
стал особо ревниво оберегать свою службу, опасаясь 
даже мелочною неисправностью или невольной ошиб;еой 
омрачить обп1;ее радостное настроение. Великий Князь 
обедал и ужинал ежедневно в офицерском собрании, 
устроенном в одной из изб села, и вел крайне простую, 
неприхотливую маневренную жизнь обыкновенного пол- 
кового командира. Во время этого сбора был совершен 
20-верстный пробег на скорость. От каждого полка, 
участзовавшего в сборе (1-ая кав. дивизия и 2-ая От- 
дельная кав. бригада), один эскадрон, по жребию, обя- 
зан был сделать пробег в 20 верст, по заранее состав- 
ленному, одинаковому для всех участников маршруту, 
разведать па скорость деревню, занятую противником, 
взорвать на реке мост, обстрелять мишени и на фини- 
ше произвести атаку на пехоту, изрубив положенные 
па землю арбузы. Эскадроны выпускались одпп за дру- 
1им через 20 минут. Из Черниговского полка жребий 
выпал 4-му эскадрону, который под командою ротмист- 
ра Калинина, при офицерах: шт.-ротм. Шаумане, 
горпетах Нестеренко, Скубенко и Папкевиче, с корне- 
том Фомншкпным, имевшим пироксилиновые патроны 
для взрыва моста, выполнил все условия в час с не- 
большим и выиграл первый приз. Эскадрон прошел 
большую часть пути галопом. Точная разведка деревни 
("ыла произведена корнетом Нестеренко в 3 минуты; 
на взрыв моста ушло 2 минуты, после чего был настиг- 



нут эскадрон Петербургских улан, шедший впереди и 
задерживавший ход Черниго]к-кого эскадрина. Обстрел 
.лпгшеней продолжался 30 секунд; из 20 мишеней бы- 
ло поражено 19. На спешивание, наступление и посад- 
ку было потрачено 5 минзт. При рубке арбузов из 50 
штук уцелело только 6. После пробега, эскадрон был 
пропущен справа по одному мимо начальника сбора 
п'н.-лейт. .Титвпнова, нашедшего состояние всадников 
и конского состава в отличном виде. Нижним чинам 
было выдано в приз 300 руб., офицеры получили же- 
тоны, а командир эскадрона — саблю. Во время отого- 
;кг сбора приз за лучших песенников получил 6-ой эс- 
кадрон Черниговцев; нижшгм чипам было выдано в 
приз 50 рублей, а командиру эскадрону ротмистру 
Пантелееву была объявлена благодарность Августей- 
шого Командира. 7 сентября закончился специально- 
кавалерийский сбор у с. Клементьева. По отзыву 
гомандира 2-ой кав. бригады, ген.-лейт. Стаховича, 
специально-кавалерийский сбор прошел вполне гладко 
и весьма поучительно для полков брпгады, никогда не 
имевших случая действовать в составе значительных 
кагалерийских от1)ядов. Поэтому была объявлена глу- 
бокая признательность Августейшему Командиру Чер- 
][:1Говцев. 

5 сентября в полку был получен серебряный жбан, 
пожалованный нашим Шефом офицерскому собранию 
полка. Этот ценный дар был препровожден при ниже- 
следующем рескрипте Ее Императорского Высочества: 

"Его Императорскому Высочеству Командиру Моих 
Черниговских гусар. Мой дорогой Муле всегда отно- 
сился с особой сердечной заботливостью к Моим слав- 
ным Черниговцам. Желая сохранить о Нем память 
среди офицеров полка, Я и Моя Племянница Великая 
Княгиня Мария Павловна, Герцогиня Зюдермапланд- 
ская, жалуем офицерскому собранию полка настоящий 
серебряный лсбап, принадлелеавшпй Великому Кпязго 
Сергею Александровичу. Елисавета". 

Жизнь в Орле, после сбора в Клементьеве, потекла 
обычньга порядком. Работа по боевой подготовке оду- 
хотворялась постоянным присутствием и неизменным 
руководством Августейшего Командира полка, с ран- 
него утра присутствовавшего каждый день на всех 



11 — 



полкииых занятиях. Уиаток и любитель кавалерийско- 
го спорта и езды, Великий Князь ежедневно выезжал 
верхом в поле в сопровожденпи желающих офицеров, 
каковых всегда было много. Поездка охватывала рай- 
он в 20-30 версг по всем направлениям вокруг Орла. 
Шли обыкновенно галопом. Каждая полевая поездка 
гакаичнлалась скромной трапезой во дворце Ве.пнк(|Го 
Киязя, который, с присущим Ему русским хлебосоль- 
ством, ласково и радушно угощал офицеров. Подоб- 
иы.ми ежедневными поездками Великий Кнзяь втянул 
всех офицеров в серьезную полевую езду и, всячески 
разнгоОразя эти поездки, развивал и укреплял в пол- 
ку спортивный дух. 

Нередко устраивались Великим Князем лисички, 
которые отличались большим интересом и происходи- 
ли по различным маршруаам и по пересеченной мест- 
ности, изрытой оврагами и покрытой болотами и ле- 
сами. Участники пробега при^Зывалп обыкновенно во 
двореп Великого Князя и оттуда начиналась лисичка. 
Чаще всего лнсгмкой бывал сам Великий Князь, вы- 
езжавший на 15 минут рапее остальных участников. 
Поймать в таком случае Великого Князя почти ни- 
когда не удавалось, так как Его Высочество отлично 
изучил окрестности, искусно пользовался местностью 
и умело запутывал след. Лисички делались верст па 
15-20 и заканчпвалпсь скачкой на 300 саж. Двум 
первым пришедшим Великий Князь обыкновенно да- 
вал от Себя небольшие призы в виде разных спортив- 
ных вещиц. 

1-го октября полк справлял свой полковой празд- 
ник в присутствии Августейшего Командира полка. 
На торлгсство прибыл в Орел Командующий воис1;ами 
З.'осковского военного Округа геи. от кавалерпп Пле- 
ве, вручивший полку Высочайшую грамоту на по- 
жалование Чернпговцам знаков па головные уборы. 

И| еле полкового праздника, началась опять мирная 
работа, снова оживляемая присутствием Великого 
Князя. Его Высочество входил во все мелочи полко- 
вого быта, утром прпеззкал в полк, присутствовал на 
занятиях в эскадронах, в И час. дня производил' езду 
офицерам, а затем ехал в канцелярию полка, где при- 
нимал все доклады по строевой и хозяйственной ча- 
стям. Такое внимательное отипшеиие Августейшего 
Командира к службе, подняло все отделы обучения и 
всю материальную часть полка, а также довольствие 
людей и конского состава. Ни одно прпявлепие пол- 
ковой жизни не прошло без участия Великого Кпязя, 
ко всему прилагавшего свою заботлиг.ую, щедрую и 
любвеобильную руку. Нижние чппы, заболевшие тубер- 
кулезом, пользовались по приказанию Его Высочест- 
ва, в санатории, ревматики отправ.тялпсь на грязи; 
семьи нп;кпнх чинов, пост]')адавшие от пожара или 
почему-либо впавшпе в пузкду, получали от Великого 
Князя ншрлкую денежную помощь. Воистину Е1'о Им- 
ператорское Высочестпо был для счастливых Чсрпи- 
говцев тем живоноспым источником, который зажига- 
ет жизпь всюду, к чему-бы он не прикасался. 

Тщательно следил Царственный Командир полка за 
всеми отделами обучения полка. Так 11 октября Им 
был произведен смотр молодым лошпдям привода 



1907 года. Лошади были найдены хорошо выезжен- 
ными, особенно хорошее впечатление пропзводил1Г 
смены 4 и 5 эскадронов. 31 октября, присутствуя на 
боевой стрельбе с мапеврпрованием частей гарнизона, 
Г.?ликий Князь усмотрел, что 6-ой эскадрон исполнил 
условие стрельбы отлично, так как, не взирая на хо- 
лодную и неблагоприятную погоду, поразил из 40 ми- 
шеней 35; между тем, чтобы войти в оценку, по.па- 
шлось повалить 21 мишень. День рождения и Ангела 
нашего Командира 22 ноября 1909 г. прошел ожив- 
ленно и радостно. Накануне прибыла в Орел Авгу- 
стейшая Сестра 1."и.м;иги1р:1 Черииговцев, Великая 
Княгиня Ольга Ллекга1Ц11(11;иа. 22 ноября была от- 
служена литургия в присутствии Царственных Брата 
и Сестры, а вечером во дворце Великого Князя с; гто- 
Я.1СЯ обед, на котором роль хозяйки выполняла Вели- 
кая Княгиня; к обеду были приглашены все офице- 
ры полка с женами. Обед прошел в самом приподия- 
том настроении; душу каждого Черииговца наполня.ю 
чувство гордости и бесконечной радости — видеть 
перед собою Брата и Сестру Государя Императора, 
которые присущею Им царственною простотою вызы- 
лалп восторженное преклонеппе присутствовавших. На 
следующий день возобновились обычные занятия, на 
К'^торых по обыкновению присутствовал Августейший 
Командир полка. Около 12-ти час. дня началась под 
командою Великого Кпязя офицерская езда в полко- 
вом манелсе. Не прошло н 5-ти минут, как к несказан- 
ному восторгу офицеров, в ложе появилась Вели|;ая 
Княгиная. великий Кпязь подал команду: ''смена.стой ! 
Гг. Офицеры". Великая Княгиня приветливо поздо- 
ровавшись, просила продолжать езду, по окончаннм 
1;ото])ой все офицеры устремились в ложу. Оказалось, 
что Великая Княгиня, предприняв утреннюю прогул- 
ку по городу в сопровождении адъютанта Великого 
Кпязя, пешком прошла от дворца до полкового мапе- 
лса. Обратный путь Великая Княгиня то;ке предно.ш- 
гала совершить пешком. Офицеры просили разреп.е- 
гпя сопровождать Великую Княгиню, па что последо- 
вало согласие, и Ее Императорское Высочестпо на- 
правилась из полка в город, сопровождаемая целою 
группою офицеров. Приближаясь к офицерскому со- 
бранию, офицеры начали просить Великую Киягпию 
удостоить посещением запросто офицерского собрания. 
Ее Высочество милостиво отозвалась, что Она с удо- 
вольствием примет приглашение, если позволит Ее 
Грат, Велпкпй Князь, шутя, сначала не позволил и, 
лишь подойдя к самому собранию, дал разрешение по- 
сетить собрание и отзавтракать обычным завтраком. 
Завтрак был самый простой, ели щи и кашу, вызвали 
т;)убачей и песепников, играли па бильярде. После 
завтрака Великий Князь и Великая Княгиня снялись 
г. группе с офицерами. 24 ноября утром происходи.ш 
конные состязания, а вечеро'^^ состоялись танцы и 
офицерском собрании. Па вечер были приглашены 
полковые дамы. Великая Княгиня очаровала всех сво- 
ей простотой, принимала •/Ь'ипое участие в танцах и 
устроенных играх, и лишь под утро отбыла во дворец 
Великого Князя, сопровождаемая офицерами. На сле- 
дующий день. Великая Княгиня покинула Орел. 



12 — 



в 1909 году, 5-ый эскадрон под командою ротмист- 
1);1 1)узинова (при шт.-ротм. Залесском и корн. Хво- 
пщнском), с 11 февраля по 25 сентября находился в 
Воронеже, на случай вознпкновенпя (Зеспорядков. 
Эскадрой выполнил эту командировку блестяще. Гу- 
сары несли исправно службу, отличались безукориз- 
ненным поведением п, по отзыву Начальника Виро- 
хтежского гарнизона, могли "слу;кить образцом для 
любой воинской части и вполне справедливо заслул(И- 
дп любопь п уважение не только среди своих ювари- 
щей по гарнизону, но п граждан города". .Лагерный 
сбор эскадрон отбыл под Воронежом. По выходе из 
Воронежа, городской голова напутствовал эскадрон 
ьконою Воронезкского Святителя Митрофания. 

1 февраля 1910 г. в списки полка зачислен ген.- 
майор фон-Кауфман. В кимандование полком этого 
выдающегося командира, Черпиговцы проямии под- 
виги в Японскую войну. 

В феврале 1910 года полк снова имел счастье ви- 
деть в своей среде Сестру своего любимого Командира. 
На этот раз, Ее РЬшераторское Высочество прибыла 
н Орел со своим супругом принцем Ольденбургскпм 
1''ород Орел в ожидании приезда высоких гостей укра- 
сился флагами и арками. Состоялся завтрак, а затем 
были устроены барьерные конные состязания в пол- 
ковом манелсе, где Великая Княгиня согласилась под- 
нести Великому Князю приз от офицеров полка за 
выигранные состязания, так-как Его Императорское 
Высочество, ходивший вне конкурса, призов не по- 
лучал. Поднесен был пресс-папье. Вечером в полку 
был устроен бал в присутствии представителей дво- 
рянства и высшей администрации. Танцы продолжа- 
лись до утра. На другой день состоялся солдатский 
спектакль, а вечером бал у губернатора. На третий 
день на беговом ипподроме были устроены садки на 
волков, затем днем состоялся благотворительный 
спектакль в театре, а вечером бал, — данный Вели- 
кой Княгине дворяиством. На четвертый день — зав- 
трак в Черниговском полку п бал в Звенигородском 
пех. полку, с которого Их Высочества отбыли на улгпн 
к Орловскому вице-губернатору. Наконец, на пятый 
день, Высокие Гости, провожаемые всеми офицерами 
до вокзала, отбыли из Орла. 

6, 7 и 8 апреля 1910 г. при осмотре в полку ген.-м. 
Стаховичем строевых занятий учебной команды, езды 
молодых солдат и выездки молодых лошадей, — полк 
найден блестящим. В частности, в учебной команде 
посадка найдена щеголеватой, рубка блистательной 
(3 промаха при 96 ударах), вольтижировка очень хо- 
рошей. Молодые солдаты признаны обученными осно- 
вательно, рубка — меткой и звонкой (чистьгх ударов 
более 80%), .лошади — наезженными, напрыганны- 
ми. Точно также блестящий отзыв о полку дан Коман- 
дующим войсками Московского военного округа ген. 
от кав. Плеве, посетившим полк 6 апреля и присут- 
ствовавшим на очередных занятиях. 26 мая Великий 
Князь участвовал в двухсторонне:*! маневре, а 19 ию- 
ля — в учении сводной дивизии. На обоих занятиях 
присутствовал Командующий войсками округа, кото- 
рый особенно отметил отличные действия полка при 



исполнении обоих задач 19 июля. Приказом по вой- 
скам Московского военного округа от 3 августа 1910 
г., 2-ая отдельная кав. бригада из ХУП арм. корпу- 
са перечислена в ХИ1 арм. корпус. .1етом 1919 г. 
полк находился в селе Клементьеве на специальном 
кав. сборе полков 1 дивпзпп и 2-ой отд. кав. брига- 
ды. Великий Князь со штабом полка и 4-ым эскадро- 
И1'м квартировал в дер. Бурцево, верстах в трех от 
Клементьева, жил в палатке, поставленной в саду, 
обедал в офицерском собрании, выезжал во главе 
полка на все учения п маневры сбора. В конце сбора 
был устроен офицерами полков прощальный обед, во 
время которого начальник сбора ген. Литвинов в 
своей речи отметил ту необычайную энергию, любовь 
к делуч^! трудоспособность, которые проявил Великий 
Князь и которые могут служить примером для всяко- 
го начальника. 

После окончания сбора, для занятий с пехотой, полк 
был разбит на 2 дивизиона: 4 и 5-ый эскадроны по- 
шли походным порядком в Калугу, а остальные в Ту- 
лу. Дивизион, шедший в Тулу, имел 27 июля в го]). 
Боровске дневку. По прибытии туда, получилась теле- 
грамма о высылке в г. Малоярославец верховых ло- 
шадей, в виду л;еланпя Великого Князя приехать на 
дневку в Боровск. Невозможно описать тог.» впечат- 
ления, которое произвело это известие на жителей го- 
рода. Не преувеличивая, можно сказать, что весь го- 
род, от старого до малого, был всю ночь на йогах: 
приводили все в порядок, чистили улицы, подкраши- 
вали дома, ставили флаги, спешно строили триум- 
фа,льную арку, расспрашивали солдат о Великом Кня- 
зе, причем кормили их всем, что только у кого был". 
Великий Киязь должен был прибыть к полудою, но 
уже к 6-ти часам утра все насе.ление города в лучшей 
одежде, с цветами в руках, было на окраипе города, 
откуда должен был подъехать Великий Князь. Когда 
тгжазался Его Высочество, громовое "ура" потрясло 
воздух, раздался колокольный звон. Городской голо- 
ва поднес хлеб-соль, громаднейшая толпа окружила 
лошадь Великого Князя. Представители старообряд- 
цев почтительнейше просили Великого Князя посетить 
и помолиться в их, только-что отстроенном храме, на 
что Велпкнй Князь изъявил Свое согласие. Э1-а ми- 
лость совершенно растрогала старообрядцев; видимо, 
они не ожидали этого: почти у всех были видны сле- 
зы на глазах. По прибытии в Тулу, дивизоп располо- 
жился по деревням в ее окрестностях. Через неделю 
прибыл туда и Великий Князь для осмотра располо- 
жения дивизиона. Объехавши все деревни, где были 
расположены эскадроны, осмотревши их, сделавши 
выводку лошадей и пообедав в офицерском собрании, 
Великий Князь предложил офицерам ехать с Ним в 
город для осмот1)а Тульского оружейного завода. 
^Гногочисленные рабочие завода, а также население 
города восторженно приветствовали Ветикого Князя 
во все время проезда по городу. Осмотревиш затем за- 
];одское техническое училище. Велики Г! Князь отбыл 
на вокзал. 

Сообщил Г. А. Куторш 



Учреждение орденов в Российском Государстве 



Посколько начало 17-го века в Европе насыщено 
1!гевоз ложными смутами, фрондами и религиозными 
];оГ1намп, настолько конец его ознаменован повсемест- 
ным торжеством абсолютизма. Все творческие силы н 
все рессурсы государств сосредоточивались теперь все 
более и более в лице и в руках монарха. Образцом для 
всех и вся служил ''Король-Солнце" Людовик 11-й, 
с;|.>;одержавно управлявший Францией пз своего пово- 
стстроепного Версаля, окрулсенный толпой замирен- 
ных феодалов и говоривший 5 себе "Государство — 
:л-о Я". 

Не случайно эпоха эта ознаменована так же по- 
всеместным учреждением новых и "обновлением" ста- 
])ых "кавалерских орденов". Этп новые ордена, ко- 
1!<'чно, не имели ничего общего со старыми рыцар- 
скими орденами, которые в эту эпоху уже давно пере- 
стали существовать. Ордеп^! отп былп повой формой 
1!агра-,1,-депия. Это былп знаки отличия, гоюющие лишь 
форму рыцарских крестов п звезд. Ордена этп учре- 
;|;долись монархами. Номинальным патроном ново- 
• чреждаемого ордена обычно избирался святой или 
святая, которые, по странному совпадению, нередко 
носили пмя учреждавшего орден государя пли его 
супруги. Этп.м создавалсз кулы мопарха, который от- 
ныне становился источником всех почестей и всех 
благ. Награждались орденами высшие сановники, ко- 
торые 0ТГО1, награждением, выделялись из общей мас- 
сы знати. Ордена былп видимым признаком при- 
ма длежпости к "Избранной Раде". На придворных 
торжествах и "леве", новые, нередко худородные или 
инородные, но украшенные крестами и "кавалерижпГ", 
вельможи имели первенство перед представителями 
старых феодальных родов. Эти новые ордена былп 
учреждением целесообразным, прогрессивным и даж-е 
радикальным. 

В России "Кавалерский Чин или Орден" был вве- 
ден в эту же эпоху и являлся одним пз' "новшеств", 
заго1СТвованных Петром Великим от Запада. Уста- 
новление это тем менее имело общего со старыми ры- 
дарскпмп орденами, что таковых никогда не суще- 
ствовало на Руси, да и самая идея награждения ми- 
рян подобпсм нйперсных крестов (да и не крестов, а 
"латынских крыжей") была-бы неприемлема в до- 
тк'тровской России. 

Хотя ордена, как и резание боярских бород, 
ь;1опзошли в России "по манию царя", это совсем не 
противорс'игг их исторической целесообразности. Де- 
ло в том. что в России, в это время, происходил тот 
ЗаС процесс копцентрацин творческих сил государства 
вокруг монарха. Ордена нужны были Петру для той 
;;;е цели возвеличения своих сподвижников и для 
уничижения боярской снеси. К тому же, ко времени 
] еформ Петра, орденские знаки и кавалерии стали на 
•>:пале неотъемлемой частью наряда высшего санов- 
ипка. Одевая русских пельмол; "по немецкому мани- 
1ру", Петр почел за благо учредить в России Кавалер- 
ский Орден. 



Орден был учрежден 30-го ноября 1698-го года, 
хо-есть. через 5 лет после учреждения Людовиком 1-1-м 
ордена Св. Людовика и за 3 года до учрезденпя в 
Пруссии ордена Черного Орла. Патроном своего ор- 
дена Петр избрал Св. Апостола Андрея Первозванно- 
го "Крещением первоначально паши преде.1ы просве- 
тившего". Как и все созданное этим замечательным 
человеком. Орден этот исключительно краспв и вели- 
1!ественен. Не имея за собой ни геральдической тра- 
дгщип, ПН прецедентов, Петр сумел создать русский 
орден, который никогда не был превзойден и который 
навсегда остался символом русского самодержавия. 

При Петре, Орден жаловался исключительно ред- 
ко и только высшим сановниками, главным образом, за 
ВС енные заслуги. 1-м кавалером Ордена был Генс- 
[ал-Адмпрал Федор Алексеевич Головин, пожалован- 
ный 10-го марта 1699-го года. 2-м кавалером был бу- 
дущий "злодей" малороссийский гетман Мазепа, по- 
жалованный 8-го февраля 1700-го года и лишенный 
его в 1708-м году за измену. Сам же Петр отложил 
"наложить оный на себя впредь до случая", т. е., хо- 
тел заслужить его личным воинским подвигом. В 
Г/ОЗ-м году, случай этот ему представился. Петр был 
удостоен Ордена за взятие с боя в устьях Невы двух 
шведскпх кораблей. После благодарственного молебна 
II походной церкви, знаки ордена были возложены на 
Петра Головиным, 1-м Андреевским кавалером. Одно- 
временно с Петром был пожалован и Меньшиков, уча- 
ствовавший с Петром в том же деле, в звании поручи- 
ка Бомбардирской роты. Петр жаловал свой Орден и 
иноземцам, так 3-м кавалером ордена был бранден- 
бургский посол Прннцен, 5-м саксонец граф Бей- 
хлинг, а в 1712-м году Петр возложил знаки ордена 
па польского короля Августа П-го взамен нозкалован- 
ього ему ордена Белого Орла. За все царствованне 
Петра Великого было всего только 38 пожаловаппй 
Орденом, пз них 24 русским п 14 инпземцам. 

Прп Петре Великом Ор^ен не имел Статута п да- 
же не сохранился Указ о его учреждении. 1-й и едпп- 
ственшлй Статут был дан Ордену Императором Пав- 
лом 1-эг, 15-го апреля 1797-го года. Статут этот оста- 
вался в силе до революции. Привоясу некоторые ста- 
■|ьи пз этого Статута: 

§ 291. Императорский орден Св. Апостола Андрея 
ГГервозва иного имеет одну токмо степень пли класс. 

§ 292. Знаки сего ордена суть следующие: 

1. Крест синего цвета в двуглавом, тремя к'1рона- 
мп увенчанном орле, представляющпй распятого на нем 
Св. .\постола Андрея и по четырем концам имеющий 
четыре золотые латинские буквы: 8. А. Р. К. озна- 
чающие: 8АКСТГТ8 АКВКЁА8 РАТК0К08 КПЗ- 
81АЕ: а на другой стороне, в середине орла, хартия, 
на которой написан орденский девиз: ЗА ВЕРУ И 
ВЕРНОСТЬ. 

2. Звезда серебряная, ююющая, в середине, на зо- 
лотом поле, двуглавого орла, тремя коронами увенчан- 
ного, а в середине орла Андреевский крест; в окрузк- 



пост же, в голубом поле, вверху орденский девиз яо- 
лотыми буквами, а внизу две связанные лавровые 
ьетвп. Звезда сия носится на левой стороне. 

3. Лента голубая через правое плечо. 

К знакам, жалуемым за военные про'шв непрпяте- 
.1я подвиги, присоединяется по два накрест лежащих 
меча: спсрху знака под короною, а на зве.зде так, тгоб 
средний щит покрывал перекрещение мечей. 

Прпмечанпе: На орденских знаках, при пожало- 
ванпп их не Христианам, изображения святых, их вен- 
зелевых гоген. или креста заменяются изображением 
Императорского Российского орла. 

§ 295. Никакие точные заслуги не определяются 
?акопом для достижения сего ордена, и удостоение 
оаым зависит единственно от Монаршего внимания к 
службе и отличиям высших чиновников государствен- 
ных. 

§ 296. Кавалеры ордена Св. Апостола Андрея Пер- 
возпаппого считаются в третьем классе государствен- 
ных чинов, т. е., наравне с Генера.т-.1ейтенантами, хо- 
тя бы по слулсбе находились и пилсе сей степени. 

§ 297. Жалуемый орденом Св. Апостола Андрея 
Первозванного, хотя бы прежде не имел других Рос- 
сийских орденов, сим единым пожалованием должен 
быть почитаем равномерно кавалером трех младших 
Российских орденов: Св. Александра Невского, Бе.юго 
Орла и Св. Анны первой степени, коих знаки п пре- 



провождаются к пему вместе с знаками Св. Апостола 
Андрея Первозванного. 

Орден Св. Апостола Андрея Первозванного бы.1 так- 
же фамильным орденом российского царствующего 
;[(уу\а, все вел. кн., с титулом ими. высочества, полу- 
чали его при св. крещении; князья с титулом высоче- 
ства получали его при совершеннолетни; остальные 
члены царствующего дома получали его лишь по воле 
государя. 

Как было узко сказано раннее, орден этот черезвы- 
чайио красив и знаки его обычно выполнены в выс- 
шей степени художественно. Крест и пень всегда зо- 
лотые, звезда серебряная. За все время своего суще- 
ствования, вид ордена не изменялся — ордена 18-го 
п начала 19-го веков лишь несколько грубее по рабо- 
те. На знаках обычно имеются пробы, а также, не- 
редко, и имя мастера. Старые русские пробы тем за- 
мечательны, что на них нередко обозначался год. В 
коллекции автора имеется орден Св. Апостола Андрея 
Первозванного, помечеппый 1797 годом. Интересно, 
что он 84-й пробы — позднее такая проба обычно 
встречается па '■еребре, но в 18-м веке она часто бы- 
вает на золоте. В музее герцога Веллингтонского име- 
ется также прекрасный экзеигнляр ордена, пожалован- 
ный герцогу императором Александром 1-м. Ввиду ма- 
лого количества пожалований, орден Св. Апостола 
Андрея Первозванного черезвычайно редок и ценен. 

Е. Молло 



Русские второочередные дивизии в войну 1914-1911 г. г. 



Тема о второочередных дивизиях старой Русской 
Армии в 1-ю Мировую войну, как таковая, до сих пор 
почтп-что не была еще затронута в военной литера- 
туре. 

Будущий историк, роясь в военных библиотеках, не 
найдет каких-нибудь трудов, носйященных органи- 
зационным недочетам этих дивизий в первых-же, в 
копце-концов, решивших дальнейшпй исход войны 
операциях 1-й Мировой войны на Русском фронте. 

Однако, тема эта чрезвычайно интересна и весьма 
поучительна уже хотя-бы только потому, что эти вто- 
роочередные дивизии Российской Императорской Ар- 
мии не были импровизацией военного време]П1 вроде 
серии дивизий, возниклувших в 1915 году пз ополчен- 
ских дружин, пли-же опять-таки других, созданных в 
1917 году из 4-х батальонов уже существовавших пе- 
хотных полков. 

Широкая публика привыкла называть второочеред- 
ньпш все формации, возникнувшие в течении войны, 
'гго, конечно, неправильно. 

Второочередными назывались те 35 дивизий (но- 
мера от 53-й до 84-й. а также 12-я, 13-я и 14-я 
Сибирские), которые автоматически возникли при 
всеобщей мобилизации старой Русской Армии при 
помощи кадров, специально выделяемых для этого из 
личного состава дивизий нашей регулярной Армии. 
Следовательно, зтн второочередные дивизии являлись 



органической частью Русских вооруженных сил. Ути 
дивизии уже задолго перед войной принимались в 
расчет при составлении Главным Управлением Гене- 
рального Штаба как плана войны, так и разных опе- 
ративных соображений. 

То огромное значение второочередных дивизий и 
роль, которую предстояло им сыграть, начиная уже от 
самого начала войны, видно уже хотя-бы пз того фак- 
та, что эти дивизии составляли как ни как приблизи- 
тельно третью часть всей Действующей Армии, вы- 
ставленной Российской Империей в 1914 году. 

Однако, к сожалению, способ ппполненпя п фор.ми- 
ровапия второочередных дивизий, а также их боевая 
потготовка. не были достаточно продуманы п ни коем 
случае не соответствовали тем задачам, которые пред- 
полагалось возложил, на эти дивизии уже с самого 
начала военных действий на фронте, или-же которые 
пришлось им выполнять в силу сложившейся обста- 
новки. К тому-же надо добавить, что подбор началь- 
ников дивизий и командиров полков очень часто был 
весьма неудачен. 

В результате всех этих недочетов, нашп второоче- 
р'дные дивизии, в большинстве случаев, выступали в 
поход еще неготовыми в боевом отношении. Во вся- 
ко:\1 случае они резко отличались своими, очень часто, 
]!есьма сомнительными боевыми качестламп, от кадро- 
вых дивизий и только в редких исключениях были 



— 15 — 



способны уже в первых-же операциях войны успешно 
сыграть ту роль, которая им была предназначена. Но 
к сожалению, высшее командование не учитывало все 
эти вышеперечисленные слабые стороны второоче- 
редных дивизий п в своих оператииных сообраа:ениях 
брало их, уже от самого начала военных действий, 
1:ак единицы полноценные, наравне с кадровыми ди- 
визиями Армии, ставя им совершенно непосильные, с 
точки зрения их полной еще неподгоювленности, бое- 
вые задачи. Вследствие этого частичные неудачи на 
участках этих дивизий, часто отражались весьма пла- 
чевно на операциях целых армий. 

Мы, тогда еще молодые участники войны 1914 — 
17 годов, привыкли на основании разных печальных 
:1!1изидов. свидетелями которых не раз приходилось 
нам бывать, весьма критически относиться к боевой 
неустойчивости некоторых из этих дивизий п не ища 
тогда причин этой неустойчивости, окрещпвалп ви- 
новных разными, весьма нелестнымп, прозвищами в 
роде: "Орловских рысаков", ''Занеманское беговое 
общество", "рысистых", "бо1юдатых бегувов" п. т. д. 

Однако, с тех пор прошло уже свыше 4.5 лет п за 
сго время утекло немало воды в Висле п Немане — 
свидетелях многочисленных кровавых боев Россий- 
ской Императорской Армии первого периода Великой 
войны. 

Для многих из нас, которым представилась впослед- 
ствии возможность заняться изучением этой войны, а 
при этом также ближе познакомиться с боевыми дей- 
ствиями второочередных дивизий и призадуматься 
над иричинами пх боевой неустойчивости, и, вообще, 
пад разными недочетами в их боевой деятельности, 
стало, вероятно, ясным, что в этих недочетах не 
столько были виноваты сами эти дивизии или-же со- 
ставлявший их личный состав, сколько те лица, па 
которых в свое время была возложена разработка 
плана организации второочередных дивизий, а такиге 
целый ряд непредвиденных событий и обстоятельств. 

Во всяком с.тучае сама тема о русских второоче- 
редных дивизиях в 1-ю Мировую войну, в связи с вы- 
шеупомянутыми ошибками и недочетами, блашдаря 
своей обширности и разнообразности, заслуживает 
глубокого внимания будущих историков. 

р|, сожалению, отсутствие необходимых источников 
делает ее изучение весьма сложным. По:)ТОму. кажет- 
ся мне, что каждое восноминанис участников войны 
1914 — 17 г.г. о второочередных дивизиях, каждое их 
обоснованное критическое замечание на эту тему, мо- 
гут послу;иггь ценнейшим вкладом для будущего ис- 
следователя этой темы. 



.Между прочны, чрезвычайно разнообразна была 
судьба разных второочередных дивизий в течении вы- 
шеупомянутой войны. Некоторые из них, как напри- 
мер. 72-я пехотная дивизия, просуществовали всего 
лишь несколько недель, так-как после целого ряда бо- 
евых неудач в самом начале войны в Восточной Прус- 
сии. ;1та дивизия была расформирована, а ее личный 
состав был взят на пополнение других дивизий. Пли- 
же 63-я пехотная дивизия, входившая в состав гар- 
низона Новогеоргиепской крепости, которая, после па- 
дения этой крепости в 1915 году, попала целиком в 
плен и уже больше не была восстановлена. 

Судьба других была более счастливой. Благодаря 
случайному стечению целого ряда весь5!а благоприлт- 
иых обстоятельств, начали они, как например. 70-я 
пехотная дивизия, превосходно свою боевую карьеру 
ь'а фронте и, отличившись в самом-же начале войны, 
создали себе таким образом прекрасную боевую репу- 
тацию. Однако, часто, под влиянием понесенных боль- 
пшх потерь в свг.ем личном составе н благодаря пло- 
хому пополнению, а также, может быгь и скверному 
ь-омандованию, дальнейшая судьба этих, сначала 
удачных дивизий, иногда принимала менее счастли- 
вый оборот. 

Наконец, некоторые, иные, второочередные диви- 
зии, первоначальные боевые дебюты которых на фрон- 
те начались очень неудачно и которые имели уже в 
первом-же периоде этой войны целый ряд крупных 
неудач, создавших им весьма скверную славу, одна- 
ко, но мере того, как война затягавалась, начали П' - 
степенно закаляться в боях п под умелым командо- 
ванием постепенно превращались в прочные падеж- 
ные боевые соединения. 

Вот одной из таких дивизий была 56-я пехотная 
дивизия, боевую эволюцию которой, из никуда не год- 
ной — в отличную, — я описал в другом месте. 



В. Кочибсй. 



Примечание: 



Автор знал одного начальника второочередной дн- 
М13ИИ, который около 20 лет но был в строю, а до на- 
чала войны занимал должность директора одного из 
ь-адетских корпусов. Дивизию он получил, вероятно, 
только потому, что был в чине генерал-лейтенан- 
та. Между прочим, по весьма пеудачному командова- 
1!ию дивизией, оп уже через несколько недель был от- 
решен от командования. 

В. Е. 



— 16 



ПиИйти Командующего Сибирской йлотилией контр -одиироло Старк 




Б середине ^иарха 1950 года, в 
оежсиском лагере на о. ТюбаОао, 
группа моряков получила сонОще- 
ние о смертп в Иаршке Адмирала 
Юрия Карловича Старк. Это скорб- 
ное известие было отмечено па- 
нихидой и траурным собранием. 
Доклад, ирочитанный на этом 
собрании, является лучшим вос- 
пгмпнанием о жизни и деятельности адмирала и я 
привожу его полностью в память десятилетия смерти 
нг1шего дорогого и незабвенного Командующего Сибир- 
ской флотилией. 

Тюбабао, 23 марта 1950 г. 

Юрнй Карлович Старк окончил Морской кадетский 
корпус в С. Петербурге в 1898 г. с производством в 
МЦЧМ1ШЫ и вышел в Ба.тгийсксе море. 

По окончании Минп'^го офицерского класса,, он был 
назначен старшим минным офицером на крейсер 1-го 
ранга "Аврора", на котором совершил поход с эскад- 
рой адмирала Рождественского вокруг Африки и уча- 
ствовал в Цусимском бою 14/27 мая 1905 года. Пос- 
ле бея. отряд крейсеров "Аврора", "Олег" и "Жем- 
чуг" прорвались на юг и пришли на Фплияпинские 
острова в г. Ыаниллу, где были интернированы до кон- 
ца войны. После заключения мира, 10. К. плавал на 
"Авроре" в Балтийском море и заграницей. 

Русско-Германская война застала его в чине капи- 
тана 2-го ранга, в должности командира эскадренного 
миноносца "Страшньгй", в составе 1-оц минной 
дивизии Ба.!1тицского флота. Со своими минонос- 
цами Ю. К. участвовал во многих боевых опера- 
циях и боях с неприятелем в кампаниях 14-го, 15-го 
п 16-го годах, особенно при защите Рижского залива 
и при поддержке нашей армии, выходившей флангом 
на берег этого залива. 

В 1915 году Ю. К. был назначен начальником 
5-го дивизиона тои-лсе минной дивизии и произведен 
в капитаны 1-го ранга. В этой должности его застала 
революция. 

Будучи исключительно преданным своему делу че- 
ловеком и горячим патриотом, Ю. К. оставался на сво- 
ем боевом посту до последней возможности. Вскоре он 
получил повышение и был назначен Начальником 
минной дивизии Балтийского флота. В этой долзкности 
10. К. участвовал в последнем большом бою Балт. 
флота, в Рижском заливе и Моонзунде осенью 1917 
года. Временным Правительством за этот бой он был 
произведен в контр-адмпралы. Когда большевизм 
окончательно разложил флот и он утратил всякую бое- 
способность и когда одновременно в разных частях 
России возникли очаги белой борьбы, адмирал оста- 
вил флот п свою семью (жену и двух детей) в Петро- 
граде и переодетый солдатом прошел через фронт 
гражданской войны и в августе 1918 г. прибыл в 
г. Казань, где поступил добровольном в Белую Армию. 

Люли, встречавшиеся в эти дни с 10. К., никогда 



КС заоудут его осооэнно возвышенного состояния ду- 
ха. Он не искал ни должности, ни власти, он мечта.1 
лишь о возмолсности сражаться с оружием в руках 
против врагов с]!оей Родины и врагов всего того, что 
было дорого каждому чсстпому христианину и патрио- 
ту своего отечества. 

Офицерам морякам, вооружавшим волжские паро- 
ходы по заданию Белой Армии, было не легко угово- 
рить адмирала раскрыть свою инкогнито п принять в 
ыомандование отряд боевых пароходов на Волге, и, 
только сознавая необходимость н псльзу своего руко- 
водства и возглавления своих младших сослужнвцеи 
по флоту, адмирал согласился. 

С этого момента началась совместная, бок о бок, 
служба покойного адмирала в рядах бойцов Белого 
фронта на всем длинном, славном п скорбном пути от 
Волги до самого Владивостока. 

С крушением фронта на Волге и отходом армии от 
Казани, 10. К. со своими боевыми пароходами при- 
крывал армию со стороны реки и с большими трудно- 
стями и опасностями отвел свои дивизионы по Каме 
и Белой в г. Уфу, откуда адмирал был вызван Вер- 
ховным Правителем адмиралом Колчак для получения 
нового ответственного назначения Начальником брига- 
ды, а потом дивизии Морских стрелков. Уже весной 
1919 г. адмирал Старк прибыл на фронт с первыми 
готовыми баталиопами морских стрелков и принял 
участие в боях на Каме и Белой. 

Крушение Омска застало Ю. К. во главе уже 4-х 
полков дивизии Морских стрелков. Всем нам памятны 
тяжелые, нечеловеческие условия зимнего отступле- 
ния по Сибири, предательство социалистов в тылу, из- 
мена союзников, вызвавшие гибель Белой Армии ад- 
мирала А. В. Колчака и его самого. Остатки Морской 
гивпзии влились в колонны доблестного генерала 
Каппеля п вместе с каппелевцами отступал п адми- 
рал Старк. Через Байкал его везли в безчувственпом 
с(ч-тоянпи, в жестоком сыпном тифу, от последствий 
которого адмирал лечился уже в г, Харбине больше 
полу-года. 

Еще больной, адмирал, оказавшись без средств, по- 
ступает на службу в качестве десятника на построй- 
ки домов. В те годы китайцы рабочие работали с ран- 
него утра до вечера без всяких праздников и воскре- 
сений и так-;ке работал с ними десятник-адмирал 
10. К. Старк. Это была ужасная изнурительная рабо- 
та, но она нравилась Ю. К. потому, что поглощала 
время и отвлекала его от тяжелых мыслей о покину- 
той семье и о судьбе Родины. Бодрость духа никогда 
11е покидала его и все младшие чины Флота, собрав- 
шиеся в Харбине с глубоким уважением относились 
к. своему адмиралу, видя в пем пример достойный по- 
дражания. 

Так продолжалось до весны 1921 г., когда белое 
командование Каппелевской Армией, вновь подняв- 
шее в Пр,иморье знамя освободительного движения, 
обратилось с призывом к своему старшему соратнику 



17 



прпоыгь по Владивосток и вступить в ко:\1андование 
(.'ибирской флотилией. 

Не без килебаний согласился Ю. К., понимая тя- 
жесть прияимаслой на себя отвегственности и питая 
палую надежду па конечный успех дела начатого с 
Енчтолшымн силами п средствами на самой окраине 
России. Но он не мог отказать в помощи своим бое- 
пым соратникам, в патриотизме п честности намере- 
ний которых не сомневался. 

И вот, адмирал Старк во главе Сибирской флоти- 
лии, той части флота, которой сулсдено было одной нз 
последних спустить славный Андреевский флаг, боль- 
ше двухсот дет, как символ Русской государственной 
мощи, реявший на кораблях Российской Империи по- 
рх-ем морям и океанам. 

Ничтожна была сила Сибирской флотилии адмира- 
ла Старка, не имевшей пи одного настоящего боевого 
корабля и состоявшей из маленьких вооруженных 
транспортов п мореходных буксиров, случайная и не- 
опытная была команда, не было денег, ни морских 
ирппасоЕ в достаточном количестве, ни ремонтных 
средств, но служба и боевая работа ((мотилпп не 
только не заслужила упрека со стороны всех тех, кто 
в ней нуждался, во и неоднократно получала самую 
живую благодарность. 

в" сентябре 1922 г. красные, имея огромное числен- 
ное превосходство, начали сильно теснить наши ча- 
сти. Правитель Приморского края Генерал Дитерихс 
выехал на фронт для личного руководства боями п 
назначил Ю. К. Старка Начальником тыла. 

Наступившая спешная эвакуация Владивостока 
легла всей тялсестью на плечи адмирала Старка. Все 
корабли флотилии и сверх того все, что могло пла- 
1!ать, от парового катрра и блокшива и до случайно 
оказавшегося в порту частного парохода Доброво.1Ь- 
ного флота, было мобилизовано для вывоза оставших- 
ся для охраны города и порта войск, кадетских кор- 
пусов и гражданских чпнов, к( им угрожала опас- 
ность при захвате гор. Владивостока красными. Не- 
способные двигаться корабли шли на буксире. 

Больше тридцати небольших судов п около 10.000 
людей на них со своим последним скарбом вып'лп в 
бурное осеннее море в конце октября 1922 года нз 
Владивостока в полную зловещую пепзвестность. По- 
ложение кораблей, переполненных пассажирами, ча- 
сто было па грани гибели п то, что эта армада дэшла 
благополучно до Кореи, может считаться морским чу- 
дом, в основе которого могла лежать только самоот- 
г''р;кеннпя работа адмирала Старка и личного со- 
става. 

По прибытии в Корею, ответственность за дальней- 
П1ую судьбу войск и бе;кенцев был? снята с адмирала. 
Ген. Дитерихс поручил ему заботиться лишь о воен- 
ной флотилии и ее личном составе. Здесь на долгом 
и трудном пути от Гепзаиа до Шанхая п от Шанхая 
до Мапиллы, личность адмирала Ю. К. Старк вы- 
явилась во весь свой рост. — Человек твердых, чест- 
ных принципов, рыцарски благородной души п доб- 
рого, любящего сердца, он всего себя посвятил зада- 
че спасения вверенных ему людей. П 1\1илосердный 



['осподь помог ему. не взирая па все, казалось, непре- 
одолимые препятствия, довести дело до такого счаст- 
ливого конца, какого не имела ни одна воинская 
часть, имевшая несчастье участвовать в великом Рос- 
сийском крушении. — Отправка отромного большин- 
ства чинов флотилии и пх семей с Филиппин в Соеди- 
ненные Штаты Америки в качестве иммигрантов на 
военном американском транспорте, вне всякой квоты, 
г, щедрая помопц. всем остальным чинам флотилии в 
устройстве их жизни, как частных людей, — вот ре- 
зультат забот и усилий адмирала. 

Личная его судьба не оказалась счастливой. Он не 
мог воспользоваться настойчивьган предложениями 
американских властей и эмигрировать в Америку. У 
него все еще оставались на руках корабли и люди. 
одесь, на Филиппинах, он получил известие о том, что 
его жена умерла в Петрограде, а дети благополучно 
Еывезены друзьями в Финляндию. 

Адмирал решил, окончательно устроив дела флоти- 
лии, ехать в Париж, куда выписать из Финляндии 
своих детей. В Париже Ю. К., взявший с собой лишь 
небольшое денежное пособие, принялся сразу за ра- 
боту, посвятив все си.1Ы воспитанию детей. 

Отчеты о судьбе флотилии и остатки сумм были по 
его приказанию отправлены Его Императорскому 
Высочеству Великому Князю Николая Николаевичу. 

Чтобы прокормить себя и воспитать детей, адми- 
ралу пришлось заниматься в Париже тем-же, чем за- 
нимались -многие офицеры армии — то шофер так- 
си, то хозяин грузового автомобиля по перевозке гру- 
зов, то клерк в банке, он всегда материально нуж- 
дался, но как-то сводил концы с концами. Вторая 
война, окупацпя Парижа немцами, отказ адмирала 
служить в какой-бы то ни было форме у немцев 
окончательно подорвалп его материальные средства. 
Последнее время силы работать не стало, а адмирал 
очень нуждался и, несмотря на это, все еще не отка- 
зывался работать. После войны он был выбран Пред- 
седателем Всезарубежного Объединения Русских 
Морских Офицеров. В 1948 году адмирал отпраздно- 
иал 50-летие в офицерских чинах. В конце 1949 года 
были получены печальные известия о том, что здо- 
ровье адмирала сильно пошатнулось, он отказался от 
предссдательствоваиня и переселился в Русский Дом 
под Парижем. Друзья из Америки неодиократно по- 
сылали ему помопц., но. очевидно, все было недоста- 
точно. Зная адмирала, можно себе представить, как 
тяжело ему было существовать на средства благотво- 
рительности. 

2-го марта 1950 г. на 72 году жизни нашего лю- 
бимого адмирала не стало. 

Пусть все бывшие стрелки Морской дивизии и чи- 
ны Сибирской флотилии адмирала Ю. К. Старка, — 
очень многие ему обязаны в своей личной жизни ■ — 
и все Русские бе.тые борцы, знавшие адмпра1а и вп- 
.(овшие его честную самоотверженную службу, помо- 
лятся Господу Богу о душе его. Это несомпелно был 
один из лучших Русских людей и представителей 
славного Российского Императорского Флота. 

В. Федулето 



3 о с я 



Б Бойну 191-1-18 г.г. и в Гражданскую, ио уеловп- 
лм походиой лсизнп, калсдиму из нас приходилось оста- 
навливаться на ночевку или Дневку, стоять в резерве 
или па отдььхе, иногда по неделе и больше в город- 
ских или в деревенских избах. Не ошибусь, если ска- 
жу, что мне лично за все время пришлось воспользо- 
ваться кровом больше сотни домов. 

Как офицеры, так и солдаты, каждый по своему 
масштабу, искали известного комфорта. Солдаты, кро- 
ме того, любили попасть в избу, где хозяин пощедрее 
и мо;кно было-бы на даровщинку ''подрубать", так- 
как разболтанная в пиходной кухне похлебка мало 
аппетитна и годна для еды только когда вообще уже 
1!ет ничего. 

Армия — это огромное сборище молодых людей, мо- 
лодых индивидуумов мужского пола. Вполне естест- 
венно, что, как офицеры, так и солдаты, кочуя с ме- 
ста на место, из дома в избу и т. д., интересуются 
женским населением своих временных пристанищ. 
Казкдый по-своему подходит к знакомству с нелшым 
полом. Конечно, флирт в походной обстановке ведется 
в рекордном темпе, — время не терпит, но все-же надо 
Б.чать меру, чтобы не переборщить и не испортить 
дело чрезмерной поспешностью. Случаи насилия над 
женщинами, даже на неприятельской территории, бы- 
ли редки, солдатское общественное мнение осуждало 
подробные действия, да и мо;кно было попасть под 
расстрел. Но нахалов бывало не мало, правда, они 
обычно бывали негордыми и, получив отпор, а многие 
п затрещпиу, не настаивали, а начинали ухаживать 
за другими "более доступными". Естественно, что 
каждому из нас случалось самому быть героем скоро- 
спелой любовной интрижки, или, во всяком случае, 
свидетелем таковой. 

Таким вступлением начал свое повествование, ста- 
рый пехотинец, теперь дядя весом в 100 кило. Он лю- 
бит вспомнить иногда старину, похвалить или покри- 
тиковать старые порядки. Мы с ним часто гуляем По 
Вулонскому лесу. Это полезно для поддержания спор- 
тивной линии. 

Я привожу один из его армейских рассказов: 

"В начале 1915 года, наша дивизия снялась с пере- 
довых позиций на реке Бзуре и двинулась в глубокий 
тыл на отдых. За последний месяц мы понесли боль- 
шие потери в тяжелых боях, нужно было пополнение 
в людском составе, нужна была и материальная частт). 
Бот нас н вывели из огня на поправку в резерв. В 
:'Т0 время я командовал 12-ротой Н-ского пехотно- 
го полка. .?Г,ругих офицеров в роте не было, был толь- 
ко один вольноопределяющийся Олег Нежнов, молодой 
человек хорошего воспитания, довольно красивый, с 
подкрученными вверх маленькими черными усиками. 
Он имел унтер-офицерские нашивки и был у меня 
одно время командиром 1-го взвода. Нежнов был хо- 
роший боец, никогда не терялся в опасности, но, слиш- 
гом мягкий в обращении с подчиненными, он распу- 
стил свой взвод. Когда возвратился из госпиталя уп- 



тер-0(1шцер Цуканов, до Нелшова коминдовавший 1-м 
взводом, я снял Нежнова со взвода и оставил его при 
себе в качестве моего помощника, здесь он был по.1ез- 
Еое. Вступив в командование взводом, Цуканов сразу 
подтянул людей. Обычно, Нежнив квартировал в одной 
лзбе со мной, а в окопах мы всегда были вместе. Хо- 
телось иметь возле себя интеллигентного человека. 

И вот, мы попали в резерв. Квартирьер довел меня 
до дома, на дверях которого бы.1о написано углем: 
"Командир 12-й роты". Мой деньщпк Мальцев уасе 
был там, он успел даже приготовить чай и теперь уста- 
навливал мою походную койку, зная, что я предпочи- 
таю ее всем хозяйским перинам. 

Комната была чиста>1, хозяева приветливые. Воль- 
ноопределяющийся поместился со мной, для пего была 
предназначена широкая хозяйская кровать с целой го- 
рой подушек. Хозяева были очень зажиточные. Кирпич- 
ный домик нарядно красовался среди крестьянских 
хат, в нем было 4 комнаты внизу н две мансарды на- 
верху, В одной из комнат стояло пианино. Хозяйская 
семья состояла из хозяина, крепкого крестьянина, лет 
пятидесяти, его :кены пани Ядвиги, еще не старой кра- 
сивой блондинки, дочери Зоей 16-17 лет, дочери Сте- 
фании 10-12 лет и еще двух малышей. Была еще баб- 
тя (бабушка). 

По-русски говорили только хозяин и бабтя, осталь- 
ные все только по-польски Это была семья кулаков, 
;10коленнями, тяжелым трудом добившаяся нынешнго 
благополучия. Все они были люди приятные, в них не 
чувствовалось неприязни к русским. Хозяйская кухня 
всегда была в нашем распорянсении. Мальцев вошел в 
сделку с хозяйкой, и всякие там оладьи пеклись в изо- 
билии. Нежнов поинтересовался, рсто играет па пиани- 
но. Оказалось — никто. Зося самоучкой немного на- 
училась бренчать, но стыдилась показать нам свое 
искусство. Нел;нов хорошо играл, во всяком случае 
всякие бравурные марши, вальсы ц пр. Он подошел к 
пианино, приподнял крышку и очень бойко заиграл 
г.альс "На сопках Манчжурии". Сбежался весь дом. 
Наши акции поднялись высоко. Вечером в соседней 
комнате началась игра в лото, слышны были выкрики 
"шустка" "дгуйка". . Дверь была полуоткрыта, за сто- 
лом сидели: пани Ядвига, бабтя, Зося ц Стефа. Неж- 
нов говорил по-польскп довольно хорошо, он попросил 
женскую компанию принять и пас. И вот, мы сидим за 
столом п выкрикиваем номера. Нежнов сидел рядом 
с Зосей и все время шутил с пей по-польски. Он был 
в ударе, все смеялись. Я больше молчал или разгова- 
ривал с бабтей. 

Время шло... Иногда днем Нежнов играл на пиа- 
нино или давал Зосе элементарные уроки музыки. Мы 
простояли таз1 10-12 дней. 

Пришло пополнение, получили винтовки, шанцевый 
инструмент, походные кухнп и пр. и выступили в поход, 
— понесли наши молодые головы на жертвенник богу 
гойны 

Рота была уже выстроена на улице а мы проша- 



19 — 



лнгь с- Г'1степрппмными хозяевами. Неушов оглянулся 
локруг. "Где Зоея?" — гпросил он. Зосп не было в 
колнате. (.гранно... она ведь знала, чю мы уходим. 
Хозяйка В1>ш1ла из комнаты и крикнула со двора ''Зо- 
ся!". Я не мог задержнватмя и ]!ышел к роте, а Не;к- 
нов с вннтовкоп на ремн", во всей аммупции остался 
ожидать Зосю. 

1)агал11он построился в колонну по отделениям н 
дтшулся нат тргчу неизвестности. 

Ли уи.с вышли пз села, а Нежнова все еще не бы- 
ло. Наконец, он пробежал, задыхаясь. Его лицо 
было нахмурено. 

В эю время он был еще командиром взвода и пз-за 
какой-то Зоей оставил взвод на пропзво.! судьбы. Я 
ьызвал его из строя и слегка подцукнул волыюпера за 
такое упущение по службе, так-как воинская дис- 
циплина, кроме всего прочего, требовала "не остав- 
лять нростунков и упущений подчиненных без взы- 
скания". Мне было интересно узнать, куда девалась 
Зося и как с ней простился Нежнов, и, когда мы ве- 
чером расположились на ночлег в довольно большом 
селе, я послал Мальцева за Нежновым, который. 
дуясь на меня за "разнос", поместился в избе с сол- 
датами своего взвода. 

Когда он пришел, я ему сказал покровптельс1веп- 
по: "Чего дуетесь?.. Надо' понимать, тао дружба друж- 
бой, а служба службой. Оставайтесь здесь, со мной в 
и:)б ■'. За чаем он отошел немного и стал разговорчи- 
пес. Сначала он хотел умолчать о Зосе, но, в конце 
1;(Шцов, рассказал о своем сентиментальном проща- 
нии. 

На зов хозяйки Зося не откликнулась п он сам 
П0Ш1М ее искать и нашел в "стодоле". Она стояла, 
уткнувитсь носом в угол и держа подпитый передник 



у лица, плакала. Ее полудетскпе плечи конвульспвпп 
вздрагивали. Нежнов подошел к ней и пытался отор- 
вать ее руки от лица, но безуспешно. Он начал ее 
распрашпвать, учешать, гладить рукой но нлечу, по 
голове, — не помогло. Тогда он обхватил ее рукой 
за талию ("пригарнул") н пытался вывести из угла. 
13друг, ее руки упали на его илечи и она лпцом ут- 
кнулась ему в грудь, продол;кая всхлипывать. '"Что 
с пей делать", — подумал Нежнов, — "ведь ясно, что 
она плачет из-за меня". '"Я растерялся", — рассказы- 
вал он, — обхватил обеими руками ее белокурую го- 
ловку, крепко поцеловал ее в мокрую, соленную от 
слез, щечку. "Прощай Зося", — и побежал догонять 
полк". Не знаю любил он ее или просто в ее слезах 
суеверно видел предсказание своей гибели, только он 
загрустил. Влюбтъся было не трудно: панна Зося 
была молода, красива, привлекательна. Я сам почти 
был влюблен в нее. Нежнов собирался писать ей. я 
ему по-дружески посоветовал паппсать лишь одну 
фразу: 

Иль был я создан для того. 

Чтоб побывать одно мгновенье 

В соседстве сердца твоего... 

погрустить до следующего постоя и начать новую лю- 
ловь 

Вскоре начались сильные бои, и нам было не до 
Зоей. А дальше все бывает не так, как мечтаешь под 
дпввые звуки... Судьба распорядилась по-своему: мы 
(юа были ранены во время атаки на неприятельские 
окопы и попали в госпиталь. Через три дня Нежнов 
умер на госпитальной койке и унес в могилу свою 
чистую, быть может, первую любовь. 

В.тд. Цнмйалюк. 



Особый отряд 



Часто мелкие эпизоды теряются в толще крупных 
исторических событий, так и то, о чем хочу я сооб- 
ну1ть, вряд-ли известно кому-либо, кроме оставшихся 
еще непосредственных участников описываемого, а, 
именно, чинам Добровольческой Армии, прибывшим 
после крушения ее пз Новороссийска в Крым п при- 
•пимавшнм участие в вылазках генерала Слащена на 
Мел1ГГ11Ноль, где имя батьки Махно было связано со 
случайными встречами с его бандами. Встречи вти 
оканчивались вполне благополучно и иногда даже го- 
степриимно, а потому вид зтой отвратительной лич- 
ности бандита-анархиста, попавшего в это время 
между двух огней (большевики и Крым) не был тем, 
чем он был в дни пребывания его в родной ему Ека- 
тсринославщние. 

Яркий пример такого ложного представления о 
.Махно невольно б|)Огплся мпе в глаза, когда я слу- 
чайно прочел листок календаря "Носов" от 3.9.1952 
г., где Н. Витов в заметке "О белой и красной ар- 
миях" сказал — "Ни Махно и ни Шкуро не выража- 
ли пафоса белого движения". После этого письмом в 



р<дакцию "Русской Мысли" я пояснил о громадном 
вреде, нанесенном бандами Махно белому движению, 
к которому, уже по самой структуре своей разбойно- 
анархической сущности, он не мог иметь никакого от- 
ношения. 

В конце августа 1919 года в городе Екатерпносла- 
]1е были выпущены следующие обращения к населе- 
нию — "Гражданам, нанимателям разп. помещений в 
юр. Екатериносдаве — Для охраны населения Ека- 
терпнославской губернии и установления полного спо- 
койствия формируется ОСОБЫП БОЕВОП ОТРЯД 
Екатсрннославской Государст. Стражи, организация 
;1 содержание которого потребует 50.000.000 рубл. 
Этой суммой путем обязательного постановления бу- 
дут обложены пропорционально все слои населения 
Екатериносл. губ., в том числе квартиро-п комнато-на- 
ниматели и арендаторы торговых и промышленных 
заведений. По проекту обязательного постановления, 
все, без исключения, арендаторы жилых и не;килых 
помещений, а такке и домовладельцы, занимающие 
помещения в своих домах, должны будут вне<?ти стои- 



— 20 



мость полуыесячноЁ арендной платы за занюгаемое 
помещение. На расходы отряда, в счет предполагае- 
мого обложения все группы должны внести немедлен- 
ко, в впде аванса 10 мнлл. руб. Из этой сум.мы, на 
долю арендаторов по.мещепни в Екатерннославе при- 
ходится 650.000 рублей. Ввиду того, что обязательное 
постановление о вышесказанно.ч обложении по фор- 
мальны.м причинам :может быть опубликовано только 
через некоторое время, а деньги крайне необходимы 
сейчас-же,тоПРАВ.1ЕН11Е СОЮЗА квартпро и комна- 
то-нанпмателей, согласно предложению г-на Екате- 
рпнославского Губернатора, покорнейше просит всех, 
без псключення, арендаторов в гор. Екатеринославе: 
квартир, комнат, магазинов, складов, мастерских, 
фабрик, заводов и проч., а также домовладельцев, 
занимающих в своих домах какие-бы то ни было по- 
мещения, немедленно, не ожидая прихода сборщиков 
или чинов Государственной стражи, в течение не бо- 
лее 7 дней, внести сумму полумесячной арендной пла- 
ты, в нижеуказанные места, где будут выданы уста- 
ловленные кснтанщш. 

Наниматели, уплатившие теперь на содержание 
отряда указанную сумму — бэ.тьше платить не будут. 

Уплаты для вышеуказанной цели мо;кно вносоть: в 
Петроградский Международный Банк, Азовско-Доп- 
ской, Волжско-Камский, Соединенный Русско-Азиат- 
ский, Купеческое, Общество Вазпмного Кредита н 
Городской Банк. 

Правление Союза квартире и комнато-нанимателей". 

В сентябре было решено 0]ряд сделать конным и 
к этому времени мы с моим однополчанином ротмист- 
ром Бутлеровым, покинув г. Елисаветград, в ко- 
1ором, до освобождения его от большевиков, он чудом 
вырвался из Чека, я-же скрывался после убийства 
много матроса-чекиста, приехали в Екатерпнослав на 
формирование этого Отряда. Здесь уже были офпцеры 
17 гус. Чнрнпгпвского полка: полк. Бузпнов, подиолк. 
Папкевич п ротм. Кленп. Нашими общими усилиями 
из добровольцев-хуторяп, мплиционеров и прочих 
бранных людей был сформирован эскадрон, носивший 
название — ОСОБЫЙ КОННЫЙ ОТРЯД ЕКАТЕРИ- 
Н0С.1АВСК0Й ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТРАЖИ. 

Между тем, махпов:ские банды, заняв г. Е.тизаветгра(Д, 
начали спускаться к Еггатеринославу, обходя его осо 
стороны Запорожья и "пантофлевая почта" приносила 
день за днем все более тревожные слухи. 

Пользуясь симпатией крестьян, Махпо незамеченно 
и внезапно на своих отличных тачанках с пулеметами 
появлялся повсюду, учиняя грабезки и погромы, уби- 
вая и вешая, нагоняя страх на "кадет", т. е. всех, но- 
сящих какую-лпбо форменную одежду. По пути своего 
дальнейшего следования, он. проезжая, выбрасывал му- 
Ж'икам краденное добро, провожаемый восторзкенными 
криками: "Ватько Махно, Батько Махно!!" 

Как на зло дозкдлнво-тумаппая погода осени этого 
года очень благоприятствовала :^Гаxпо. 11 октября бы- 
ло именно таким днем и утрсог г^того дня на базар при- 
ехало необычно большое колпчество крестьян привез- 
ших фуразк. 



Часа в четыре пополудни я был экстренно вызван в 
канцелярию Отряда, а с наступлением сумерек Отряд 
1' 1ш под проливным дождом, порейдя МОСТ, подиималси 
по левому берегу Днепра до места назначенной перс- 
правы на правый берег, дабы выйти во фланг про- 
двигающегося к Екатеринославу со стороны Запорожья 
Махно. На Днепре в это время стояла, так называе- 
м<1Я, "канонерская лодка", воорузкенная полевым ору- 
дием. Утром 15 числа, переправившись в пескольки 
приемов на причальной барзке на правый берег, мы 
дали небольшой отдых лошадям. Но вскоре поднявша- 
яся вслед за нами канонерская лодка нам сообщила, 
что она, отстреливаясь, отошла от города, занятого 
узке Махно. 

Де1!ять диен, меняя места стоянок, отряд наш пр(|- 
двигался на севере губернии и 23 октября, получив 
известие о том, что со стороны Синельникова двига- 
ем я к Екатеринославу какая-то часть и штаб гене- 
рала Корвин-Круковского, отряд наш спустился к 
городу н, спептншись, повел наступление на махнов- 
цев, эаплтппх участок между тюрьмою и шоссе, но 
встреч; дшьш сильным пулеметным и ружейным ог- 
нем, вынузкден был отойти, потеряв на левом фланге 
несколько человек и буквально растерзанного махнов- 
цами офицера, прикомандировавшртося к нам в день 
нашего выхода из города. 

24 утром канон, лодка вновь подошла к городу и 
открыла огонь н мы вновь повели наступление па вче- 
рашние позиции махновцев, по они узке оставляли 
город и мы беглым огнем обстреливали их быст1)о не- 
сущиеся по шоссе тачанки. Оказалось, что причиной 
их ретирады был подходивший к городу чеченский 
полк. 

Много интересного рассказали нам оставшиеся в 
городе. Оказа.дось, что первые махновцы появились 
уз1,-е в тех многочисленных возах с фуражем, в кото- 
рых было запрятано и орузкие. Свой "штаб" они распо- 
ложили в гостинице Франция, разграбили городск. 
ломбард п много магазинов, и клартир, а несколько 
человек, не пришедшихся гог по вкусу, повесили па бе- 
регу, наведя панику на зкителей. 25 числа прибыл 
штабной поезд генерала Корвин-Круковского и ос- 
тановплся на станции зк.-д. Наш отряд получил за- 
служенный отдых и, казалось, вновь покой наступил в 
городе. 

26 октября вечером, позвонив в канцелярию, я ус- 
лышал короткий ответ дезкурного ппсаря — в канце- 
лярии никого нет, махновцы окрузкают город. 

Шел проливной доэкдь, под которым мы эвакуиро- 
вались, наблюдая поспешное отступление чеченцев, 
обремененных солидным обозом. Большое количество 
офицеров было задерэкаио на вокзале и, вслед за от- 
ходом штабного поезда на другую сторону Днепра, по- 
пало в руки махновцев. В догонку-зке поезду бых мах- 
попцами послан паровоз, разбивший две последние 
теилугакн с ранеными. В почь-зке на 27 число мах- 
новцы подорвали пер!!ый от города пролет зк. д. моста. 

Не буду останавлипать впимаппо читателей на даль- 
]:ойтих перипетиях иродвизкення в сторону Синельни- 



— 21 



кова шт. поезда п оставшихся чпнов отряда, фактиче- 
ски прекратившего свое существование. 

В середине ноября, махновцы были изгнаны из 
города подошедшими со стороны Одессы частями геи. 
1".]ащеиа, а 1С декабря часть офицеров Отряда, прп- 
1.'оманди1)ованная к конвою ген. Слащена, в составе его 
штабного поезда двинулась па Пятихатку, Знаменку и 
Николаев, куда штабной поезд и прибыл 23 числа, 
11р|'одплРг, все чинимые ему по пути следования пренят- 

(•ТШ1Я. 

11с1)бх11димо отдать похвалу доблести и находчивости 
ге1[. Слапи'ва, не останавливавшегося пи перед какими 
п1Н'пятствиями. Так на путп к Пятихаткам выяснился 
недостаток топлипа для паровоза и все мы вместе с ним 
разобрали для этого какой-то пр^пдороиснып деревян- 
ный сарай. На ст, Знаменка махновцы взорвали водо- 
напорную башню и генерал приказал собрать для на- 
11М'Г(1 паровмза воду со всех стоявших в депо паровозов. 
Впереди нашего поезда шли две порожние платформы. 
И районе селения Казапка, наш поезд ночью внезапно 
останевплся. Выйдя по тревоге, мы увидели все плат- 
формы скатившимися под откос, а первые колеса пе- 
рс иим! иарпг.озиоп плащадки сошедшими с рельс, от- 
нпичепных 11т шпал. Дружными усилиями через не- 
сколько часов все было восстановлено и мы двинулись 
дальше провожаемые обстрелом со стороны ближайше- 



го селения. Экономя воду для п;1р"В0за по путп сле- 
ювания, мы д.тя питья кипятили снег. Утром 23 дека- 
пря, проснувшись на станции г. Николаева, читали 
оппльно разбросанные, специально ко дню нашего ири- 
бытия. отпечатанные летучки, содержащие в себе уг- 
розу нам и тем, кто нам будет помогать. 

25-го геи. Слащен со штабом отбыл на миноносце 
г. Сепастополь, а 29-го мы на небольшом пароходе 
ь-аботажпого плавания ''Св. Николай" отошли от при- 
стани у элеваторов. Разыгравшийся шторм застал пас 
ночью у Тарханкута и вдруг резкий треск и тол чек 
пробудили всех. Пароход вздрогнул и привязанные на 
палубе повозки чуть-чуть не сорвались с места. На 
пашп распросы о причине происшедшего, мы не по- 
лучили ответа от команды парохода, а лишь через 
сутки, когда по расчету времени должны были-бы 
быть уже в Севастополе, мы узнали, что дер'/кали курс 
па Константинополь, дабы волны не ударяли в пла- 
стырь, с которым мы шли, так как у Черных маяков 
мы наскочили, на натне счастье, не па острый, а на 
п.;оский риф, который и учинил пробоину ниже ват"р- 
.тпнии. 

Наконец, 31 декабря мы вошли в Севастопольскую 
бухту, благодаря Святителя Николая — небесного 
покровителя нашего парахода. 

В. Хоромаяскна 



Последний отпуск 



в Быкове было около 1!)0 см. росту и больше 100 
кил. весу. Лет ему было 27-28. Окончив Демидовский 
л!П1,ей, он, после смерти отца, успел уже самостоя- 
тельно и в свое удовольствие пол;цть, когда затянув- 
п'аяся война 1914 года совершенно неожиданно пре- 
вратила его в юнкера Славной Школы. Окунувшись в 
ее внутренню жпзнь, он с удпвленнем почувствовал се- 
бя помолодевшим лет на десять: замкнутое казармен- 
ное существоваппе, редкие отпуски, суровые взыска- 
ния п дисциплина. Он снова научился ценить свое 
с1!об(»дное время, когда мог повеселиться и встретить- 
ся с друзьями и приятелями. 

Сейчас он возвращается из отпуска после весе.иой 
вечеринки у своего приятеля балетомана. Затянутый 
г, длиннополую шинель солдатского сукна, по длине 
она должна была прикрывать шпоры, так требовала 
т;)аднция Школы, он вышел па подъезд п с удоволь- 
сшпем подставил разгоряченное лицо порывам холод- 
ного осеннего ветра. В голове сильно, далее очень 
(ильно, шумело. Услужливые руки подсадили его в 
нзБОщичью пролетку и помогли опуститься на сиде- 
нье. Нзвощик, предчувствуя хороший заработок, с 
.места хлестнул коня и двипул галопом, под дружные 
Г|Ожелання счастливого пути провожающих. 

Мягко подбрасываемый рессорами Быков пытается 
сосредоточить свои мысли. За целый год пребывания 
в Училище, первый раз он допустил себе так нагру- 
зиться. Он не был по натуре пьяницей, выпить любил, 
особенио в хорошей компании, но всегда соблюдал 
свою мерку. .\ сегодня его ппдвс.ш... Прямо подвели. 



Он у>1;е поднялся из-за стела, чтобы ехать в >'4или- 
ще, был еще трезв и времени бы.ю еще довольно, что- 
бы не спешить. И вдруг эта черненькая балеринка 
поедлагает ему брудершафт выпить. "Стаканьчик. Ста- 
кань-чик, ну рюмку кюрасо". Ну, конечно, выпил... Ка- 
кой дурак не согласился-бы? Выпил и все разом за- 
вертелось кругом, завертелось... И вот теперь возвы- 
шается он этаким монументом в изв1^щнчьец пролетке, 
уставивши шашку меж йог и опершись на нее своими 
огромными ручищами в белых замшевых перчатках 
и едет. Да... А куда-же он, собственно, едет и зачем?.. 
Хоть убей, не знает. Помнит, 1по надо почему-то спе- 
шить и очень спешить. А почему, когда, кудаУ Да... он 
в Училище, в отпуску до 11 часовзавтрашнего дня, как 
полагается рапортовать при отбытии в отпуск. К сей- 
час... 

Поравнявшись с фонарем, Быко]! поднимает к пол- 
ному, тщательно выбритому, лицу кнсть левой руки н, 
сдвинув брови, глубокомысленно погружается в со- 
зерцание циферблата часов-браслета. Сейчас без се- 
ми одиннадцать... Точно... без семи. "Гони", — из- 
г'ощик хлещет лошадь усиленно чмокает губами и 
они карьером несутся по опустелым улицам. Скверно... 
И, ведь, это всего за десять дней до производства. 
"Пьяный юнкер" автоматически перестает им быть, 
даже не "третий запал" (штрафной разряд), а просто 
откомандирование нижним чином в полк. Вспомина- 
ется Быкову фраза "Помазся" командира эскадрона. 
11 за целый год пребывания в Училище среди юнке- 
ров ]ге было ни одного случая пьянства. 



22 — 



в тишийо далеко разносится цикит и скрежет под- 
сев по камням :мос10вой, пзвощпк старается и Л1'ш;|дь 
ле скачет, а летит. Скверно... Хоть-оы не опоздать... 
Чертова балеринка, а хороша... хороша. Что пьян — 
подтянусь, молсет и не заметят. А вот, коли опозда- 
ешь, тогда узке заметят пепреыепно п ироизводство 
тогда прощай. И то, и другое зачтется. "Гони! на 
чай получишь". Вот и Училище. Длиииый ряд окон 
неосвещенных "капониров" (классов). Крутой пово- 
рот экипазка и извощик останавливает тяжело водя- 
щую боками лошадь у зкелезных ворот перед фасадом 
Учили ш,а. Справа смутно виднеется памятник Лермон- 
тову, впереди освещенный белыми шарами фонарей 
главный подъезд. 

Быков слезает с пролетки и, найдя равновесие, 
долго и напряженно глядит на часы. Без двух минут. 
Он сует извощику заранее приготовленную "зеленень- 
кую" (три рубля) и, сопроБОзкдаемый благопожелани- 
ямп обрадованного извощика, нетвердыми, но быст- 
рыми шагами устремляется но идущему полукругом 
около сквера плитняку к подъезду. Вестибюль, "кор- 
нетская" лестница (ходить по ней могут лпшь "кор- 
неты" — юпкера старшим выпуском понменоваппые 
корнетами. Незыблемая традиция Школы)... Площад- 
ка. Быков останавливается перевести дух перед стек- 
лянной дверью, ведущей в корридор. За ней сейчас- 
же палево дверь в дежурку. Собрав всю силу воли, он 
повторяет про себя уставное: "Господин ротмистр, 
юнкер второго эскадрона Николаевского Кавалерий- 
ского училища, Быков, билет Лг 11, является но слу- 
чаю нрпбытия из отпуска". А кто сегодня дежурит?.. 
Забыл... Хорошо, коли :милый "Дунька", хузке, коли 
"Болодя-Свистни". А вот, ежели кто из сотенных — 
"Бекир" пли "Засечка", или "Удав"... беда. Пронал 
тогда офицерский чин. (Офицеры сотни особенно 
строги) . 

У локтя Быкова выростает маленькая юркая фигур- 
ка старика с лысиной через всю голову н мясистым 
малиново-красным носом. Это лакей Быкова, самый 
старый, опытный и внимательный из всех лакеев эс- 
кадрона. За свой нос он имеет почетное наименование 
"Генерал-Малина", наименование преемственно пе- 
редающееся из выпуска в выпуск. Он поджидает сво- 
его барина, и быстро окинув его взглядом, наводит 
порядок в обмундировке. "Кто дежурный? — хрипло- 
ватьга басом осведомляется в пол-голоса Быков. "Рот- 
мистр Буацей-с". Это уже лучше. Вулацель сам не 
яромах выпить и не злой, хотя взбалмошный и бестол- 
ковый. Не зря про него юнкерами сложен куплет: 
"Есть уроды в каждом роде, много странного в при- 
роде, по какая канитель, что родился Булацель". 

Часы над дверью начинают бить 11. Быков вытя- 
гивается во весь рост и загромозкдает своей фигурой 
всю дверь в дезкурку. Явиться в срок, значит войти 
в нее не поззке последнего удара часов. "Господни 
ротмистр, разрешите явиться", — неестественно гршг- 
ко взывает он. 

В глубине дезкурки слышится, легкое покаиынва- 
пие и из угла затемненного ширмой, с к])|1ватн, раз- 
дается замедленное "Да-д-э-э". Быков делает не- 



сколько стрем1П'елы1ыч шагов на ге[)|-'д|]иу комнаты И, 
уловив равновеси'', звонко щелкает шпорами и окаме- 
невает рука у козырька. "Господин ротмистр", • — 
бодро .начинает он и вдруг чувствует, что эта, столь 
знакомая и только-что повторенная про себя форму- 
ла возвращения из отпуска, вылетела куда-то из его 
затуманенных винпымн парами мозгов. Вылетела-таки 
вся без остатка. Краткое молчание. "Господин рот- 
мистр", — снова решительно возглашает он и снова 
умолкает. Взор его уходит и вся фигура выражает 
спокойствие и невозмутимую готовность ко всяким слу- 
чайностям. Заинтересованный такой настойчивостью 
обращения к нему, ротмист)) вскакивает с постели и 
появляется перед Быковым. Ворошик его кителя рас- 
стегнут, руки в боки, закинув голову назад и не- 
сколько вправо, он молча, приподняв брови, рассма- 
тривает его, как разглядывал-бы какое-нибудь ред- 
кое произведение природы. Подле огромного Быкова 
он казкется маленьким и невзрачным. Глаза юнкера, 
ьсзвратясь из блузкдаппй,. уперлись в лоб начальника, 
гак того требует устав, и недвижны. 

Несмотря на опьяпепье, усилившееся от перехода 
с холодного воздуха в теплое помещение, он все-зке 
сознает необходимость оформить свое прибытие в 
Училище. "Господин ротмистр", — в третий раз от- 
рубает он и непослушным языком выталкивает слу- 
чайно подвернувшиеся отрывки рапорта: "Одиннад- 
цать, Быков. Из отпуска". Ротмистр придирчивым 
взором окидывает юнкера; выправка безупречна, об- 
мундирование, пуговицы, прязкка, этишкет, белоснез!;- 
Бые перчатки — в порядке. Рапорт... гм, да. Рапорт... 
гм. Молчание нарушается Быковым. Совершенно для 
себя неожиданно и с удивляющей его самого легко- 
стью, отдавая себе отчет, что все узке провалилось, он 
вдруг выпаливает: "Время провел очень хорошо и 
больше в отпуск не собираюсь". Зловещая тишина. 
]'ыжеватые, подкрученные усы Булацеля сердито то- 
порщатся, ноздри шевелятся, ревниво втягивая в ие- 
бя аромат, исходящий из уст Быкова. Он еще строзке 
оглядывает стоящего перед ним с неиодвизкностью 
статуи юнкера. "Да.... Рапорт... гм. Впроче-м — ра- 
порт вполне обстоятельный, а отпуск последний... гм. 
А самообладание... апломб... безподобны". 

По корридору раздается картавящий, резкий вопль 
Булацеля: "В кровать, немедленно, пулей". "Слу- 
пшю-с, господин ротмистр". 

Быков делает от^хетлнво налево-кругом, отчего вся 
дезкурка в его глазах начинает стремительно крути: ь- 
ся во всех направлениях - разом. Но это его узке не 
смущает. Сунув билет на удачу в стенной ящик, оп. 
( делав два необычно твердых шага, благополучно по- 
падает прямо в темнеющий прямоугольник двери. В 
корридоре его охватывают мягкий полумрак и забот- 
ливые руки Генерала-Малины. "Слава Богу, сошло, 
тг-перь спать, спать..." 

На утро весь эскадрон хохотал над возвращением 
из отпуска одиннадцати быкпв и доб|)ом поминая Бу- 
лацеля. 

А. Арсеньев 



Систематический указатель журнала ,, Военная Быль'' 



№№ 1—30 (Продолжение) 



Сибирские стрелки 

Сибирские стрелки — № 13, апрель 1955 г., 
стр. 14. 

Воспоминание о Лодзинской операции — № 26. 
сентябрь 1957 г., стр. 7. 

Проданная сотня -- № 21, ноябр 1956 г., стр. 14. 

Особые полки 

3 стрелковая бригада — № 29, .март 1958 г. Хро- 
1П1ка. 

30 Восточно-Сибирский стрелковый полк — ■ 
№ 13, апрель 1955 г., стр. 24. 

Записки 1П0 ПУТИ следования по Франции • — 
№ 16. январь 1956 г., стр. 2. 

Кавалерия 

Русская конница в 17 веке — № 3, сентябрь 
1952 г., стр. 4. 

Гусарские полки — № 5, апрель 1953 г., стр. 38. 

Масти лошадей и форма — № 13, апрель 1955 г., 
стр. 24. 

2 .мейб-драгун. Пскоискт"! полк — № 29, март 
1958 г. Хроника. 

3 драгун. Новороссийский полк. В ■|ылу у нем- 
цев — № 9, апре.ть 1954 г.. стр. 19. Памяти Вели- 
К011 Княгини Елены Владидшровиы — № 24, май 

1957 г., стр. 26. 

4 Д1)агун. Новотроицко-Екатериносл. полк. — Из 
ки|)асирск11.ч былей - Х^ 16, январь 1956 г.. сгр. 29. 

9 драгун. Казанский полк. — На берега.х Тете- 
рева — № 25, ИЮЛЬ! 1957 г., стр. 20. 

10 драгун. Новгородский полк. — Случа)! на 
смотру в Чугуеве — № 21, ноябрь 1956 г., стр. 20. 

13 драгун. Военного Ордена полк — Х^ 16, ян- 
варь 1956 г., стр. 28. Хроника. Из кирасирских 
былей — № 18, май 1956 г., стр. 28. 

16 драгун. Тверской полк. — Тверцы на Царских 
Колодцах — № 11, окт. 1954 г., стр. 19. Бой под 
Курюк-Дара — № И, окт. 1954 г., стр. 18. Полко- 
вой праздник — № 13, апрель 1955 г., стр. 16. 
.Мирная жизнь полка — № 15, окт. 1955 г., стр. 1 и 
№ 20, сент. 1956 г., стр. 13. В песках Закаспия — 
№ 24, май 1957 г., стр. 8. В садах Кахетия - № 25, 
июль, 1957 г., стр. 15. Мирная полковая жизнь — 
№ 28, январь 1958 г., стр. 15. 

17 драгун. Нижегородский полк. Вахмистр 
Клюиишков — № 17, март 1956 г., стр. 23. Воспо- 
минания участника в боях под 'Лхалцышом - 
№ 30, май 1958 г., стр. 24. 

35 драгун. Белгородский полк — Л1' 29 март 

1958 г.. стр. 28. 



Приморский драгун, полк. — Из жизни киевско- 
го кадета — № 21, ноябрь 1956 г., стр. 21. 

3 уланский Смоленский полк. — Из воспомин, 
смоленского улана — № 5, апрель 1953 г. стр. 33. 

И улан. Чугуевский полк. — Чугуевцы — 
Орешковские казаки — ^N^ 6, июль 1953 г., стр. 33. 

12 улан. Белгородский полк. — Коренному дра- 
гуну — № 24, май 1957 г., стр. 29. 

6 гусарский Клястицкий полк. — Могила героя, 
,N1' 25, "июль 1957 г., стр. 12. 

7 гусарский Белорусский ;полк. — Отрывок из 
книги «6 лет войны» — № 27, ноябрь 1957 г., 
сгр. 23. 

8 гусарский Лубенский полк. — Миниатюр:л 
прошлого — № 29, март 1958 г., стр. 27. 

10 гус. Ингерманландский полк. — Ингерманланд- 
цы — № 12, январь 1955 г., стр. 21. Обзор военной 
печати — № 14, май 1955 г., стр. .27. 

И гусар. Изюмский полк. — Изюмский Избор- 
ник — № 9, апрель 1954 г., стр. 17. Перед портре- 
том Дорохова — № 17, март 1956 г., стр. 23. Гу- 
сарская застава № 21, ноябрь 1956 г., стр. 19. Из 
Изюмской старины — № 22, январь 1957 г., стр. 21. 
Гусар Безручко — К;; 23, март 1957 г., стр. 20. 

13 гусар. Нарвский полк. — Хроника — № 13, 
апрель 1955 г., стр. 24. 13 гусар. Нарвскш"! полк. — ; 
№ 14, июль 1955 г., стр. 17. 

14 гусар. Митавский полк. — Атака у Нерадово ' 
^ № 19, июль 1956 г., стр. 21. 

17 гусар. Черниговский полк. — Че11НИ1оиские 
гусары - - № 26, сент. 1957 г., стр. 11. 

Кавказская Туземная дивизия 

Сторожевое охранение — № 21, ноябрь 1956 г.. 
стр. 17. 3 недели в туземной дивизии — № 20, | 
сент. 1956 г., стр. 22; № 23, матр 1957 г.. стр. 28. ' 

Дагестанский конный полк 

Из прошлого русской армии и флога — № 1,2, 
январь 1955 г., стр. 24. Джигиты -- № 28, январь ; 
1958 г., стр. 24. 

Ингушский конный полк 

в Ингушском конном 'ПОЛКУ — № 22, январь I 
1957 г., стр. 6; № 23, март 1957 г., стр. 3; № 24, \ 
май 1957 г., стр. 5; № 25, июнь 1957 г.. стр. 4. ' 

Кабардинский конный полк 

№ 17, март 1956 г., стр. 11. 

Е, Л. Янковский. 

(Продолжение следует). ■ 



24 



ХРОНИКА ,, ВОЕННОЙ БЫЛИ' 



ДЕССАНТНАЯ ОПЕРАЦИЯ 
НА ФРЕГАТЕ «ОЛАФ» 

В 1875-85 гг., в Балтийском Флоте состояло 9 мо- 
ниторов: "Латник", "Броненосец", "Единорог", 
"Колдун", Вещун", "Лава", "Перун", "Тайфун" и 
"Ураган". Они были железные, плоскодонные, мелко- 
сидящие, а верхняя палуба была выше поверхности 
воды, фута на три, не больше. Борта п башни были 
бронированы. Пушек п башен было две, обе круп- 
ного калибра. Вначале, эти пушки были заряжающие- 
ся с дула. Башню, вместе с пушками, вращали вруч- 
ную люди под ней, в жилом помещении, по команде 
сверху. Сзади башпн была пристройка, через которую 
проходили дымовая труба, вентиляторы и спуск для лю- 
дей вниз. Машина была слабая, ход небольшой. Изда- 
ли, монитор молшо было принять за плот. Между мо- 
ряками парусного флота, этим кораблям дано было про- 
звище "утюгов". 

В 1882 и 83 гг., я плавал в Балтийском море, на 
двухдечном, деревянном, колесном пароходе-фрегате 
"Олаф", в должности вахтенного начальника. Во вре- 
мя сухопутных 51аневров, "Олаф" взял сотню каза- 
ков, доставленных на фрегат в баржах, из Ораниен- 
баума. Казаки, вместе со своими конями, прожили у 
нас больше недели. С ними мы ходили в море до ост- 
рова Гогланда. Это плавание было из ряда вон стран- 
ным. Например, казакам варили щи в большой дере- 
бяниой кадке. Щи кипели в ней, благодаря опущен- 
ной в кадку стальной спиральной трубке, через коте- 
рую проходил горячий пар из судовых котлов. Этот 
способ варки щей, не в ущерб их вкусу, очень удив- 
лял станичников. Для вахтенного начальника было 
еще страннее приказывать, через вахтенного унтьр- 
офицера: "Свистать — казаки по коням", "Засыпать 
им овса"! 

Однажды, нам было приказано высадить казаков в 
Батарейной бухте, к западу от Красной Горки, на 
южном берегу Финского залива, в тылу у противника. 
Фрегат не мог подойти близко к берегу и стал на 
якоре, в дву.\ милях от пего. К борту подошел мони- 
тор и ошвартовался. С верхней палубы "Олафа" на 
башню монитора пололсена была широкая и солидная 
сходня. С башни монитора на его палубу положена 
другая, такая-же сходня. По ней, казаки свели вниз, 
на палубу монитора, своих коней. После сего, мони- 
тор, отдав швартовы, пошел к берегу Батарейной бух- 
ты, шел до тех пор, пока не сел своим плоским дни- 
щем на песчанное дно бухты. Там глубина была уже 
небольшая. Казаки сели на коней и, бросившись в 
воду, прошли до берега вброд, высадившись в тыл 
противнику. 

Из воспоминаний 

В. Н. Давидовича-Нащинскою 



СТРАШНЫЕ УДАРЫ. 

Нередко, мне приходилось слышать, от очевидцев, 
об изумительных ударах, нанесенных, в нашей кава- 
лерии, холодным оружием, как в мирное время, так и 
во время Первой Мировой войны. В связи с этим, я 
вспомнил сейчас подхорунжего Землякова, 12 Дон- 
ского казачьего полка и два его классических удара 
шашкой. 

На состязаниях в рубке нюкнпх чинов 11 кавале- 
рийской дивизии, происходивших в Радзивиллове, пе- 
ред Германской войной, я с детским любопытством и 
волнением следил, как сокращалось постепенно число 
конкурентов, пока оно пе свелось к двум последним 
кандидатам на первый приз: вахмистру 'и уланского 
Чугуевского полка и нашему подхорунжему Земляко- 
ву. Оба шли наравне. Они безукоризненно срубили 
все, что им ставили, н коошссня была в затруднении, 
кому из них отдать первенство. 

После долгих совещаний и поисков, были, наконец, 
принесены две одинаковые длинные дубины, с доб- 
рый кулак толщиной. Они были хорошо закреплены 
в крестовинах и на первую, по жребию, был выпущен 
вахмистр - улан. Удар был очень сильный. Больше, 
чем на две-трети глубины, но эта "лоза" осталась 
стоять, хотя верхняя часть и отошла немного в сто- 
рону. Потом, полным карьером пошел подхорунжий 
Земляков на своем красавце рыл.ем коне. Сверкнула 
шашка... Присутствующие были в недоумении ду- 
бина стояла, как ни в чем не бывало. "Эх, промазал", 
сказал рядом кто-то из казаков. "Не такой он, наш 
господин подхорунжий", — злобно зашевелил па не- 
го скулами наш деньщик Павел Бушуев, "подожди 
маленько"... И, действительно, вслед за его словами, 
верхушка дубины слегка задрожала и, отсеченная не- 
обыкновенным ударом, вся верхняя часть просто со- 
скользнула вниз. 

Уже в Галиции, в самый разгар войны, моему от- 
цу командовавшему тогда дивизионом 12 Донского 
казачьего полка, пришлось атаковатъ в конном строю 
венгерскую кавалерию. Она приняла атаку. После 
Ол;е«точенной схватки, поле осталось за' казака- 
ми. В своем письме, описывая этот кавалерийский 
бой, отец вспоминал несколько жутких моментов, ко- 
гда он, оставшись в "замке", был окружен несколь- 
кими венграми и, с отчаяньем, долго отбивался от них 
один. Он уже готовился к смерти, как вдруг почув- 
ствовал рядом просвет, а потом еще: это, увидев сво- 
его командира в опасности, к нему бросился на вы- 
ручку, тот-же самый подхорунжий "Земляков и, нале- 
тев на венгров, начал рубить. Все они остались на 
месте. На глазах оша, последнему из р"х "Зсгчля- 
коЕ нанес ст])ашный удар: венгр буквально развалил- 
ся на-двое, еще в седле, разрубленный косым ударом 
через плечо и ключицу до самого бока. 

Сообщил Пвбш Сспацкпй. 



1л В1гес1еиг: М' А. Сиепп§г. 



СБОРНИК ПАМЯТИ 



ЦАРСТВЕННОГО ПОЭТА К. Р. 

ИЗДАНИЕ СОВЕТА ОБЩЕ-КАДЕТСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ. 

Предварительная подписка прин11мается в редакции «ВЕСТНИКА» 

(и, гие С11а11ч1о11-Ьауас11е, Раг18-16\ — 

Цена по подписке: зона франка — 20 нов. фр., зона фунта — 1 англ. фунт 10 шил. 
страны заокеанские — 5 америк. дол. 



ПОКУПАЮ 

военные книги, полковые знаки, погоны, 
эполеты, принадлежности форм обмунди- 
рования, военные гравюры и литографии, 
листы Внсковатова, Пиратского и других. 
Предложения на адрес Издательства 
для № 1. 



..РУ[[К11Е ШОЛЕРйКСНИЕ ИЛРШИ" 

Новая грамофонная пластинка. Хор тру- 
бачей (26 чел.), под управлением А. А. 
Скрябина. Марши: Лейб-гвардии 3 Стрел- 
кового. КонноТренадерского, Гусарского 
Его Величества, 1 лейб-драгунского 
Московского, 17 драгунск. Нижегород- 
ского. 1 гусар. Сумского, 9 гусар. Киев- 
ского, 14 гусар. Митавского, 15 гусар. 
Украинского полков и Встречный марш 
Военно-Учебных заведений. 

Продается во всех музыкальных магази- 
нах Парижа и в редакции «ВЕСТНИКА». 
Цена — 9 нов. фр. В странах заокеанских 
— 2 ам. дол. 



«ВОЕННАЯ БЫЛЬ» можно получать: 
в Конторе журнала — 61, гие СЬаг- 



Журнал 
Париж — 

йоп-ЬадасЬе, Рагхз (16") и в Русск! 
книжных магазинах. 
Брюссель — у И. Н. Звездкина — 1, СЬеппп 

Виса!, Тегуцгеп. ВгияеОез. 
Лондон — а) у В. В. Барачевского — 23, А1(1ег 

Огоуе, Ьотйоп N. ЛУ. 2, б) у Д. К. 

Краснопольского — 49, Репуд'егп Коай, 

Ьопйоп 8. ЛУ. 5. 
Германия — у И. Н. Горяйнова — НатЬигд 

Ро81ат1 42 РовИа^епгис!. 
Копенгаген — у Г. П. Пономарева — Вгеа- 

§айе 53, СорепИа^ае. I 

Тунис — у Н. Ф. Гаттенбергер — Воикуагс! 

йе Р1ап(1ге Медг1пе. 
Италия — у В. Н. Дюкина — Уха Кетогепве ' 

86, Кота. 
Сев. Ам. С.Ш. — Б Обще-Кадетском Объеди- 
нении у В. А. Высоцкого 410, Кх- 

уегс1с1е Вг1уе Ар. 103 А. Келу-Хогк 25. 
Калифорния — в Обще-Кадетском Объединении 

у Г. А. Куторга — 272, 2 ауепие 5ап- 

Ргапс15со 18. 
Канада у Б. Л. Орешкевича — 167, СЫзкокп 

Ауе ТогоШО 13, ОКТ. 
Австралия — а) у В.Ю.Степанова,57, те Вгисе, 

81аптог "(К. 8. ЛУ.); б) у Н. А. Косач, 
16, Уа1та1 ауе. Юпд'з Рагк, А(1е1а1с1е, 

5ои1Ь Аи81гаИа. ' 

Венецуэла — у К. А. Келльнера — 24, ау. 

8а1т1а, Сагасав. , 

Аргентина — у Б. Н. Ряснянского — 0Ы1§а- 

(1о 2130, Виепоз- Айлее. 



№ 45 

НОЯБРЬ 1960 Г. 

год ИЗДАНИЯ 9-й 




1Е РА55Ё М111ТА1ВЕ 




ИЗДАНИЕ 

о:бще-кадетского объединения 

ПАРИЖ 



в ознаменование десятилетия со дня основания Обще-Кадетского Объединения во Франции, 

в воскресенье 23 октября, у Памятной Кадете кол Доски, в Храме Знамения Божией Матери, 

Б Париже был отслужен Торжественный Моле бен. с поминовением покойного Почетного 

Председателя Обще-Кадетского Объединения 

ВеликогоКяязя ГАВРИИЛА КОНСТАНТИНОВИЧА 

и девяноста двух кадет Российских, членов Объединения, до конца верных своему долгу 
— служению Роснйской Государственности и вдали от своего Отечества почивших. 



СОДЕРЖАНИЕ: 

Стр. 
Гибель крейсера 1 ранга «Рюрик» — Константин Иванов-Три- 

надцатый 1 

Из воспоминаний старого улана — П. С. Бассен-Шпилер 4 

Оренбургский Неплюевский Кадетский Корпус — М. Данилевич 10 

Еще о Каущенском бое — Ротмистр В. Арнхольд 12 

Черные «безсмертные» гусары — С. Т 15 

Поместная конница Руси — Владимир фон-Рихтер 16 

Как заготовлялись орденские знаки в России — Е. Молло. . , , 18 

По поводу статьи А. Арсеньева «Последний Отпуск» - ■ — 

А. Левицкий 19 

Немецкая сестра милосердия — Полк. С. Можаров 20 

Войсковой круг — В. Э 21 

1710 — 29 июня ст. ст, — 1960. (К 250-летию основания Лейб- 

Гвардии Кексгольмского полка) — Е. Янковский .... 22 

Обзор военной печати — А. Левицкий 23 

От Редакции 23 

Систематический указатель журнала «Военная Быль» №№ 1 — 30 

(продолжение) Е. Л. Янковский 24 

Хроника «Военной Были» III 



ПОДПИСНАЯ ЦЕНА НА 1960 ГОД — ШЕСТЬ НОМЕРОВ: во Франции и Северной Африке — 15 
нов. фр. с пересылкой; в Германии — 12 марок; в Англии и Австралии — 25 шил.; в странах заоке- 
анских — 4 дол. 50 ц. ОТДЕЛЬНЫЕ НОМЕРА: во Фра«ции и Северной Африке — 2 нов. фр. 50 сант., в Гер- 
мании — 2 м., в Англии и Австралии — 5 шил., в странах заокеанских — 80 ам. цент. 

Всю переписку и денежные переводы по ИЗДАТЕЛЬСТВУ, направлять по адресу РЕДАКЦИИ: 

61, те СНаМоп-Ьадаске, Рапз {16'). Те!.: М1К 72-55. 

Для Франции и Северной Африки можно переводить на Почтовый Счет: С. Р. 2881-89 Рапе, 
А. Сиеппд. 



ВОЕННАЯ БЫЛЬ 

ИЗДАНИЕ ОБЩЕ-КАДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ПОД РЕДАКЦИЕЙ А. А. ГЕРИНГА. 
Адрес Редакции и Конторы — 61, втте снАк^ОN-^А^АСНЕ рак18 (1б«). мш. 72-55 



9-й год издания 



№ 45 НОЯБРЬ 1960 Г. 



В|те5*г1е1. Р^х - 2,50 х^. 



Гибель крейсера 1 ранга „Рюрик" 

(1/14 АВГУСТА 1904 ГОДА) 

Составлено на основании неиздан'Ных. записок и устных рассказов последнего командща кр^тсера лейте- 
нскнта, пъте покЫтош контр-адмирала, Копстатпипа Петровича ПвановОгТ ринадцатою 




На "России" была пробита боевая 
тревога и взвились на всех мачтах 
Аидр&евские стеньговые флаги, под- 
нят корм1>вой на гафеле, чему после- 
довали и 'Тромобой" с "Рюриком". 
Все были на своих местах, раз- 
вернуты перевязочные пункты, рас- 
стояние до протпиппка определилось 
около 80 кабельтов. Неприятель за- 
метно выходил на наш правый траверс и, иакоиец, 
«сюле 5 часов утра, сделал первый выстрел и бой на- 
чался. 

На "Рюрике", сначала все находились на мо- 
стике, наблюдая за пристрелкой противника, ни. когда 
снаряды начали лояситься близко, командир приказал 
всйти в боевую рубку. 

Там, по тревоге, должны были находиться: коман- 
дир капитан 1 ранга Трусив, старшпй офицер капи- 
тан 2-го ранга Холодоиский, старший штурманскпй 
офицер капитан Салов, старшпй артиллерийский офи- 
цер лейтенант Пванов 13-й, рулевой старшина на 
П])авом штурца.н, сигнальный старшппа, дальномер- 
щик и ординарцы при командире. 

Головной, флагманский, японский крейсер "Изду- 
мо" был несколько сзади траверса "Рюрика", шед- 
П'его концевым в нашей ко.юнпе и вел пристрелку по 
"Рюрику" из 8 орудий, нащупывая точное рас- 
ст;}яние. Послышался страшный треск и ненриятель- 
ский снаряд влепил в наш правый борт, в носовую 
часть немного выше ватер-липип. 
Крейсер содрогнулся. 

По мере выхода японской эскадры на траверс, под 
влиянием преимущества их хода и легкого изменения 
курса на сближение нашим адмпралом, (из-за недо- 
летов наших снарядов), остальные, неприятельские 
корабли открыли также огонь и, верные своим прин- 
Еипам, некоторое время били но нашему концевому 
"['юрпку". Огонь их был достаточно меток и мы то и 



дело вздрагивали, получая в корпус снаряды. Вскоре 
попадает снаряд около правого носового 8-го орудия. 
1'азметав всю прислугу, он убивает плутонгового ко- 
мандира лейтенанта барона Штакельберга, размоз- 
лепв ему осколком голову. Труп был отшшут в сторо- 
ну, прислуга пополнепа номерами от орудия левого 
б |}1та и пушка продо.1ж-ала свой страшный разговор. 

Через короткий промежуток времени, другой сна- 
ряд попадает почти в то-же место, по ударяет о 
в}1утреннюю поверхность комингса нодаточной шахты 
Носового бомбового погреба и зажигает краску по всей 
шахте, принимая разм'ер большого пожара. Столб 
ОГНЯ подня-тся на уровень фок-мачх-ы. Старший офи- 
цер капитан 2-го ранга Холодовский бросился из 
боевой рубки, чтобы руководить тушением этого опас- 
ик!Го пожара, проникшего во внутренний организм ко- 
рабля, но вскоре, следующим снарядом, разорвавшим- 
ся в этом нее районе, ему перебило голени обеих ног 
и он был отнесен в нижний перевязочный пункт. 

Прошло порядочно времени, пока трюмно-пожар- 
иому дивизиону удалось справиться с втим пожаром, 
грозившим взрывом ногреба. С этого момента, меха- 
низмы пожарных средств корабля были пущены в 
ход и не останавливались в борьбе с постоянно возни- 
кавшими пожарами до конца боя. В местах возникно- 
вения многочисленных мелких пожаров, работала ору- 
дийная команда батарей и плутонгов, т. к. трюмно- 
пожарному дивизиону нанрялсенная работа с заделкой 
получаемых многочисленных подводных пробоин, бы- 
ла еле-еле под силу. Из батарей и плунтонгов, то и де- 
ло иостунали в боевую рубку телефонные сведения о 
порче того либо иного орудия. Интепсивность огня 
слабела и чувствовалась потребность в перемене боя 
на другой галс, где орудия левого борта были еще не 
тронуты. 

Когда огонь переносился на другой борт, то поль- 
зовались случае:»! приводить в возможную исправ- 
ность пострадавшие орудия стрелявшего борта, но это 



было лишь в начале ооя, пока разрушения и по- 
г.рсждения были ещ,е не столь существенны. Открытая 
батарейная палуба, без траверзов п каких-либо иных 
искусственных нрикрытпй, как п просторная верхняя 
палуба, давала богатую пищу для осколков рвущихся 
снарядов. 

Носовому плутонгу из 2-х 6" орудий Кане, под 
командой мичмана барона Шплинга, хорошо досталось 
г. пача.те боя, когда противник напрягал все силы 
сбить наш единственный боевой пост управления ко- 
раблем — боевую рубку и мостик. Несколько раз при- 
ходилось пополнять комплект выбиваемой орудийной 
прислуги, много возиться с исправлением повре;кде- 
иий у орудии, до тех пир, пока попавший снаряд не 
воспламенил заиас беседок с поданными патронами, 
взрывом, которых Б своих гильзах вывел окончатель- 
но из строя оба орудия. 

"Баловень судьбы" мичман барон Шилинг остал- 
ся до конца боя невредимым. В кормовом плутонге 6" 
батареи, с двумя орудиями, разворачивался малень- 
кий мичман Ширяев, общий любимец офицеров и ко- 
манды, почти мальчик, только что одевший мичман- 
ские погоны. Он восторл;енным взглядом всегда улы- 
бающихся глаз смот1)ел с надеждой на будущее и ве- 
рил в паше превосходство. У;ке несколько раз ране- 
ный, он продолжал руководить плутонгом, часто сам 
заряжая орудие, производил выстрел, когда выбивало 
прислугу'. Неско.1Ько раз судовой батюшка отец Алек- 
сей, все время обходивший корабль для напутствия и 
угешения умирающих, приходил к нему в плутонг и 
так-ясе помогал действиям у пушки. Этот бравый мич- 
ман своим высоким примером боевого подвига, много 
способствовал поддержанию духа переутомленной уже 
в бою команды. 

Я вспоминаю, когда он попросил комендора дать 
ему напиться и тот поддерживал тяжелый медный 
чайник с водой, снаряд разорвался 1шд ними, чайник 
рл.злетелся вдребезги, ранив оторванным ушком руч- 
ки Ширяева в висок, разнес голову ксмендору. дер- 
жавшему чайник и осколками его черепа тяжело ра- 
нил в левую руку Ширяева, осколками же снаряда пе- 
ребило ему на ноге малую берцовую кость. Несмотря 
на полученные повреждения, он до конца боя не по- 
кинул своего поста. Опираясь на палку, а спиной о 
переборку кают, он продолжал стрельбу из своей един- 
ственной сохранившейся на корабле до конца боя 6" 
пушки. 

В 6" батарейной палубе происходили не менее тро- 
гательные эпизоды. Олгрытая, не перегороженная, ба- 
тарейная палуба была видна вся с носа до кормы и 
имела 12-6" орудий. Пробитая во многих местах, она 
зияла темньгаи отверстиями каких-то провалов, бес- 
п1>Ерывно работающие пожарные помпы разливали по 
палубе воду, неуспевавшую стекать в шпнгаты и она, 
смешиваясь с кровью убитых и раненых, создавала 
кровавое месиво. В разных местах валялись обезобра- 
;1-епные тела убитых или отдельные части тела ра- 
зорванных людей. 

Беспрерывный гром своих выстрелов, разрывы под- 
падающих неприятельских снарядов, лязг разрывае- 



мого осколками судового железа, свист пара из пере- 
битых паровых труб вспомогательных механизмов — 
все ото смешивалось в какой-то адский концерт, раз- 
говаривать или <.тдавать приказания молшо было 
лишь крича на ухо слушающему, ядовитый дым ши- 
моз, смешиваясь с запахом горящей краски, дерева, 
смоляных веревок и крови, в связи с очень высокой 
температурой воздуха, удушающе, тошнотворно дей- 
ствовал на людей и возбу;кдал чувство страшной 
лсаж,хы. Люди жадно пили из многочисленных ведер и 
чайников разнесенную по батареям холодную воду со 
льдом. Этими же ведрами пользовались и раненые, 
опуская в них раздробленные руки, чтобы хоть на 
мгновенье уменьшить физическую боль. Нередко на 
дне чайника находили оторванные пальцы. Большин- 
ство питьевой воды было смешано с кровью, но этим 
никто не брезгал. 

Люди, вступившие прямо со сна в бой, без всякой 
перед тем ппщн, в продолжении 7 часов непрерывно- 
то боя дрались с неослабной энергией. Нестерпимая 
л;ара заставила большинство команды сбросить свои 
форменки и, оставаясь в тельниках, а многие и в од- 
них майских брюках, они представляли, в этой об- 
становке, жутко величественную картину. Они точн) 
перестали быть людьми, могущими реагировать на фи- 
зические чувства. Многие раненые сами делали себе 
перевязки, не уходя на перевязочный пункт, а мно- 
гие производили и медицинские операции, певыпо.!- 
ипмые в другой обстановке. Так, например, один из 
наводчиков 6" орудия был тяжело ранен, ему пере- 
шибло осколком ногу у колена, переломанные кости 
разорвали мышцы п кожу, сломанная нога, залитая 
кровью, болталась около него, сидящего па палубе. 
Не долго думая, он стягивает себе ногу брючным рем- 
нем и, достав матросский нож, совершенно спокой- 
но перерезывает цельные тканп и, откинув в сторону 
отрезанный кусок ноги, с трудом подымается, хвата- 
ясь за механизм своей заряженной пушки и, наведя 
ее на неприятеля, пропзводит выстрел. Это был 
последний в его жизни. От сотрясения его откинуло в 
сторону, где он потерял сознание и вскоре умер. 

На верхней палубе было свежее и тише, работа 
шла только в носовом и кормово:.! плутонгах 8" ору- 
дий, у них копошилась прислуга, делая свое дело и 
только выстрелы этой крупной артиллерии содрогали 
К1фабль. На правых шканцах виднелось распортер- 
тое тело плутонгового командира мелкой артиллерии 
мичмана Платонова, почему-то не ушедшего с своего 
поста вместе с укрытой прислугой из-за бесдействия 
мелкой 75 м.м. артиллерии. Кое-где также зияли про-, 
битые снарядами отверстия в батарейную палубу. 1 

На наше счастье в машинном отделении обстоя.то 
все более или менее благополучно. Броневая палуба и 
броневые крышки световых люков вполне оправдали 
свое назначение и предохранили от попадания туда 
осколков, устояв против снарядов среднего колпбра. 
Попаданий крупных снарядов в машины не было и 
они исправно работали до конца боя. Среди машин- 
ного личного состава потери незначительны, тол;е 
можно сказать и относительно кочегаров, но здесь в 



первой половпне боя снарядо:м перебило одну пз труб 
главного паропровода и заделка этой трубы налозке- 
нием бандазка дала мпого^ хлопот, обварило несколь- 
ко кочегаров па смерть. Но зато температуру в ма- 
шине, и особенно в кочегарках, трудно себе предста- 
вить — люди падали от тепловых ударов, боевая сме- 
на работала узке 7 часов без отдыха. Больше всего 
пришлось работы, в невероятно трудных условиях, не 
говоря об опасности самой работы и условий текуще- 
го боя, трюмно-пожарному дивизиону под ко.ман- 
дой трюмного шехаппка мичмана Тона. Не считая по- 
зкаров, было несколько десятков разнообразных про- 
б'1ин низке грузовой ватер-линии, крейсер принимал 
значительное количество воды п оставлять их без 
внимания было нельзя. Все попытки подводки наруэк- 
ных пластырей в бою и, на полных ходах оказались 
пе успешными, так как подкпльные цепные концы бы- 
ли перебиты и оборваны, а заводка новых с полуба- 
ка ни к чему не привела, так как только начнут обно- 
сить с бака нодкильный конец, как рвущимися сна- 
рядами разбрасывает людей и нузкно вачпнать сна- 
чала, почему, после неоднократных попыток, пх бро- 
сали и вся заделка пробонн, к которым был доступ, 
происходила извпутри всеми пмевшимися под руками 
средствами, п, если заделать их не хватало сил и воз- 
мозкностей, то прямо изолировали данные отделения, 
пли отсеки, задраивая двери водонепроницаемых 
переборок, как это и пришлось сделать к концу боя, 
сначала в румиельном, а потом и в рулевом отделе- 
ниях, затопленных через несколько подводных про- 
боин в кормовой части. Хорошо, что работа вспомо- 
гательных механизмов, откачивающих воду из трю- 
мов, была относительно исправна и справлялась со 
смей задачей, но несмотря на это, крейсер много 
забрал воды п имел значительный крен на левый 
борт, дошедший к концу боя до 10°. 

Посмотрим, что делалось в зкилой палубе и ниже. 
Помещения судового лазарета и аптеки были за- 
полнены тязкело ранеными, которым сделали перевяз- 
ки и операции еще в начале боя — все они нашлн 
там смерть, так как эти помещения были разрушены 
тпавшпми снарядами. Главный перевязочный пункт 
был располозкен в судовой бане, под броневой палу- 
бой, с боков защищенной угольными ямами и нахо- 
дившейся низке грузовой ватер-линии — место от- 
пгсительпо спокойное для характера этой работы. По 
бортам шли корридоры сплошь заваленные ранены- 
ми, зкдущими своей очереди. В самой бане наспех 
производились операции и перевязки, при страшной 
духоте и неважном электрическом освещении. 

Когда лейтепагггу Иванову 13-му, вступившему 
узке Б командоваппе крейсером, пришлось сбегать на 
перевязку после ранения в голову, так как кровь за- 
ливала глаза, он, временно передав управление штур- 
ману, долзкен был буквально пробираться по телами 
раненых и, после быстрой перевязки, еле выбрался 
обратно в боевую рубку, на своп командный ноет. В 
помощь главному перевязочному пункту был устроен 
вспомогательный, в офицерской кают-камиании. Хо- 
тя это место светлое, просторное и чистое, оно не бы- 



ло защищено от снарядов и вот па что оно походило, 
К{тда к концу боя, последнему командиру перед ги- 
белью крейсера пришлось там побывать. В кают-ком- 
пании, по бортам, находились два минных над1юдных 
аппарата, выходивших над уровнем ватер-линии, в 
Яблочковых шарнирах, фута па два над водой. Во 
время боя у мины, приготовленной к выстрелу и за- 
рязкенной в правый аппарат, была вынута боевая че- 
ка и аппарат был готов к выстрелу. Японский снаряд 
}тодпл, как раз в яблочкин шарнир и мина взорва- 
лась в аппарате. От взрыва в борту па месте аппара- 
та зияла громаднейшая пробоина, в которую сво- 
бодно мозкпо было пройта на паровом катере. Счастье, 
что крен узке был на левый борт и все увеличивался, 
а то никакими средствами ее не удалось бы заделать, 
а для избавления от презкдевременного потопления, 
пришлось бы изолировать всю кормовую часть и ли- 
пшться боевых кормовых погребов. Минный аппарат, 
весь исковерканный и вырванный со своего места, 
перекатился по диагонали на левый борт, перебив 
всех раненых. 

Но вернемся в командный пост боевой рубки и 
ПС смотрим, что делалось там, а такзке и в окружающей 
обстановке. 

Наши крейсера шли с противником параллельны- 
ми курсами, ведя бой нашим правым бортом, когда о 
боевую рубку ударился и взорвался 8" снаряд, не 
пробив ее. Эффект был потрясаюпо1Й, несмотря на 
разделяющую 10" броню. Точно громадным молотом 
упарило всех по головам, а едкий черно-зеленый дым 
огравлял чуть ли не до потери сознания. Осколками, 
проникшими под крышу рубки, был ранен командир 
капитан 1-го ранга Трусов в плечи и левый бок. Он 
пе позкелал уходить н был уложен на палубе с левой 
■стороны рубки на принесенном матрасе с подушкой. 
Пришедшим доктором, тут зке были сделаны перевяз- 
ки. В командование вступил следующий, старший по 
чину, старший минный офицер лейтенант Зенилов. 

Около 6 часов утра, наш адмирал произвел эво- 
.тюцию, повернув последовательно влево на обратный 
курс, что сделал и противник, но несколько позже. 
Воспользовавшись эволющгей, когда "Россия" с 
"Громобоем" на некоторый момент долзкны были пре- 
кратить огонь, так как мезкду ними и неприятелем 
был концевой "Рюрик", "Камимура" открыл интенсив- 
ный огонь по нашей группе, представлявшей сплочен- 
ную и удобную цель п, видимо, желая покончить с 
"Рюриком", 'сосредоточил на нем огонь всей своей 
эскадры. Хотя этот момент боя был и не продолжи- 
телен, но на "Рюрике" в это время царил настоящий 
ад и ему тогда были нанесены наибольшие по- 
врезкдения. 

Бой продолжался на новом галсе. Огонь наш по- 
степенно слабел, вследствие выхода из строя по- 
]и1езкденпых орудий. 

Около 8 часов утра повторилась такая зке вволющ1Я 
поворота строя, но она оказалась роковой для "Рю- 
рика". В момент поворота в корму крейсера попало 
несколько крупных снарядов, которыми повредило 
руль. Произошла заминка, крейсер не мог вступить в 



кильватерную колонну п вышел пз строя. На подня- 
тый и оставшийся " болтаться из-за перебитых и 
оборванных фалов сигнал "руль не действует", ад- 
мирал ответил сигналом "управляться машинами" и 
прибавил ход. Одновременно с этим, б боевую рубку 
попал снаряд, осколками отраженными от потолка 
рубки засыпало всю ее внутренность, разбило голову 
лейтенанту Зени.юву, стоявшему на машинных те- 
легафах. "Схватившись за голову руками, он прокри- 
чал: "Пропал я, братцы, пропал, не посрамим земли 
русской", и тут же свалился. 

В командование вступил лейтенант Иванов 13-й, 
так как старший по чину лейтенант Верх ещ,е с нача- 
ла боя был тяжело ранен в ногу и ле;кал в каюте. К 
этому моменту, к месту боя подошли еще два япон- 
ские крейсера 2-го класса "Напива" и знаменитая 
"1акачпха", о которой в военных сводках давно со- 
общалось, что, после боя "Варяга" и "Корейца" при 
Чемульпо, этот крейсер был расстрелян, выбросился 
на берег и погиб. 



Своими 4-мя 10" орудиями они начали пристрел- 
ку по нашему отряду, не вступая в общий ст1)0й сво- 
ей эскадры, а держась в стороне. Неприятель опять 
сосредоточил огонь по отставшему "Рюрику", что за- 
сишило нашего адмирала повернуть, в надежде, при- 
крыв пас от огня, дать время справиться с поврежде- 
ниями. Приблизившись к "Рюрику" и проходя пол- 
ным ходом вдоль его борта, он лично в рупор крикнул: 
"Рюрику" полный ход, идти во Владивосток", после 
чего стал быстра от нас удаляться. 

"Кампмура", со своими броненосными крейсерами, 
пошел за ними в преследование, а "Рюрик" остался 
яа попечении "Нанивы" и "Такачихи". Мы, с гру- 
(тр.ю в сердце, следили за удаляющимися нашими 
крейсерами, продолжавшими вести бой с неприятелем 
и полным ходом направлявшимися на север. 

Сын покойного адмирала 
Константин Ивтюв-Тргтадщтый. 

(Окончание следует). 



Из воспоминаний старого улаиа 

3-й УЛАНСКИЙ СМОЛЕНСКИЙ ИМПЕРАТОРА 14ЛЕКСАНДРА III ПОЛК 
В ПЕРВЫЕ ДНИ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 



3-й уланский Смоленский Императора Алек- 
сандра И1 полк, как большинство полков славной рус- 
ской Императорской конницы, квартировал в мирное . 
время, непосредственно вблизи границы, в Алек- 
сандровском Штабе, расположенном на окраине не- 
большого литовского городка Вильковпшки, Сувалк- 
ской губернии, в 13 верстах от восточно-прусской 
границы — Вер5кболово-Кибарты-Эйдкунен. 

Лето 1914 года выдалось жаркое, в особенности 
июль месяц и полк после всех смотров и боевой ст1)ель- 
бы находился "на траве". 

Выражение "на траве" обозначало отдых для ко- 
пей, которые расковывались и кормились, в течении 
й-6 недель, свежескошенной травой для регулирова- 
ния пищеварения и паслись на пастбищах для 
у|;реплення копыт. 

Разбросанные по фольваркам, вдоль реки Шешу- 
ны, эскадроны нас.чаждалпсь вполне заслуженным, 
нриятным во всех отношениях, отдыхом. Но, к сожа- 
лению, все приятное имеет свой предел. 

15-го июля, под вечер, в 6-й эскадрон прибыл ве- 
стовой штаба полка с приказанием прекратить "тра- 
ву" и, собрав эскадрой, немедленно прибыть на зим- 
ние квартиры, а командиру эскадрона явит11ся к ко- 
мандиру полка. Командир эскадрона, штабс-ротмистр 
Гейзелер и другие офицеры были в отпуску и я вре- 
менно командовал 'эскадроном. На расспросы "отчего 
и почему такая спешка", вестовой штаба полка, ко- 
нечно, ничего определенного сказать не мог, но свое 
"предположение", слышанное им, очевидно от штаб- 
ных писарей, что "якобы, где-то идут беспорядки", он 



все же высказал, приоавив, что и всем другим эска- 
дронам приказано немедленно прибыть к штабу полка. 

Странным показался мне етот неожиданный при- 
каз, но раздумывать не было времени и потому, собрав 
быстро эскадрон, я уже ночью прибыл в своп казармы. 
Лвивпшсь командиру полка полковнику фоп-Кру- 
зенштррпу, я получил от пего приказание немедлен- 
но начать ковку лошадей "на все четыре". В мирное 
1;1)емя все кони были подкованы только па передние 
ноги, в военное зке время, ковалпсь на все четыре. В 
штаб полка прислать постояпиого вестового, оста,1Ь- 
гые приказания будуг даны дополнительно н "боль- 
ше", — сказал командир полка, "я ничего не знаю". 

От полкового адъютанта штабс-ротмистра Назаро- 
ва я узнал, что все находящиеся в отпуску и ьоман- 
дпровках офицеры, телеграфно вызваны б полк и 
должны завтра 16-го явиться. Больше он ничего со- 
общить не мог. 

Получив нужные распоряжения, эскадронный вах- 
мистр Тарас Семенович Довгайло, внушительного ви- 
да, с пышпыми подусниками своих огромных седею- 
щих усов, имевший слузкебный опыт за время своей 
более, чем двадцатипятилетней сверхсрочной службы, 
выразпл свое "отеческое пожелание", 'ггобы я спокой- 
но отправился бы спать. "Вы не сумлевайтесь. Ваше 
Высокородие, ужо усе будет у порядке". 

Зная, что за вахмистра бесспокопться нечего, я от- 
пртвился спокойно восвояси. Занюл в офицерское со- 
брание, которое было пусто, так как другие эскадроны 
еще не прибыли, выпил рюмку водки, закусил, че.м 
Бог послал, и отправился па третий отаж офицерского 



флигеля, I! так называемый "сумасшедший дом", где 
находились квартиры молодых офицеров. 

Депьщик мой Василий Лахмаыов уже приготовил 
постель. Раздевшись и умывшись, я растяну.юя меж- 
ду приятными, прохладны'Ми простынями и почти 
лгновенно очутился "в узах Морфея". Хотя на сей 
р&з, мне не долго пришлось наслаждаться этими "уза- 
ми". Среди ночи с шумом и гамом ввалились в квар- 
тиру молодые корнеты других прибывших эскадро- 
нов. Понятно, расспросы, догадки, предположения 
продолжались почти вплоть до рассвета и, когда эта 
бесспокойная компания, наконец, разошлась, удалось 
мне пару часов отдохнуть от "неясных треволнений". 

Утром, придя в эскадрон, я был несказанно 
удивлен рапортом вахмистра Довгапло, что уже почти 
все лошади подкованы "на четыре", остались лишь 
несколько обозных и собственно-офицерских, к обе- 
ду и они будут готовы. Подковать за одну ночь сто 
пятьдесят с лишним лошадей на все четыре ноги бы- 
ло делом весьма необыкновенным и мое удивление бы- 
ло вполне обосновано. Но что-же произошло? Как по- 
';(.м выяснилось, находчивость вахмистра Докгайло 
играла .здесь первостепенную роль. Так как лругае 
эскадроны еще не прибыли, Довгайло "мобилизовал 
под сурдинку" всех кузнецов нестроевой команды и 
полковой учебной кузницы, пообещав им энное коли- 
чество водки и совместно со своими кузнецами "оку- 
пировал" все кузницы. Е утру, действительно, все 
эскадронные кони были подкованы. Но своего секре- 
та он мне не 'выдал и я узнал об этом лишь потом от 
командира эскадрона, который, понятно, обещание 
вахмистра исполнил с большим удовольствием и все 
кузнецы получили не только "энное" количество вод- 
ки, но и "богатую закуску". 

Когда утром другие эскадроны заметались в пс- 
голнении данного приказа о ковке, Довгайло хитро 
ухмылялся в свои подусники и был совершенно с]10- 
коен, у него было "усе у порядке". 

От командира эскадрона пришла утром телеграм- 
ма, чтобы к 12-ти часам выслать ему на станцию эки- 
паж. С этим поездом приехали почти все бывшие в 
отпуску офицеры. 

Командир 6-го эскадрона штабс-ротмистр Гейзе- 
;|ер, бывший долгое время адъютантом командующего 
всЁсками Внленского военного округа генерал-от-ка- 
валерии Ренненкампфа и имевший в штабе округа мно- 
го друзей и приятелей, сообщил "под секретом", что 
ипкакпх беспорядков нигде нет, но что дело пахнет 
войной с Германпей. 

Следующие дни прошли в ожидании чего-то осо- 
бенного. Носились всевозможные слухи, которых те- 
перь и не припомнить. Газеты брались на расхват, 
ко и в них не было ничего "особенного". Эскадроны 
ковались, к чему то приготовлялись, но к чему, они и 
сами не знали, так как ничего определенного не было 
гзвестяо. Все ж-далп чего-то. 

Ввиду того, что полк стоял на границе и по плану 
мобилизации ему предоставлялось только три часа для 
приведения себя в полную боевую готовность, на 
секретном совещании у командира полка было реше- 



но "на всякий случай" выдать из полкового цейгауза 
и эскадроны все необходимое, а остальное уложить и 
запаковать "заблаговременно". 

Опытный и хитрый был заведующий хозяйством 
подполковник Михаил Васильевич Попов, Поэтому и 
заведующий офицерским собранием штабс-рогмистр 
Бычков приказал мне, как своему помощнику, уло- 
жить и приготовить к отправке все ценное имущество 
ссбранпя, главным образом серебро, портреты чле- 
нов Царствующего Дома, Дер;кавиых Шефов подка, 
сень хорошей работы и в богатых рамах, и т. п. 

17-го июля, после обеда, совместно с вестовыми и 
служителями собрания я принялся за эту работу и, 
благодаря уже ранее заготовленным ящикам, с 
предусмотрительно вло5кенными в них детальными 
описаниями укладки, к вечеру все было готово. Необ- 
ходимо заметить, что среди серебра офицерского со- 
брания, Б общем весе более пятидесяти пудов, нахо- 
дились произведения, как прекрасного ювелирного ис- 
кусства, так и большой исторической ценности. Вели- 
колепные братины, жбаны, кубки, азарпеши, чарки, 
хрустальные жбаны, вделанные в серебро, с украше- 
ниями исключительного искусства русских "золотых 
и серебряных дел мастеров", голова Черномора, ко- 
фейные и чайные сервизы. Одного столового серебра 
было на 150 с лишним персон. 

Каждый выходивший в полк офицер должен был 
:ксртв11вать офицерскому собранию полный именной 
столовый прибор, заказывавшийся собранием у своего 
постоянного поставщика п изготовлявшийся в опре- 
деленном полковом стиле. Еще в 1916 году, осенью, 
при контроле этого имущества в цейхгаузе 2-го Запас- 
ного кавалерийского полка в г. Острогожске, все было 
найдено на лицо и в полном порядке. В вихре револю- 
ции все эти полковые ценности, конечно, пропали. 

Вечером 17-го июля в офицерском собрании было 
большое оживление: около 18 часов прибыла неожи- 
данно из Ковно 5-я конная батарея, а под вечер часть 
штаба 3-й кавалерийской дивизии с задачей "на вся- 
кий случай" приготовить квартиры для штаба диви- 
зии. Но и новоприбывшие тоже ничего определенно- 
го не знали, предполагали все-же возможность войны 
с Германпей. После ужина не хотели расходиться, пи- 
ли чай с ромом или коньяком, как говорится "до из- 
неможения". Наконец, около часа ночи, все же реши- 
ли отправиться спать и все гурьбой вышли пз собра- 
ния. В это время из штаба полка появился полковой 
адъютант и просил еще не расходиться, так как цри- 
плла какая-то важная телеграмма. 

Была прекрасная июльская ночь и, в ожидании 
1'овостей, все уселись в садике против собрания. Че- 
163 некоторое время прибежал вестовой с приказани- 
ем всем ко.мандирам эскадронов явиться к командиру 
полка. Спустя короткое время, командиры эскадронов 
вернулись с полученными запечатанными пакетами и 
сообщили, что объявлена мобилизация, первым днем 
которой надлежит считать 18 июля 00,01 минута. 
Штабс-ротмистру фоп-Гаудец и мне были приказано 
яиптьея к командиру полка. 

Так как и(1лк должен быть готоц че]1е;1 три часа и 



за это время лу:кно оыло выдать людям полное ноход- 
нсе обмуидированне, получить походные кухни и обоз- 
ные повозки, подковы, патроны н т. п., то в полку на- 
чалась лихорадочная, по точно плапо-мерная раб1!та. 
Здесь сказались результаты '"заблаговременно" ис- 
лолнеппой работы. Заботами заведующего хозяйством 
подполковника Попова, все нулшое и необходимое у асе 
было выдапо полковым цейхаузом в эскадроны п та- 
ким образом, подготовлена быстрая и беспрепятствен- 
пая выдача людям по мобплизацпонным табелям. 

Штабс-ротмистр фон-Га уд ец п я, явившись к ко- 
мандиру полка, получили каждый по запечатанному 
пакету н кожанному мешочку с германской золотой 
валютой. Мы назначалпсь начальниками разъездов 
особой важности под лит. А. п Б. и доллшы были со 
своими разъездами, по полуескадрону с подрывным 
гъюком, выступить через 3 часа на границу в указан- 
ные нам пункты, чтобы с объявлением войны, не- 
медленно приступить к исполнению данных нам в па- 
кетах задач. 

Получив соответствующие карты, я отправился в 
г.скадроп, где, приняв новое походное обмундирование 
(солдатского образца) п получив новый офицерский 
вьюк, поспешил на свою квартиру, чтобы уложить все 
необходимое. Спешно переодевались люди в новое по- 
ходное обмундирование, получали запасные подковы, 
снаряжение, патроны, вьючили седла и седлали ло- 
л[адей. 

В 4 часа утра полк уже был готов к выступлению, 
во, согласно приказа командира полка, эскадроны 
оставались в своих расположениях в полной го- 
товности. 

Между тем был получен первый телеграфный при- 
каз начальника 3-й кавалерийской дивизии немедлен- 
но занять Кпбарты и ст. Верлсболово сводным отря- 
дом в составе одного батальона, одного эскадрона п 
вэвода конной артиллерии. До прибытия баталиона 
109 пехотното Воллсского полка из Ковно, который 
спешно перебрасывался поездом, Кибарты должны 
были быть немедленно заняты эскадроном Смоленско- 
го полка. Начальником сводного отряда в Кпбартах 
}1азиачался подполковник Смоленского полка Кобиев, 
георгиевский кавалер Японской кампании. 

Командир полка приказал командиру 1-го эекадро- 
^ па ротмистру Белокопытову со взводом 5-й конной ба- 
тареи немедленно выступить на станцию Вержболово. 

3-я кавалерийская дивизия сосредотачивалась в 
Вильковишках. 



Спсшпо уложи1! свое неслож'ное нмуп;естио в 
■||>.|ько-что полученный, новый вьюк, я предоставил 
его дальнейшую судьбу заботам ысего верного Лахма- 
нова, а сам отправился в эскадрон готовиться к вы- 
ступлению. Командир эскадрона сообщил мне, что в 
разъезд назначен первый полуэскадрон, а подрывной 
вьюк пришлет копно-санерпая команда. Пока люди 
готовились к выс'1711лм1пю, штабс-ротмистр Гейзелер, 
тоже участник японской кампании, давал мне цепные 
советы из своего боевого опыта, оказавшие мне впо- 
следствии хорошую помощь. 



ико.1о четыре.ч часов утра, приняв построенный 
полуэскадрон и осмотрев быстро уже все досконально 
проверенное пеуто.чимым вахмистром Довгайло, я 
принял от начальника конно-саперной команды пору- 
'мка Собакина-Фадеева подрывной вьюк, лошадей, 
1-;екоторые практические советы и уверения, что люди 
1 личные и мастера своего дела. Впоследствии на де- 
ле они подтвердили эту рекомендацию. 

Распростившись с остающимися и напутствуемый 
наилучшими полселаниями командира эскадрона, 
приятелей и улан, полуэскадрон выступил из распо- 
ложения 6-го эскадрона на северо-запад к Владисла- 
Бову, где доллсен был ожидать объявления войны. 
Разъезд Лит. А штабс-ротмистра фон-Гаудец высту- 
пил немного раньше, имея более длинный путг в 
1>аион Славики, севернее Владиславова. 

Трудно описать душевное состояние, овладевшее 
всеми в момент выступления, и даже я слегка взвол- 
н ванный серьезностью возлолсенной па меня первой 
валаюй и ответсгъенной задачи, забыл на время ду- 
•.\1ать о возможности удовлетворительного ее выпол- 
нения. 

С одной стороны чувство самостоятельности при- 
ятно щекотало корнетское самолюбие, с другой — от- 
Ботственность за врученный мне полуэскадрон уси- 
ливало чувство долга и заставляла невольно думать, 
как-то все будет? Ведь это не маневры! Неужели дей- 
ствительно война? Настоящая война? Конечно, тай- 
ная мечта калсдого офицера, в особенностп молодого. 
Вбдь к ней он готовился, изучая военное дело и обу- 
чая порученных ему людей. Но как она выглядит в 
действительности эта война? Вспомнились всевозмож- 
ные наставления, уставы, приказы, тактические заня- 
тия, с;|ужба разъездов. Ага, это теперь самое глав- 
ное, — прошлогодние маневры и подвплсные сборы. А 
вдруг появится страх, боязнь, как выглядит храбрость? 
Вихрем проносились все эти мысли и мешались в мо- 
ей голове в сплошой сумбур, не давая точного ответа 
и ясного представления, как все будет в действитель- 
ности па ]юйпе. 

Своих молодцо]! улан я знал хорошо: на прошло- 
годних кавалерпйскпх сборах опи не раз "вывозили" 
молодого и неопытного еще корнета, а новобранцы 
последнего призыва, теперь унсе "старослужащие" 
были де.:1ом моих рук п на смотру командующаго окру- 
г(1М сурового и требовательного генерала фон-Реннен- 
кампфа удостоились его особой похва-иы. Занятый все- 
.ми этими мыслями, я не заметил, как прошло время 
:!, подходя к леску около дороги па Владиславов, 
вдруг вспомнил, что пора спешить людей, проверить 
седловку, подтянуть подпруги и дать людям оправить- 
ся. Я разрешил курить и ото разрешение, по укоре- 
Н1П!шейся в полку привычке, как бы прекращало офи- 
циальное слулсебное состояние, сменяя его друлсеским 
I!, как бы, семейным. Посыпались вопросы, как, что, 
отчего; ничему и т. д. Объяснив кратко обстановку, 
посколько она была мне самому известна, я под- 
черкнул, что задача полуэскадрону лежит еще в запе- 
чатанном пакете и какова бы она ни была, мы с ней 
справимся. "Постараемся Ваше Высокоблагородие" 



^ е — 



вырвалось, как пу одиого рта. Укрепив в лшдя^ 1!еру 
с свою силу, проворность, находчивость и знания и, 
подняв этим их уверенность в самих себе, я посадил 
полуэскадрон в седло и двинулся дальше. Сразу Оыло 
замет]10, что после этого незначительного разговора, 
пастроение людей сильно поднялось, были слышны 
шутки и смех, вызываемый неподралгаемым солдат- 
ским юмором, первым признаком отличного настрое- 
ния. 

Око.ю 6-ти часов утра полуэскадрон прибыл к 
Владпславову п разместился, на его южной окраи]1е в 
двух соседних фольварках. Приказав выставить на- 
блюдательный пост и дав старшему унтер-офицеру 
Абрамову, которого я назначил исполнять обязанно- 
сти вахмистра, нужные распоряжения, относительно 
продовольствия и фуража, я отправился к мосту через 
Ширвпнту, где находплся кордон пограничной стра- 
жи и таможня. Представившись отрядному офицеру 
Владиславовского 'Отряда погранпчной стражп штабс- 
ротмистру Иванову, я сообщил ему мою задачу и, так 
как кордон имел телефонную связь с Вержболовым, 
оставил па кордоне улана для связи и просил в случае 
объявления войны, немедленно сообщить мне об этом. 

Вернувшись в расположение полуэскадрона п чув- 
ствуя усталость, я прилег немного вздремнуть. ОколО' 
9 часов утра меня разбудил взводный Абрамов и до- 
ложил, что у немцев "чего-то делается", чтО' в город- 
ке Шпрвпнте звонят колокола и заметно большое дви- 
л;енне. Я снова отправился на кордон, где узнал, что 
пр1Ш1едшнй с немецкой стороны еврей сообщил о мо- 
билизации германской армии и реквизиции лошадей и 
псБОзок. Немецкая таможня закрыла границу. 

В общем, 18-е п 19-е июля, прошли спокойно. На 
германской стороне не было замечено ничего особен- 
ного и за псключенпем некоторых маловажных аген- 
турных сведений обстановка оставалась без перемен. 
За это время я произвел основательную разведку бо- 
лотистой погранпчной речки Ширвинты и установил 
точно броды. Па моем участке их оказалось всего 
лишь два. 

Между тем, в Вильковишках сосредотачивалась 
5-я кавалерийская дивизия. Начальник дивизии гене- 
рал-лейтенант Бельгард прибыл со штабом и разме- 
стился в нашем офицерском собрании. В окрестно- 
стях Вильковпшек сосредотачивалась и 2-я кавале- 
рЕйская дивизия из района Сувалск. Носились слу- 
хи, что 1-я и 2-я гвардейские дивизии тоже должны 
прибыть в район Впльковишек. В Сувалки направля- 
лась 1-я кавалерийская дивизия генерала Гурко из 
Москвы. 

18-го июля полк смог отправить во 2-й запасный 
кавалерийский полк в Острогожск все, предвиденное 
по плану мобилизации к отправке, имущество. Со ста- 
рым полковым штандартом ушел туда же штабс-рот- 
мистр Монберг, который должен был привести пер- 
вый маршевый эскадрон. В Кибартах и на ст. Верж- 
болово сосредоточился сводный отряд под командой 
подполковника Кобиева. Баталион 109 пехотного 
Воллсского полка прибыл своевременно, но в составе 



мирного времени. Таким образом, уже к вечеру 18-го 
июля была создана легкая завеса, прикрывавшая мо- 
б1;лизацию и сосредоточение войск. 

В ночь с 19-го на 20-е июля, около двух часов 
утра, с кордона явился мой улан для связи с запи- 
ской, в которой штабс-ротмистр Иванов сообщал, что 
объявлена война, пограничная стража снимает посты 
и собирается в Верлсболове, таможенные чиновники 
уходят вместе с ними. 

Немедленно был вскрыт пакет с задачей для по- 
луэскадрона и пока последний седлал, я углубился в 
его содержание. Задание было краткое: давалась по- 
лоса разведки и порча л{елезнодоролсных путей и мо- 
стов в этой полосе, главным образом, железнодоржно- 
го узла в Пилькаллен. По окончании составления мною 
^;аршрута, мне было доложено, что полуэскадрон готов 
к выступлению. Сообщив уланам об объявлении вой- 
ны и объяснив им предстоящую задачу, я выразил 
надежду, что полуэскадрон не ударит лицом в грязь и 
1'ыиолнит задачу, как полагается. Дружное и радост- 
ное "постараемся Ваше Высокоблагородие", было мне 
ответом и заставило радостно забиться мое молодое 
сердце. 

Назначив два небольших разъезда по семи коней 
каждый, я приказал им, после перехода через Шир- 
винту, двигаться одному правее, другому левее меня, 
];ыйти к железной дороге п свернуть к Пилькаллену. 
Не теряя ни минуты, полуэскадрон двинулся к перво- 
му выбранному мною броду, против находящихся 
14близп фольварков Шукли и Зодарген, благополучно 
и без задержки переправился на немецкую сторону и, 
переменным аллюром, двину.юя кратчайшей дорогой 
по проселкам в направлении Пилькаллен. 

Лгелая подойти к нему до полного рассвета, чтобы 
захватить станцию врасплох, приходилось торопиться. 
]>.[агодаря хо])ошей карте и имеющимся на каждом 
перекрестке отчетливым указателям дорог, которые 
местные жители еще не уничтолшли, полуэскаррон дви- 
гался без задерл;ек. Избегая населенные пункты и не 
встречая лсптелей, он продвигался незамеченным и, 
когда чуть чуть начало светать, показались железно- 
дорожные строения. Подойдя к какому-то большому 
пакгаузу, я спешил полуэскадрон, выставил быстро 
охранение и, прпка.зав взводному Абрамову оставать- 
ся при коноводах, сам с частью 5'лан и конно-сапера- 
ми бегом направился к станции. Одну часть людей я 
послал к водоемному зданию, приказав его взорвать, 
с другими же пошел на телеграф, где был свидетелем 
панического ужаса дежурных телеграфистов. Владея 
отлично немецким языком, я приказал всем, паходя- 
шимся на станции служащим выйти на двор под 
охрану моих улан, уверив их, что им ничего не сделают. 

Разбив аппараты центрального телеграфа, взорвав 
здание центрального перевода стрелок, я приказал 
поджечь все станционные постройки. 

В это время раздался оглушительный взрыв п с 
платформы станции было видно, как водоемный бак 
вместе с крышей большого и высокого строения выле- 
тел нарулсу. Мелсду тем стало улсе совсем светло. Со- 
брав людей и отпустив испугалных л:елезнодорожпи- 



ков, иолуускадрон сел в содло и шагом двинулся на 
юго-заиад, дроволсаемый несколькими револьверными 
выстрелами, очевидно очнувшихся немцев-ландверп- 
стов, и клубами черного дыма, выбивавшимися из 
станционных построек. Оба высланных разъезда бла- 
гополучно прибыли к полуэскадрону, не встретив на 
своем пути противника. 

Итак, одна часть задачи была исполнена и, каза- 
лось, как будто бы удовлетворительно. Настроение 
улан было отличное. 

Приблизительно через два часа движения, я по- 
дошел к большому шоссе Тильзит-Гагнпг-Гумбииен. 
На шоссе было бо.1ьшое движение автомобилей и раз- 
.1ИЧНЫХ повозик В стороиу Гу:\1бипена. Здесь уясе оче- 
видно было кое-что известно о пашем появлении, так 
как при подходе к шоссе, в том месте, где оно пере- 
секает речку Эйменпс, полуэскадрон был встречен не- 
сколькими выстрелами очевидно охранявших боль- 
пюй мост через речку ландверистов. Опешив тлу- 
оскадрон и ответив несколькими ружейными залпами, 
мы заняли мост. По шоссе, на юг, редко отстрели- 
ваясь, уходило несколько автомобилей. Мы заложили 
подрывпые шашки. При ликующих криках улан, мост 
рухпул в речку. Конно-саперы были действительно 
■•мастера своего дела". 

Так как в данной полосе не было больше железно- 
дорожных линий, я решил двинуться на юг в на- 
правленпи на Гумбинен. 

Не доходя нескольких верст до города, я спешил 
полуэскадрон в леску, расположенном на возвышенной 
местности, откуда, как на ладони, был виден Гумби- 
нен, шоссе и главная железнодорожная магистраль 
Инстернбург-1"^-мбинен-Сталупенен. 

На шоссе было очень олшвленпое двилсенпе в сто- 
1ишу Сталупенена, но больших войсковых часгей 
нигде не было заметно. Будучи хорошо укрыт, я, в 
П1)Одолл;енин двух часов, наблюдал за обоими магп- 
етралями. Количество поездов, с точным указанием 
состава и количества вагонов, было мною отмечено в 
-А'оем донесении. 

Около 16 часов полуэскадрон снялся и двинулся 
\)братно на восток. Мои дозоры рыскали, как хорошие 
.лЯгавые, но ничего особенного замечено не бы.ю. Дой- 
дя до шоссе Сталуиенен-Впллунеп, я двинулся по не- 
му на север, лселая ]1ыйти к одному из бродов через 
Шпрвинту. Пройдя приблизительно с версту и не до- 
X дя до деревни Тарпу пенен, передовые дозоры оста- 
новились и донесли, что в деревне заметно много пе- 
мецкой пехоты и, не успев еще принять никакого ре- 
шения, я был уже обстрелян сильным ружейным и пу- 
леметным огпем. К счастью это случилось на высоте 
находившегося здесь леска. Пули щелкали и внзлсали, 
телеграфная проволока звенела, немецкий прицел был 
взят черезчур^ высоко. По команде "па-право — в 
.-.ее", полуэскадрон, как один всадник, перем&хпул че- 
рез довольно широкую придорожную канаву с высоким 
п;10тивоположным краем и очутился, без потерь, в 
спасительном лесу. Тут-то и показало себя учение 
мирного времени и тренировка, как лишаи'й, так и 
людей. Немцы обсыпали лесок огнем, каь- Г'"рохом, и 



пули П1,елкали о деревья и впзлсали над головами, но 
полуэскадрон, пробиваясь шагом через довольно гу- 
стой лес, чувствовал себя в безопасности и, выйдя на 
восточную опушку, лощинками спокойно направпл-ся 
ко второму броду, будучи еще раз обстрелян с боль- 
н:оП дистанции и без вреда. Мне стало теперь ясно, 
что )1епрнятельское сторожевое охранение по линии 
Биллу11ен-Зоданген-Тарпупепен-Бпльдервейген было 
выставлено, очевидно, уже после того, как. я ночью 
П])пшел эту линию. 

Солнце близилось уже к горизонту, когда полу- 
эскадрон, перейдя в брод Шпрвинту, вьипел на фоль- 
варк Бояры, где я предполагал остановпться на ноч- 
лег. Пройдя за день больше 80 верст, нужно бы.ю 
дать отдых лошадям и людям и подкрепиться горячей 
пищей. 

Выставив охранение, я приказал отпустить под- 
пруги и задать лошадям корм, а сам направился в дом 
арендатора, которого я неоднократно навещал, зани- 
маясь с уланами службой разведки и у котороп я 
всегда получал прекрасное молоко и отличный хлеб 
для своих улан. После многочисленных "охов" и 
'•ахов'", арендаторша в слезах сообщила, что ее муж 
уже два дня тому назад отправился на сборный пункт. 
1>11а распорядилась дать уланам молока и хлеба и 
и]1иготовнть ужин, извиняясь, что, кроме картофель- 
ного супа со свининой ничего больше дать не молсет. 
У меня лее от одного лишь представления с таком пре- 
красном улсине потекли слюнки и засосало под лол;еч- 
кой — голод не тетка. 

В ожидании столь прельщающего "телесного под- 
крепления", я сел писать донесение, но не успел на- 
писать и половины, как в дверях появился взводный 
Абрамов п доложил, что "немец" идет на фольварк, да 
)ж и с тыла. Каким-то странным показался мне «тот 
доклад, но, выбелсав во двор и подойдя к забору, я 
увидел, что действительно со стороны Вильковишек, 
ио проселку, шел прямиком па фольварк немецкий 
разъезд в 15 коней. Он шел шагом без дозорных, оче- 
видно предполагая, что здесь на границе ему бесспо- 
копться нечего. Но на войне известная осторожлость 
все л{е играет весьма важную роль. Пололеив часть 
.аодей в цепь под забором, я приказал не шевелиться, 
а остальным людям спрятаться за постройками. 

Фольварк был распололсен па небольшом холме и, 
с северной стороны, к нему примыкала непосредствен- 
но небольшая, по довольно глубокая лощина с торфя- 
ным болотом посередине, через которое, по проложен- 
]'ой гати, шла дорога. Разъезд уже подошел к краю 
лощины и на фоне неба ясно вырисовывались улан- 
ские шапки и пики с завернутыми флюгерами. Шиб- 
ко забилось корнетское сердце от одной только мысли 
;'ахватить весь разъезд живым. Но человек предпола- 
гает, а Бог располагает. Разъезд спустился в лощину, 
вышел на гать п улсе ясно было видно лицо ехавшего 
1;переди офицера. Как вдруг, из иод забора неолшдан- 
]10 грянул выстрел, а за ним посыпались ружейные 
]!ыстрелы. Один из моих улан, очевидно не 1!ыдерл;ал. 
хотя уверял потом, что выстрелил нечаянно, а стрел ь- 
б;1 заразительна. Офицерский конь взвился на дыбы 



II грохнулся вместе с всадником в торфлине Оо.ияо, 
■;а нпм еще несколько' всадников с лошадьми. 1'азъеуд 
смешался, падали люди и кони, на узкой дороге нель- 
зя было повернуть лошадей и только двум немецким 
уланам, очевидно ехавшим в хвосте, удалось повернуть 
и выскочить из лощины. Немедленно прекратив 
стрельбу, я бросился с людьми вниз к разъезду. Не- 
сколько немецких улан было убито, несколько ранено 
и только лейтенант и два улана были невредимы. Вы- 
тащив всех лошадей и людей из болота, мой фельдшер 
перевязал раненых и их улозкили на сеновал. Вете- 
ринарный фельдшер перепязал раненых лошадей, из 
которых двух пришлось к сожалению пристрелить. 
Оставив пленных под надзором своих улан, я пошел 
с немецким лейтенантом в дом, где металась испуган- 
ная хозяйка, не зная за что приняться. Наконец, 
успокоившись и видя, что никакой опасности нет, она 
принялась накрывать на стол. 

Из допроса выяснилось, что лейтенант Бэм, 8-го 
уланского прусского графа Дона полка из Сталуне- 
нена был послан с разъездом выяснить, где выгружа- 
ется русская гвардейская кавалерия. Он мне подроб- 
но рассказал п показал па карте путь своего разъез- 
да, и удивлялся, что по дороге нигде не встретил и 
даж.е не видал русских. Дойдя незамеченным до ст. 
Пильвишки, он видел там поезда, но не М'ог устано- 
вить, что там именно выгрузкалось. Так как местность 
там была ровная и открытая, он не мог подойти бли- 
з:;е к станции, но, что там выгрузкались какие-то вг|й- 
ска, он смог теоретически установить по равномерно- 
му двизкению эшелонов. 

Наконец хозяйка пригласила к столу, все еще из- 
виняясь за -столь скромный узкин. Она сообщила, что и 
уланам узке дап узкин, и что раненые и пленные нем- 
цы тозке кушают. Картофельный суп, сваренный на 
соленой свинпне, которой хозяйка, очевидно, не позка- 
лела, с брюквой и всевозможной зеленью, на литов- 
ский лад, оказался превосходным и, сдобренный еще 
гесколькпми рюмками водки, не оставил зкелать ни- 
чего лучшего и лейтенант Бзм, несмотря на свою 
неудачу, оказал обоим особую честь. Его удрученное 
настроение начало постепенно проходить и мирная 
приятельская беседа заставила забыть па время и 
войну, и другие заботы. 

Основательно подкрепившись, я решил еще ночью 
возвратиться в Вильковишки. Позвав Абрамова и 
осведомившись о состоянии конских и уланских зке- 
лудков, которые оказались в превосходном состоянии, 
я приказал похоронить убитых, а раненых немцев 
УЛОЖИТЬ на повозкп. Хозяйка очень сожалела, что не 



м.^тла дать больше ивух повозок, так как и ее лошади 
были узне рсквизироваян. 

Около 12 часов ночи, распростившись с хлебосоль- 
ной хозяйкой, не взявшей ни за фураж, ни за еду ни- 
какой платы, полуэскадрон шагом двинулся в на- 
правлении шоссе Верлсболово-Внльковишки. Ночь бы- 
ла очень темная и приходил-ось двигаться только 
шагом. 

Пройдя деревню Ольвита, мы увидели на шоссе 
всадников, оказавшихся головным разъездом 3-й ка- 
валерийской дивизии, двигавшейся на Верзкболово- 
Кибарты. Пропустив авангард и подождав подхода 
главных сил, во главе которых находился и начальник 
дивизии генерал Бельгард, я подошел к нему с рапор- 
том, представил пленного лейтенанта и доложил о сво- 
еГ: работе. Генерал расцеловал меня и поздравил с 
первой удачей. Он приказал отправить пленных на 
ст. Пильвишки и передать 1-й гвардейской кавале- 
рийской дивизии, которая там выгрузкалась, п'Олу- 
пскадрону же дал день отдыха. 

Пленный лейтенант приглашен был в наше собра- 
ние и оставлен ночевать в отдельной комнате, он дал 
01)1ицерское слово не делать попытки к бегству. 

Переночевав в Вильковпшках, я утро'м 21-го июля, 
оставив полуэскадрон отдыхать в казармах, отправил- 
ся с небольшим разъездом для сопровождения плен- 
ных на ст. Пильвишки. Подходя к станции, я увидел 
там действительно большое двизкение, выгружался 
Л.-гв. Кирасирский Его Величества нолк. Выгрузнв- 
ц'леся оскадроны толпились вокруг своих походных 
кухонь, а в садике, около станции, было организовано 
офицерское собрание, где завтракали офпцеры. О 
прибытием пленных, все повскакали со своих мест, 
забыв на время завтрак и с любопытством осматри- 
вали их. Передав пленных штабу полка, кирасиры 
пригласили меня и пленного лейтенанта к завтраку, 
во время которого мне пришлось делиться своими впе- 
чатлениями о первом дне войны. Я подробно рассказал 
о событиях минувшего дня. Хлебосольству кирасир 
1'е было границ. Накормив пленных, их отправили с 
УХОДНВШИ.М пустым эталоном в Вильно. Я зке, побла- 
годарив кирасир за радушный прием, отправился 
обратно в Вильковишки. 

Судьбе было угодно, чтобы я еще раз встретился 
с лейтенантом Бэм. В 1918 году, возвращаясь из Фин- 
лмндии домой, в Юрьеве я встретил его, возвращаю- 
щимся из русского плена в Германию. Но об этом в 
другой раз. 

П. С. Бассеи-Шпиллгр. 



— 9 



Оренбургский Неплюевский Кадетский Корпус 



(1825—1960) 




Настоящий труд представля- 
ет из себя сводку воспомина- 
ний бывших питомцев корпу- 
са, а именно: Лобысевича, По- 
кронского, Зродловс'кого. Плот- 
никова, Еранешникова, Еленев- 
ского и Митрясова, которым 
приношу свою искреннюю бла- 
годарность. 

Рисунок жетона корпуса и 
часть сведений о корпусе полу- 
чены мной от Бориса Дмитри- 
енича Приходкина. 



Первоначальная мысль об учреждении в Оренбур- 
ге кадетского корпуса принадлежит Императору Алек- 
сандру 1-му н относится к лучшим временам его цар- 
стБОванпя, времени многих полезных реформ. 

Еще в 1801 году Государь выразпл, в рескрипте 
Оренбургскому губернатору Бахметьеву, желание 
иметь в Оренбурге Дворянское Военное Учи.чище. Но 
еще в 17-14 году Наместник п устроитель Оренбург- 
ского края, построивший до 70 укреплений по Уралу, 
Сак-маре, Мпасу и Тоболу (1693-1779 г.), тайный 
советник Иван Иванович Неплюев собирал пожертво- 
вания для основания в Оренбурге училища. 

Жертвовали главным образом киргизы, полагав- 
шие денелшымп жертвами откупиться от отдачи своих 
сыновей в такое училище па воспитание, влекущее, 
как они думали, переход в православие. 

После Неплюева с 1759 до 1800 г. дело ото оста- 
валось без движения п только в этом году военный 
1убернатор князь Волконский принялся осуществлять 
;|';еланпе Государя. Но п ему не удалось образовать 
училище и сияза'П) о ним, как он предполагал, имя 
Неплюепа. Во всяком случае он значительно подвинул 
дело, открыв вновь подписку, которая дала 152.000 
рублей и получив от родственников Неплюева 21.000 
рублей. 

В 1824 г